19 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Завалить слона

Особенность нынешней предвыборной кампании в США – высокий антирейтинг кандидатов. Избирателям особо не нравятся ни Трамп, ни Клинтон. Однако непредсказуемого Трампа больше, чем несимпатичную многим гражданам Клинтон, опасается политическая элита. Даже в его родной республиканской партии.

На минувшей неделе окончательно определились фавориты в борьбе за пост президента США. Но для Дональда Трампа и Хиллари Клинтон дальнейшая предвыборная кампания обещает быть нелегкой – рейтинги доверия населения к кандидатам как никогда низки.

«Партию уже не спасти, но страну – еще можно»

14 июня в федеральном округе Колумбия, на территории которого расположена столица США, прошли последние праймериз (первичные выборы) Демократической партии. Республиканцы поставили точку в истории с праймериз еще 7 июня. В конце июля обе партии на съездах утвердят итоговые кандидатуры на пост президента.

Если с кандидатом от демократов все было более-менее очевидно еще до начала праймериз (речь идет о бывшем госсекретаре и супруге 42‑го президента США Хиллари Клинтон), то результаты внутрипартийного сбора в лагере Республиканской партии стали настоящим шоком, причем не только для американских граждан. После того как 4 мая в родном Огайо о своем выходе из президентской гонки объявил Джон Кейсик, миллиардер Дональд Трамп фактически превратился в единственного кандидата на высший государственный пост от Республиканской партии.

Когда Трамп год назад объявил о выдвижении на пост президента, выступив с помпезной речью в принадлежащем ему небоскребе Tramp Tower в Нью-Йорке, большинство политологов говорили, что бизнесмен пытается использовать выборы в маркетинговых целях. В соцсетях активно потешались над миллиардером, высмеивали его прическу, карикатурный образ, его манеру бахвалиться («Единственное различие между мной и прочими кандидатами заключается в том, что я честнее, а мои женщины красивее»). От шуток не удержался даже аппарат Демократической партии. «Он привносит столь необходимую серьезность, которой так не хватало Республиканской партии», – с улыбкой прокомментировала выдвижение бизнесмена пресс-секретарь демократов Холли Шульман.

Однако по мере того как рейтинги Трампа росли, улыбок становилось все меньше. К декабрю 2015‑го, когда всем стало очевидно, что Трамп – лидер избирательного списка республиканцев по симпатиям аудитории, против него была развернута активная антикампания. Образ невежественного клоуна, каким миллиардер подавался в американской либеральной прессе и соцсетях в начале предвыборной гонки, к началу 2016 года приобрел отчетливо сатанинские черты.

«Трамп поднимает те вопросы, которые волнуют республиканский электорат, но замалчиваются партийной элитой из-за их политической неудобности, например, вопрос о латиноамериканских мигрантах. Этим он и привлекает избирателей», – говорит Валерий Гарбузов.

Впрочем, риторика Трампа эволюционирует, считает доцент кафедры международных проблем МГИМО, программный директор Валдайского клуба Андрей Сушенцов. «Использовав эти лозунги для привлечения внимания к себе на ранней стадии, сейчас Трамп начинает высказываться все более умеренно, стараясь завоевать доверие более широкой аудитории», – говорит эксперт. Показательно, что многие политики, представлявшие интересы той же латиноамериканской диаспоры, начинают поддерживать Трампа. Среди них его бывшие конкуренты Марко Рубио и Тед Круз.

Однако до полного внутрипартийного примирения республиканцам пока далеко. Ярыми критиками Дональда Трампа остаются влиятельные партийные функционеры – клан Бушей, сенатор от Аризоны Джон Маккейн, кандидат от республиканцев на выборах 2012 года Митт Ромни и вице-спикер палаты представителей конгресса США Пол Райан. Впрочем, и раскол, который республиканцам предрекали аналитики по ходу праймериз, не случился.

«Есть крупные разногласия, и думаю, что в партии останутся люди, которые до конца будут выступать против Трампа, – считает Андрей Сушенцов, – но это не значит, что партия распадется. Уже сейчас мы видим, что большая часть его оппонентов меняет свою позицию и готова к нему примкнуть ради возможных должностей в его администрации или просто чтобы солидаризироваться для победы на выборах». «К июльскому партийному съезду республиканцам придется выработать общую позицию. Да, переговоры между партийной верхушкой и Трампом будут тяжелыми, но ничто не говорит о том, что их успешный исход недостижим», – полагает Валерий Гарбузов.

Тем не менее кризис в Республиканской партии налицо. Сейчас республиканцам нужен не просто лидер, но реформатор, который мог бы привлечь к ней новый электорат. Трамп, по мнению специалиста, таким человеком не является. «У него есть качества, которые позволяют ему побеждать, – считает Гарбузов, – но большой вопрос, есть ли у него качества, которые помогут ему стать серьезным государственным деятелем». А реформы республиканцам необходимы. Если они не решат проблему тающего электората, то посадить своего кандидата в Белый дом в обозримом будущем они не смогут.

Тучи социализма над Америкой

На кокусах 5 июня в Пуэрто-Рико Хиллари Клинтон наконец набрала заветные 2383 голоса партийных делегатов, которые позволят ей автоматически выдвинуться от партии в президенты. Она официально заявила о победе на внутрипартийных выборах и отказалась от всех публичных дебатов со своим соперником Берни Сандерсом, решив сосредоточиться на борьбе с Дональдом Трампом.

Сандерс, однако, по-прежнему остается для Клинтон серьезной проблемой. Дело в том, что гигантский перевес по голосам делегатов (2790 за Клинтон, 1880 за Сандерса к 15 июля, по данным New York Times, бывшему госсекретарю обеспечивает 571 голос так называемых суперделегатов. Это партийная верхушка демократов, действующие конгрессмены, губернаторы, председатели Демократического национального комитета, которые на партийном съезде могут отдать голоса любому кандидату вне зависимости от мнения избирателей.

«Институт суперделегатов был демократами придуман неспроста, – рассказывает Валерий Гарбузов.  – В 1972 году кандидатом от демократов на выборах был сенатор Макговерн. Он был гораздо левее Сандерса, предлагал национализацию, конфискацию собственности и в итоге с огромным отрывом проиграл Ричарду Никсону (17 голосов против 521). Чтобы избежать повторения этой истории, демократы изобрели институт суперделегатов для отсеивания нежелательных кандидатов, идеология которых не соответствует общей линии партии».

Однако помощь партийных элит может серьезно подорвать позиции Клинтон в финальном противостоянии с Трампом. Радикальная часть электората Сандерса возмущена безграничной поддержкой, которую оказывает Клинтон партийный аппарат. К примеру, в апреле в Лос-Анджелесе сторонники Берни закидали кортеж Хиллари однодолларовыми купюрами, протестуя против крупных финансовых вливаний в ее избирательную кампанию.

Фото: Shutterstock

Дополнительный раздор вносит тот факт, что электорат Сандерса более левый, нежели у Клинтон. Он выступает за повышение налогов для богатых, повышение за их счет минимальной зарплаты, введение бесплатного обучения в государственных колледжах и всеобщее медицинское страхование за государственный счет, а также за значительное сокращение оборонного бюджета. Сам Берни вступил в Демократическую партию относительно недавно, в 2006 году, до этого он был ее последовательным критиком. Остается им он и сейчас. «По сути, демократическая платформа представляет собой следующее утверждение: «Да, мы плохие, но республиканцы хуже, голосуйте за нас», – рассказывал Сандерс изданию Politico в 2013 году.

На этих противоречиях и пытается играть Дональд Трамп, который в ходе праймериз сначала призвал Сандерса стать независимым кандидатом, а сейчас агитирует сторонников Берни голосовать за себя. Но и без призывов миллиардера часть электората Сандерса собирается бойкотировать выборы в случае его выхода из гонки, что ударит по позициям Клинтон.

Взгляды сторонников Берни – одна из причин, почему бывшая госсекретарь начинает терять позиции в очном противостоянии с Дональдом Трампом. Если в конце 2015 года опросы общественного мнения давали Клинтон явное преимущество в этой борьбе (по ходу кампании оно достигало 15%), то сейчас по целому ряду опросов отрыв сократился до минимума – 1,5–2%, согласно Real Clean Politics и Politico. В отдельных случаях Трамп даже опережает свою соперницу.

«Хиллари занервничала, это заметно по ее последним шагам», – отмечает завсектором Института государства и права Вильям Смирнов. «Она начала допускать ошибки. Например, досрочно объявив о победе над Сандерсом, она настроила против себя его электорат, и так ее не жалующий. Кроме того, она ступила на очень хрупкий лед – начала словесную перепалку с Трампом, обвинив его в мошенничестве и во лжи. Учитывая, что Хиллари старается подавать себя как респектабельного кандидата, который не опускается до мелких склок, а Трамп не раз и не два проявил себя мастером подобных словесных баталий, трудно расценивать этот ход иначе как ошибку», – считает Смирнов.

Тем не менее Хиллари Клинтон по-прежнему обладает мощными ресурсами, которые могут помочь ей выиграть. «Главная ее задача – сплотить вокруг себя демократический электорат, – говорит Валерий Гарбузов. – Хотя потенциально электорат демократов больше, чем республиканский, он не любит ходить на выборы, не любит регистрироваться, стоять в очередях, не любит всю эту политическую возню. Нужно вернуть доверие сторонников Сандерса, договорившись с ними об определенных уступках».

Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

На перепутье

Особенность нынешней предвыборной кампании – высокий антирейтинг кандидатов. По данным Real Clean Politics, преобладание тех, кто не доверяет кандидатам в президенты, над теми, кто доверяет, в случае с Клинтон составляет 35%, в случае с Трампом – 19%. Низкая электоральная привлекательность кандидатов в президенты от основных политических сил логично привела к росту популярности маленьких американских партий. Так, по данным Politico, рейтинг Либертарианской партии США, номинально третьей по численности партии страны, вырос до 8%, что является для нее рекордом. Предвыборный штаб Гэри Джонсона, кандидата от либертарианцев, празднует успех – еще никогда представители партии не оказывались в центре внимания СМИ: только за последнюю неделю мая федеральные американские издания направили в партию 40 запросов на интервью. Надежды выиграть у либертарианцев все равно нет, но вот испортить жизнь республиканцам они могут – ведь на выборах голосующие за Джонсона будут отбирать голоса у Трампа, как представители правой части политических сил страны. Учитывая, что у демократов есть свои ренегаты – сторонники Сандерса, налицо некая тенденция.

«То, что мы видим на этих выборах, – это попытка американской политической модели адаптироваться к своей меняющейся роли в международных отношениях и к новым явлениям, которые связаны с их экономикой», – считает Андрей Сушенцов. США больше не растут теми темпами, которыми они росли во второй половине ХХ века. США очень некомфортно чувствуют себя в многополярном мире. «Они постепенно теряют свое экономическое влияние, что заставляет их пересматривать определенные, в том числе и внутриполитические, установки», – говорит Сушенцов.

«Трамп, конечно, сгущает краски, заявляя о тяжелом кризисе США, но его слова соотносятся с мироощущением среднего класса, у многих его представителей нет той свободы в расходах, которая была еще лет десять назад. И они откликаются на эти слова Трампа. Если бы не это, то программа Клинтон была бы гораздо более популярной», – подчеркивает Сушенцов.

Нынешняя американская предвыборная гонка – это кризис избирательных платформ и кризис политической дискуссии по поводу того, каким должен быть ответ США на новые вызовы. «Не стоит ожидать, что в этом году все вопросы найдут решение. Скорее всего, по меньшей мере еще один избирательный цикл принесет нам немало политических сюрпризов», – прогнозирует Валерий Гарбузов.

Изображение кликабельно

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK