Наверх
12 июля 2019
USD EUR
Погода

Как после Второй мировой войны сложилась карьера танка Т-34

Т-34 на улицах Будапешта во время подавления Венгерского восстания, 1956 год

©Erich Lessing/AKG-Images/Vostock Photo

Выход на экраны фильма «Т‑34», совпавший по времени с передачей Лаосом России партии одноименных танков, не мог не пробудить интерес к истории этой машины. Танк, остающийся в строю спустя 80 лет после его разработки, безусловно, заслуживает того, чтобы о нем говорили.

2 сентября 1945 года подписанием акта о капитуляции Японии завершилась Вторая мировая война. Одним из ее главных «железных» героев стал советский средний танк Т‑34. Машина, прошедшая всю войну с первого до последнего дня, от западной советской границы до Москвы и Сталинграда и обратно – до Берлина, была признана самым эффективным танком этой войны.

Вторая мировая, безусловно, стала звездным часом Т‑34, но, как оказалось, это было лишь началом истории. В 2019 году советский танк остается единственной машиной того периода, которая еще применяется по прямому назначению. В послевоенной истории самого знаменитого советского танка разбирался «Профиль».

Танк и бомба

16 июля 1945 года в США прошло первое ядерное испытание, а 6 и 9 августа того же года ядерные боеприпасы были сброшены на Хиросиму и Нагасаки. К этому моменту Советский Союз уже включился в ядерную гонку, вскоре повлекшую очередную революцию в военном деле.

Некоторые специалисты полагали, что ядерная бомба обессмыслит бронетехнику, однако этого не произошло – боевые машины, особенно танки, напротив, оказались самыми «выносливыми» изделиями, способными перенести обжигающую вспышку, защитить экипаж от проникающей радиации, выжить под молотом ударной волны и, наконец, действовать на загрязненной радиоактивными осадками местности. Танки менялись, в том числе и с учетом прогресса «классического» оружия. Мощная броня лучше защищала в том числе и от радиации, улучшившаяся герметизация, необходимая для преодоления водных преград, оказалась очень к месту для защиты от опасных осадков, возросшая защищенность машин-конкурентов потребовала мощных пушек… Новые модели появлялись почти каждый год, и казалось, что для Т‑34, первый вариант которого вышел на испытания еще в 1940‑м, уже нет места в этой гонке.

Реальность оказалась сложнее.Во‑первых, ядерная гонка и начавшаяся следом органически связанная с ней ракетная требовали слишком много сил и средств, чтобы позволить «вот так сразу» перейти на новое поколение танков.

Во‑вторых, и само это поколение рождалось довольно тяжело. Эксперименты с «промежуточными» решениями заняли не один год что в развитии линейки Т‑44/54 в СССР, что в США, последовательно сменивших несколько серийных танков – М‑26, М‑46, 47, 48…

«Стабильность» была достигнута только к концу 1950‑х, когда в Советском Союзе прочно освоился на конвейере танк Т‑55, ставший настоящим «солдатом атомной эры», а в Америке был создан М‑60. Все это время танки «военного» поколения продолжали оставаться в строю – Т‑34–85 в СССР и «Шерман» в Соединенных Штатах, – неохотно и не спеша уступая место более новым собратьям.

Первым послевоенным конфликтом для Т‑34 стала гражданская война в Китае, победителями в которой стали поддержанные Москвой коммунисты. Логичным развитием этого конфликта стала война в Корее, где Т‑34 подтвердили реноме эффективной боевой машины, способной драться и с одноклассниками «Шерманами», и с более тяжелыми и лучше бронированными «Першингами».

Боевая эффективность, однако, была не единственным преимуществом танка. Простота конструкции, тянувшая за собой простоту эксплуатации и ремонта, оказалась востребованной в армиях, укомплектованных вчерашними корейскими и китайскими крестьянами, точно так же, как в СССР во время Великой Отечественной.

В итоге советские машины составили основу бронетанковых сил и Народно-освободительной армии Китая (НОАК), и Корейской народной армии (КНА), задержавшись и там, и там достаточно надолго: в Северной Корее – и до сих пор.

В Европе, где Восточный и Западный блоки готовились к новой мировой войне, простые по конструкции и легкие в освоении машины тоже были востребованы: после завершения выпуска Т‑34–85 у себя Советский Союз передал лицензии и технологии, необходимые для производства этих танков, Чехословакии и Польше.

Переданные Лаосом Т-34 в России будут принимать участие в парадах, приуроченных к Дню Победы, и использоваться во время съемок исторических фильмов

Кирилл Кухмарь/ТАСС

Дорога войн

Этим машинам была уготована интересная судьба – с середины 1950‑х, когда армии союзников СССР в Восточной Европе уже начали получать танки Т‑54, «тридцатьчетверки» чехословацкого производства пошли на экспорт в самые разные уголки планеты – от Финляндии до Вьетнама.

Первым боем для этих танков стал Суэцкий кризис 1956 года: Египет получил из ЧССР более 800 машин – и до войны, и после, для возмещения потерь. Танки этого типа оставались в составе египетской армии несколько десятилетий, в конце службы активно модернизируясь в вариант истребителя танков Т‑100 со 100‑миллиметровой пушкой БС‑3 или САУ Т‑122 со 122‑миллиметровой гаубицей Д‑30.

В том же году «тридцатьчетверки» в последний раз вступили в бой в составе Вооруженных сил СССР – во время подавления Венгерского восстания. Окончательно Т‑34 уйдут из советских строевых частей «в запас» и в учебки уже в конце 1960‑х.

В 1961 году Т‑34 кубинской армии как советского, так и чехословацкого производства примут участие в отражении высадки в заливе Свиней. Ставшие первыми танками социалистической Кубы, эти машины тоже до сих пор остаются в строю как в оригинальном виде, так и во множестве трансформаций.

1962 год станет дебютным для Т‑34–85 в Йемене – ранее поставленные в эту страну машины чешского производства будут участвовать в военном перевороте во главе с полковником Абдаллой ас-Салялем. Многие из тех машин сегодня принимают участие в очередной гражданской войне в этой стране.

Наиболее «долгоиграющим» конфликтом 1960–1970‑х стала война во Вьетнаме. Впервые появившиеся в войсках социалистического Вьетнама в конце 1950‑х Т‑34–85 (как чехословацкого производства, так и советского – в основном из состава НОАК) использовались в основном «на вторых ролях», не столкнувшись с американскими танками. Тогда же эти машины впервые появились в Лаосе, действуя на стороне отрядов Патет Лао во время гражданской войны в этой стране. Позднее Народная армия Лаоса получит несколько десятков Т‑34 чехословацкого производства и будет использовать их, поддерживая в отличном состоянии, до наших дней.

На Ближнем Востоке ни египетские, ни сирийские Т‑34 не блеснули – качество подготовки израильских войск оказалось выше, и в итоге и Шестидневная война 1967 года, и Война Судного дня 1973‑го закончились появлением большого количества трофейных танков, включая Т‑34 и его модификации, у Израиля. Впрочем, если Т‑54/55 и тем более Т‑62 Израиль немедленно начал использовать по прямому назначению, включив в танковые войска ЦАХАЛа, то Т‑34 отправились прямиком на танковые кладбища, а затем в музеи – их переоборудование и использование сочли нецелесообразным.

На рубеже 1960–1970‑х танки этого типа имели шанс вновь поучаствовать в бою уже под советским флагом – рост напряженности между Москвой и Пекином затрагивал в первую очередь восточные военные округа. В составе советских строевых частей Т‑34 уже не было и там, но они имелись у союзной СССР Монголии. Кроме того, к мобилизации в Советской армии готовились всерьез, и в случае, если бы приграничные конфликты переросли во что-то более серьезное, танки этого типа имели все шансы столкнуться в бою с обеих сторон – и с советской/монгольской, и с китайской.

В 1974 году Т‑34 стали участниками греко-турецкого конфликта на Кипре: во время вторжения турецких войск эти танки не без успеха применялись в бою, записав на свой счет несколько подбитых бронемашин и уничтоженный танк М‑47.

Основным же театром военных действий 1970‑х для Т‑34 стала Африка: машины этого типа получили армии множества стран, от Алжира до Зимбабве, и точно подсчитать все африканские конфликты, в которых они участвовали, вряд ли возможно. Выделим наиболее заметные: гражданская война в Анголе, где действовали в основном танки кубинской армии (затем переданные собственно ангольцам), эфиопско-сомалийский и эфиопско-эритрейский конфликты, гражданская война в Республике Конго.

В этих войнах Т‑34 приходилось противостоять как приемам «каменного века» – рвам, завалам и ловушкам, так и вполне современным, включая противотанковые управляемые ракеты и реактивные гранатометы. Чудес от машины Второй мировой, да еще и в африканских армиях, ждать вряд ли стоило, но репутацию надежного, неприхотливого и сильного бойца советский танк вновь подтвердил.

В Азии 1970‑х основными конфликтами для Т‑34 стала интервенция Вьетнама в Камбоджу, китайско-вьетнамский конфликт и, конечно, разгоревшийся к концу десятилетия конфликт в Афганистане – Кабул получил танки этого типа еще при королевской власти.

В 1980‑х применение «тридцатьчетверок» идет на спад, все же производство машины окончательно прекратилось в 1958-м, и к началу 1980‑х и советские, и китайские, и восточноевропейские склады основательно подвымело. Однако это не помешало Т‑34 отметиться в Ливанской войне 1982 года (танки, переданные Сирией, действовали в составе формирований ООП).

В 1990‑х, видимо, пошли в последний бой Т‑34 военного производства – в конфликтах на территории бывшей Югославии участвовали машины, ранее использовавшиеся Народно-освободительной армией Югославии (НОАЮ), многие из которых были получены из СССР в 1944–1945 годах. Этот конфликт, по некоторым данным, стал последним для ровесников Т‑34 – танков «Шерман», также из бывших югославских арсеналов. Но если «Шерманы» после распада Югославии в качестве боевых машин больше не всплывали, то Т‑34 остаются в строю, пережив всех ровесников.

В значительной мере долгожительство Т‑34 объясняется преемственностью силовой установки танков советского производства – современный двигатель В‑92 С2 Ф, используемый на последних версиях танка Т‑90, восходит именно к В‑2, который ставили на Т‑34. Общность конструкции двигателя с послевоенными машинами облегчила поддержку парка Т‑34 в рабочем состоянии, а боеприпасы калибром 85 мм имеются в избытке и сейчас, хотя в основном уже китайские.

В России Т‑34 переживает ренессанс: интерес к машине возрос, появилось немало музеев, и, наконец, Т‑34 стали постоянными участниками Парадов Победы, а заодно и фестивалей исторической реконструкции

Kremlin Pool/Zuma/TASS

100 лет не предел?

Практически всю дорогу на пару с Т‑34 прошла самоходная установка СУ‑100, которую многие считают самым эффективным истребителем танков, разработанным во время Второй мировой. Она также используется и сейчас, и не менее масштабно, чем исходная машина, в силу совместимости по боеприпасам с самым распространенным на планете сегодня семейством танков Т‑54/55, использующим те же 100‑миллиметровые снаряды.

Исходный же танк по мере устаревания переделывался во все, что бог на душу положит: от зенитных установок до тягачей и от САУ со 122‑миллиметровыми гаубицами до специальных пожарных машин. В этих вспомогательных ролях Т‑34 вполне имеет шанс дожить до столетия со дня выпуска первых серийных машин данного типа в 1940 году.

Впрочем, и вполне боевые модификации советского танка еще послужат – и на Кубе, и в Северной Корее, и в некоторых африканских странах. В Лаосе, видимо, уже нет: доставленные в Россию три десятка Т‑34 составляли единственный комплектный батальон лаосской Народной армии на танках этого типа, которая продолжает использовать более поздние советские машины – Т‑55 и Т‑72.

А в России Т‑34 фактически переживает ренессанс: интерес к машине возрос, появилось немало доступных хороших музеев, представляющих и саму «тридцатьчетверку», и машины на ее базе, и, наконец, Т‑34 стали постоянными участниками Парадов Победы и в Москве, и в других городах, а заодно и фестивалей исторической реконструкции. Теперь же парк этих танков пополнился еще тремя десятками исправных единиц, так что запасов хватит надолго.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK