12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Зачем Путин отпустил Ходорковского

Прошел год с момента освобождения Михаила Ходорковского. Но никто до сих пор не смог ответить на решающий вопрос: почему Путин отпустил своего заклятого врага? Разговоры с участниками тех событий позволили реконструировать шедевр германской тайной дипломатии и догадаться о мотивах хозяина Кремля: Путин надеялся улучшить имидж России и прежде всего ее отношения с Германией.

Только после того как Cessna с самым известным узником на борту покинула российское воздушное пространство, Антон Дрель вздохнул с облегчением. Адвокат все время смотрел на экран своего смартфона — специальное приложение позволяло отслеживать маршрут самолета, который должен был доставить Михаила Ходорковского в Германию после 10 лет заключения в России. 20 декабря 2013 года в берлинском аэропорту «Шенефельд» Ходорковского вместе с Антоном Дрелем ждали экс-министр иностранных дел Германии Ганс-Дитрих Геншер и эксперт по России Александр Рар.

Это был последний акт секретной дипломатической операции, длившейся 2,5 года, — именно столько времени продолжалась борьба этих троих за освобождение бывшего нефтяного магната. О ней не знали ни жена Ходорковского Инна, ни его смертельно больная мать, ни отец. Даже его московские адвокаты не были посвящены.

Теперь, в эти последние часы, нервы снова были напряжены. Дрель боялся решимости кремлевских ястребов, которые предпочли бы навсегда оставить Ходорковского за решеткой, ведь уничтожение ЮКОСа позволило им обогатиться. Адвокат ждал от них всего, вплоть до  покушения во время трехчасовой поездки из исправительной колонии №7 в Сегеже до аэропорта Петрозаводска или попытки помешать самолету покинуть воздушное пространство РФ. Но ничего подобного не случилось.  

Первая встреча Геншера с Антоном Дрелем, Александром Раром и еще одной защитницей Ходорковского состоялась 17 мая 2011 года в Берлине. «Подключить» бывшего министра иностранных дел и вице-канцлера Германии предложила директор Музея Берлинской стены Александра Хильдебрандт. Геншер пользовался в Кремле большим уважением, поскольку, будучи приверженцем курса на разрядку, призывал относиться к Москве с пониманием.  

До этого замолвить словечко за Ходорковского безуспешно пытался бывший премьер-министр Канады Жан Кретьен. В июле 2004 года он смог встретиться с Путиным, но так и не получил ответа на свои предложения по решению вопроса с Ходорковским. Бывший президент Франции Жак Ширак поднимал эту тему в разговоре с Путиным на праздновании  дня рождения последнего в Кремле 7 октября 2007 года. Однако тогда на помощь к Путину подоспел бывший канцлер Германии Герхард Шредер, также присутствовавший среди гостей, — он сделал Шираку внушение: такие вопросы на днях рождениях не обсуждают, а Ходорковский грабил Россию.

Свои посреднические попытки Геншер тщательно согласовывал с Ангелой Меркель, которая  в разговорах с Путиным тоже вступалась за Ходорковского. Меркель же договорилась и о первой встрече Геншера с Путиным, который на тот момент был уже не президентом, а премьер-министром. 5 октября 2011 года Путин принял Геншера в своей правительственной резиденции на берегу Москвы-реки. 1 июля 2012 года они встретились снова — на этот раз в аэропорту Тегель, во время блицвизита Путина в Берлин.  

Однако с возвращением Путина в Кремль, которое было омрачено массовыми демонстрациями и обвинениями в подтасовках на выборах, германо-российские отношения ухудшились. В ноябре 2012 года бундестаг принял резолюцию, осуждавшую репрессивную внутреннюю политику Путина. Российский президент и немецкий канцлер спорили о задержании участниц панк-группы Pussy Riot. Кроме того, Путин все жестче обращался с лидерами оппозиции. В Москве готовили третий процесс против Ходорковского, в рамках которого бывшего олигарха могли обвинить в убийствах и насильственных преступлениях. Поэтому осенью 2013 года адвокаты Ходорковского перестали надеяться на скорое освобождение.

Поворотным моментом стало тяжелое онкологическое заболевание матери Ходорковского. У нее есть всего год, сообщили берлинские врачи его адвокатам. Геншер решил воспользоваться этой последней возможностью: вместе с Антоном Дрелем он написал письмо Путину. Адвокат специально для этого прилетел из Лондона в Бонн, где Геншер лежал в больнице. Оба они считали, что их телефоны прослушивают, и потому важные моменты обсуждали только при личной встрече.

В письме говорилось о матери Ходорковского: «К сожалению, прогноз оставляет мало надежды, что она доживет до конца официального срока заключения своего сына». Таким образом, Геншер дал Путину как повод освободить олиграха из соображений гуманности, так  и дополнительный стимул:  «Еще есть шанс, что освобождение Ходорковского по времени совпадет с зимними Олимпийскими играми в Сочи или даже предварит их. Преимущества такого поворота неоценимы».  

Зимняя Олимпиада была любимым детищем Путина. Он инвестировал в данный проект свыше 30 млрд евро, чтобы представить миру современную Россию. На тот момент все уже понимали, что Олимпийские игры  могут быть омрачены кризисом на Украине, но Путин все еще надеялся на приезд глав западных государств и правительств. «Думаю, они воспользовались этим узким временным окном. Уже в феврале после Игр я бы не смог выйти на свободу», — говорит Ходорковский сегодня.

В письме Геншера также оговорены условия, по всей видимости, «нащупанные» им во время двух своих встреч с Путиным. В частности, там есть такая фраза: «Как я говорил при нашей последней встрече, господин Ходорковский готов сразу же покинуть Россию. Само собой разумеется, что в таком случае он воздержится от участия в политике и примет нынешние реалии в части своих прежних активов».

Ходорковский тоже написал письмо Путину, в котором просил об освобождении с очень похожими формулировками. Какие слова он для этого подобрал, пока остается его и Путина тайной. Таким образом, Ходорковский смог просить об освобождении, сославшись на болезнь матери, но не признавая вины. И Путин смог, сохранив лицо, выполнить эту просьбу.

Сегодня Ходорковский по-прежнему заявляет, что не станет бороться за возвращение конфискованных у него активов ЮКОСа. А вот обещание воздержаться от политической деятельности в его интерпретации распространялось только на период до августа 2014 года, когда Ходорковский в любом случае должен был выйти на свободу.

В Кремле раздражение вызвало прежде всего выступление Ходорковского на Майдане в марте 2014 года. Тем самым бывший олигарх уже тогда дал понять: ролью скромного эмигранта он довольствоваться не будет.

Однако Кремль хочет во что бы то ни стало помешать возвращению бывшего нефтяного магната в российскую политику. Убедиться в этом можно было в начале декабря во время организованной его сторонниками видеоконференции «Выборы — бойкот или участие?» в Санкт-Петербурге. Ходорковский должен был выступить в режиме реального времени. Однако власти воспользовались своими обычными приемами: сначала полицейские обыскали технический персонал, у которого якобы были наркотики, потом завыли сирены и  отель  остался без электричества. «Дорогие друзья, режим сам не уйдет», — заявил Ходорковский. Вскоре после этого экран погас.

Перевод: Владимир Широков

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK