24 июня 2024
USD 87.96 +2.54 EUR 94.26 +2.81
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Цена вопроса: каким будет результат вводимых против России санкций
НАТО Операция по демилитаризации Украины Политика Россия Украина

Цена вопроса: каким будет результат вводимых против России санкций

Начало операции по демилитаризации Украины ставит вопросы о краткосрочных и долгосрочных последствиях решения российских властей. О них можно рассуждать в нескольких измерениях: будущее европейского порядка, баланс сил в Европе, будущее украинского государства, экономические и внутриполитические издержки войны для России.

БТР 82А с российским флагом в Армянске

Российская техника, участвующая в операции на Украине, помечена буквой Z

©Константин Михальчевский/РИА Новости

Демилитаризацию Украины следует рассматривать в контексте попытки Москвы пересмотреть европейский порядок в области безопасности, сложившийся после холодной войны. Его трансформация не без оснований вызывала в России растущую тревогу начиная с середины 1990-х. Ключевая проблема – расширение НАТО на Восток. Если вхождение в блок бывших членов ОВД и стран Балтии Москва со скрипом признала, находясь не в лучшей экономической и военной форме, то перспектива членства Украины и других постсоветских стран Россией воспринималась уже как красная линия.

Крепость на прочность

Масла в огонь добавила серия цветных революций, которые в Москве считали в той или иной степени инспирированными США и Западом. Они воспринимались как своего рода жульнический трюк, направлявший «свободный выбор альянсов» в нужное русло. Внутриполитические события на Украине в 2014 году привели к первым жестким действиям Москвы – возвращению Крыма и последующей поддержке сепаратистов на Донбассе. При этом Россия не без оснований апеллировала к вмешательству НАТО в события в Югославии, признанию Косова и другим неоднозначным событиям в постбиполярной Европе. Неизбежной реакцией на события 2014-го стало резкое ускорение дрейфа Киева в сторону Запада. Сложилась новая, относительно стабильная структура отношений. Запад ввел санкции, но они были терпимы для России. Украина подписала Минские соглашения, но при этом саботировала их выполнение при молчаливом согласии Вашингтона и Брюсселя.

По всей видимости, в определенный момент эту структуру в Москве стали считать порочной. Она позволяла с течением времени если и не интегрировать Украину в НАТО, то, по крайней мере, модернизировать ее вооруженные силы, а также постепенно укрепить ее государственность. Сама по себе эта точка зрения была небесспорной. Строго говоря, у России было достаточно средств сдерживания и НАТО, и тем более Украины. Однако в Кремле, по всей видимости, решили действовать на опережение.

Какую роль играет Берлин в разыгрываемом вокруг Украины спектакле

Обострению ситуации предшествовал дипломатический марафон, связанный с российскими требованиями по безопасности в Европе. Главным можно считать предоставление юридических гарантий нерасширения НАТО. Параллельно Москва концентрировала на границах с Украиной значительную военную группировку. В Америке и НАТО отнеслись к российским требованиям внимательно, ответив, что готовы к диалогу по некоторым вопросам, но отвергнув принципиальные для Москвы пункты. Череда визитов в Россию первых лиц крупных европейских стран, включая Великобританию, Францию и Германию, результатов не дали. Попытка перезапустить «нормандский формат» провалилась. Киев дал понять, что прогресса в выполнении Минских соглашений не будет. Даже после официального признания Москвой ЛДНР многие продолжали сомневаться в реальности демилитаризации Украины. Все сомнения развеял четверг 24 февраля.

Можно предположить, что одна из целей военной операции – принудить Запад к дальнейшему диалогу и уступкам российским требованиям. Однако нет никаких признаков того, что Запад на такой диалог и тем более уступки пойдет. Наоборот, позиция США и НАТО станет значительно более жесткой. Европейский порядок будет формироваться не соглашениями, а конкретными действиями. С российской стороны – в виде вполне вероятного переформатирования украинского государства. С западной – максимальной блокадой и сдерживанием России. В Европе формируется асимметричная биполярность, основанная на бескомпромиссной военно-политической конфронтации России и НАТО.

Президент США Джо Байден

24 февраля президент США Джо Байден объявил, что страны G7 введут против России "разрушительные" санкции

EPA-EFE/Vostock Photo

С точки зрения баланса сил асимметричная биполярность будет характеризоваться явным неравенством потенциалов противников. Оборонные расходы стран НАТО значительно вырастут на фоне противодействия Москве. Демилитаризация Украины вдохнет свежие силы в старые идеи о повышении расходов на модернизацию и закупку вооружений, а также на оборону в целом. Разрыв между Россией и НАТО по данному показателю и так исчисляется сотнями процентов. В будущем он станет еще сильнее. Дисбаланс будет определяться и растущим разрывом экономических потенциалов.

Биполярное расстройство

Нет сомнений, что Запад введет в отношении России жесткие санкции (первый шаг на этом направлении был сделан уже 24 февраля). Речь пойдет о блокировании крупных банков, поэтапном вытеснении с европейского и мирового рынков российской нефти, газа, угля, металлов и других сырьевых продуктов. У каждого из них своя специфика. Санкции по ним будут калиброваться с целью избежать локальных шоков на рынке. Но нет сомнений в том, что Запад будет любой ценой, настойчиво и упорно искать другие источники сырья, перестраивать под них свою экономику, невзирая на экономические потери. Можно ожидать и значительных ограничений на поставки промышленных и технологичных товаров. С учетом все еще большой зависимости России от импорта такие действия затормозят рост и еще больше увеличат экономический дисбаланс. Нет сомнений в том, что российская экономика будет приспосабливаться, пытаясь найти новые рынки сбыта и поставщиков, прежде всего в Китае. Но ущерб для российского хозяйства в любом случае будет продолжительным и значительным.

В долгосрочной перспективе экономический разрыв может стать фактором отставания технологического уровня российских вооруженных сил. Однако в ближайшие годы и даже десятилетия российского потенциала будет достаточно, чтобы удерживать НАТО от прямого военного вмешательства. Даже если не брать в расчет стратегические ядерные силы, применение обычных вооружений и тактического ядерного оружия чревато неприемлемым ущербом для альянса в случае столкновения. Впрочем, это не значит, что войны России и НАТО не может быть по определению. К ней могут привести инциденты, серия просчетов или случайностей. НАТО в любом случае будет наращивать свои потенциалы в Восточной Европе, в том числе и прежде всего вблизи государственных границ России.

Что касается будущего Украины, то здесь, судя по всему, российской стороной планируется силовая смена политического режима. Пока неясно, в каких границах возникнет новое государство и будет ли оно суверенным в принципе. Можно ожидать появления украинского правительства в изгнании. Подконтрольные Москве территории будут находиться под торговой и экономической блокадой Запада, сходной с блокадой Крыма, а также ЛДНР. Непонятно, как долго продлится сопротивление Украины российской армии.​ Скорее всего, сломить сопротивление ВСУ получится достаточно быстро. Но деятельность подполья и партизанская борьба могут стать долгосрочными. В любом случае длительность военной фазы мало повлияет на жесткость санкций в отношении России. Они будут значительными при любой длительности операции. Москве придется провести серьезную работу по перестройке украинской экономики на новые рельсы в условиях торговой блокады. Это потребует колоссальных вливаний, которые в той или иной степени будут обесцениваться коррупцией на местах.

Экономические последствия войны для России в среднесрочной и долгосрочной перспективе будут существенными. Можно ожидать обвала курса рубля, инфляции, роста цен из-за удорожания импорта и ужесточения экспортного контроля. Если политика по вытеснению российских сырьевых товаров будет успешной, то это скажется на доходах бюджета. Опыт санкций против Ирана показывает, что США могут навязать свои режимы санкций не только союзникам, которые и так планируют их вводить, но и нейтрально настроенным в отношении России юрисдикциям. Сокращение ресурсной базы будет сопровождаться ростом оборонных расходов из-за ускорения гонки вооружений с Западом, а также необходимостью ресурсного обеспечения украинских территорий. Совокупность экономических факторов скажется на качестве жизни и доходах российских граждан. В теории падение благосостояния россиян может обострить внутриполитические проблемы. На практике такое развитие событий вряд ли произойдет в краткосрочной перспективе с учетом значительных резервов и отложенных эффектов от санкций. Однако в среднесрочной перспективе не исключен вариант накопления протеста и его стихийного выхода под влиянием того или иного триггера. Зависимость внутриполитической стабильности от ресурсной базы будет нелинейной и труднопрогнозируемой. В стратегических расчетах Запада внутренний протест будет важной переменной.

Демилитаризация Украины открывает новую страницу в истории международных отношений, а также формирует иную повседневную реальность. Для одних изменения произойдут здесь и сейчас, для других они отложатся на месяцы и годы вперед. Но затронут они широкий круг людей как в России, так и за ее пределами.

Автор – программный директор Российского совета по международным делам

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль