Наверх
19 октября 2019
USD EUR
Погода

Гендерный парадокс: достигнуто ли в России равноправие мужчин и женщин

©Болс

Целое столетие женщины в России обладают избирательными правами, а равенство обоих полов гарантирует Конституция, защищает федеральное законодательство. С начала прошлого века женщины работают, а неработающая женщина – такая же редкость, как неработающий мужчина. В органах власти страны женщин по статистике и вовсе большинство. Это ли не повод россиянкам выйти на митинг в Международный женский день 8 марта, чтобы отпраздновать победу: по факту женщины правят Россией.

Но, вероятно, многие дамы сочтут такой повод как минимум сомнительным. Ведь есть и другие показатели: в Индексе (рейтинге) гендерного неравенства (Gender Gap Index, разработан Всемирным экономическим форумом) Россия по итогам 2018 года занимает 75-е место. Многие наши соседи по постсоветскому пространству оказались впереди. Например, Украина – на 65-м, Казахстан – на 60-м, Молдавия – на 35-м, а Латвия – на 17-м. Хуже дела обстоят в Киргизии (86-е место), Азербайджане (97-е), Армении (98-е), Грузии (99-е), Таджикистане (123-е место). Всего в этом рейтинге представлено 149 стран.

То есть Россия занимает срединное место. Но в чем все-таки проблема? Как именно проявляется гендерное неравенство в стране, где женщины добились равноправия первыми в мире? Удалось ли отстоять то, за что боролись десятилетиями, и есть ли еще что-то, за что стоит воевать? Ответы на эти вопросы «Профиль» искал вместе с экспертами–экономистами, политологами и социологами.

Равноправия нет нигде

Россия не просто самая большая страна, но и самая многоконфессиональная, мультикультурная держава. В регионах Северного Кавказа, например, традиционное право и патриархальный уклад жизни, по данным экспертов, стали превалировать над светскими нормами. В результате это серьезно сказалось на правах женщин, уровне их образования, качестве медицинского обслуживания, защите от насилия. Подробно об этих проблемах и их исследовании «Профиль» рассказывал в статье «Между законом и адатом» (номер от 13 июля 2015 года).

Однако если ситуация с гендерным неравноправием в этом регионе и повлияла на положение страны в рейтинге Gender Gap Index (GGI), то незначительно. Он рассчитывается по четырем параметрам. Первый – здоровье и продолжительность жизни. Тут россиянки уверенно удерживают пальму первенства. Средняя продолжительность жизни в стране у женщин – 77 лет, а у мужчин – 67 лет. Второй параметр – доступность образования. И здесь наши соотечественницы обошли сильный пол. По данным Росстата, среди имеющих высшее образование 56% женщин и 44% мужчин, неполное высшее – 50/50, а среднее образование – 51% женщин и 49% мужчин.

Третий параметр GGI экономический – разрыв в занятости и в размере оплаты труда. Четвертая сфера – политика, представительство обоих полов в органах государственной власти. Именно здесь и зарыта собака гендерного неравенства в России. Ниже мы рассмотрим оба этих параметра подробнее. А пока отметим, что, по данным экспертов, именно политический и экономический параметры остаются проблемными зонами гендерных различий для всего мира. И если в сфере образования и здравоохранения разрыв в общем индексе приблизился к идеальным 100% (он составил 95% и 96% соответственно), то в политике разрыв составляет 22%, а в экономике – 59%. Равноправия нет нигде, даже в странах – лидерах рейтинга: Исландии, Норвегии и Швеции.

Естественный самоотбор

В рейтинге GGI по экономическому аспекту Россия занимает 31-е место. По оценкам экспертов, такое положение связано со значительной разницей в оплате труда женщин и мужчин. И это в полной мере подтверждается прошлогодним исследованием Росстата «Женщины и мужчины России», которое проводится с периодичностью раз в три года. Удельный вес работающих женщин среди населения составляет 53%, то есть на всех рабочих местах у нас женщин больше, чем мужчин. Но при этом средняя зарплата женщины в различных отраслях экономики составляет 71,7% от среднего заработка мужчины. То есть разрыв равен 28%, и по сравнению с 2015 годом он увеличился на 1%.

Если сравнивать средние зарплаты по категориям персонала, то разрыв и тут приличный. Так, женщина-руководитель в 2017 году зарабатывала в среднем 59,7 тыс. рублей, а мужчина – 86,9 тыс. рублей. Заработки специалистов соотносились в суммах 37 тыс. и 54,3 тыс. рублей, других служащих – 22,4 тыс. и 32,4 тыс. рублей, рабочих – 22,2 тыс. и 35,4 тыс. рублей.

Это не значит, что на одной и той же должности мужчине платят одну зарплату, а женщине – другую. Причины здесь, как выясняется, иные, и их несколько. Дело в том, что женщины обычно привлекаются к одним видам занятости, а мужчины – к другим, объясняет профессор кафедры труда и социальной политики РАНХиГС, доктор экономических наук Александр Щербаков. Отсюда и различие в зарплатах.

«Зарплата женщины меньше не потому, что она женщина, а потому, что она занимается определенным видом труда, который оплачивается меньше, чем рабочие места, на которые преимущественно привлекаются мужчины», – объясняет эксперт. То есть речь идет о зарплате по виду деятельности, а не по половому признаку. Это объясняется тем, что между видами труда «сложились традиционные отношения». В частности, больше женщин занято в сфере услуг, образования, культуры, бюджетной сфере. А здесь и зарплата, как правило, ниже, чем, например, в сфере добычи полезных ископаемых, где применяется шахтерский труд.

Есть отрасли, где разница в зарплатах не такая большая. Например, в сфере науки. По данным исследователей НИУ ВШЭ, эта разница составляет 17–18%. Если сравнивать со средним показателем 28%, то гендерное неравенство в академической среде не такое уж и большое, говорит один из авторов этого исследования, научный сотрудник лаборатории исследований рынка труда ВШЭ, кандидат экономических наук Виктор Рудаков. Он обращает внимание на так называемые компенсационные различия в зарплатах. На металлургическом заводе зарплаты, возможно, выше, но там и производство вредное, и труд тяжелый. А в научной среде зарплата пусть и ниже, но зато без особого вреда здоровью, да и график гибкий.

Часто это важно еще и потому, что женщины предпочитают уделять больше времени дому и семье. «Так происходит самоотбор, – говорит эксперт. – Женщина сама, из своих личных соображений (в экономике это называют функцией полезности) выбирает работу, формирует требования к ней». Другое исследование ВШЭ выявило своеобразный гендерный парадокс в стране. Получается, что женщины в России больше удовлетворены своей работой, чем мужчины (71,6% женщин против 65,1% мужчин, Росстат). Эксперты объясняют это тем, что у женщин гораздо ниже ожидания, им свойственно принимать ситуацию такой, какая она есть.

Но это не означает, что слабый пол меньше работает и больше отдыхает. Скорее, наоборот. Женщины получили право работать наравне с мужчинами, от домашних забот их никто не освободил. И это хорошо демонстрируют данные Росстата. Горожанки, например, тратят на домашнее хозяйство в выходные в среднем 4 часа 28 минут в сутки, а горожане – 2 часа 38 минут.

Липкий пол, стеклянный потолок

А вот зарплатой женщины неудовлетворены. По данным Росстата, только 34,2% женщин довольны размером оплаты своего труда (мужчины, правда, довольны ненамного больше, их 40,3%). В качестве аргумента в пользу правомерности разницы в оплате труда Виктор Рудаков привел, прямо скажем, убийственный аргумент. Да, женщины зарабатывают меньше, но они живут дольше. И получается, что мужчины на вредных должностях и стрессовых работах расплачиваются за свои высокие доходы годами собственной жизни. Ведь и они живут в стереотипе, где от них требуют достижений, обязывают обеспечивать семью.

Правда, этот аргумент вряд ли покажется весомым 5 млн российских семей с детьми, главами которых являются матери-одиночки. Кроме того, часто в полных семьях и зарплата работающего отца не бывает достаточной, и доход его супруги имеет важное, если не решающее значение.

Бесспорной гендерной несправедливостью на рынке труда и Виктор Рудаков, и Александр Щербаков назвали такое явление в карьере женщины, как «липкий пол». Это означает, что женщине труднее найти работу и построить карьеру в самом ее начале. Мешает этому важнейшая функция – деторождение. В результате работодатели часто предпочитают взять на ту или иную должность мужчину, который не уйдет в декрет, не будет бюллетенить, из-за которого не нужно будет нести издержки в виде различных компенсационных выплат.

«С этим надо бороться, в том числе и административными мерами», – считает Александр Щербаков. По его мнению, необходимо ввести законодательный запрет на отказ в предоставлении рабочего места по гендерному признаку. «Такие отказы должны быть запрещены и преследоваться трудовой инспекцией, – говорит он. – Конечно, такие факты будут тщательно скрываться, но на формальном уровне такие моменты можно было бы учесть».

Многие представительницы слабого пола, которым хватило сил оторваться от «липкого пола» и начать восхождение по карьерной лестнице, со временем упираются в «стеклянный потолок». На их глазах мужчины становятся руководителями, топ-менеджерами, а женщины хоть и видят эти возможности сквозь прозрачный «потолок», но подняться на заветную ступень могут далеко не всегда. Тот факт, что на управленческих должностях больше мужчин, кстати, является дополнительным фактором дифференциации в зарплатах по отдельным отраслям, где мужчины командуют, а женщины ассистируют секретарями и бухгалтерами.

Далеко не все женщины стремятся к карьерному росту по той же самой причине – самоотбор. Но тем не менее на примере академической среды Виктор Рудаков говорит о «вертикальной сегрегации» на рынке труда. По приведенным им данным, в стране всего 9% женщин-ректоров, примерно так же складывается ситуация с проректорами. «Даже если посмотреть на заведующих кафедрами и руководителей научных подразделений, то чаще всего это будут мужчины», – говорит он. Женщинам приходится довольствоваться должностями преподавателей, старших преподавателей, доцентов, научных сотрудников. Конечно, в столицах, в ведущих вузах и НИИ страны это наименее заметно, там порой царит полное гендерное равенство. «Но есть и традиционная Россия, регионы, которые и создают эту статистическую разницу», – резюмировал эксперт.

Женщины во власти – тоже люди

Индекс гендерного неравенства в сфере политики в России поражает. В рейтинге GGI наша страна на 123-м месте. Потрясение сменяется недоумением, если взглянуть на данные Росстата. На государственных должностях страны и ее субъектов работают 546,3 тыс. женщин и 212,4 тыс. мужчин. Женщин в два раза больше! Их больше по всем ветвям власти: в законодательной, исполнительной, судебной и прокуратуре. Вице-премьер по социальным вопросам, министр здравоохранения, руководитель Центробанка РФ, глава Центральной избирательной комиссии, председатель Совета Федерации – на этих ключевых государственных должностях – женщины. Встречаются они среди губернаторов, многие председательствуют в судах субъектов РФ, занимают позиции судей Конституционного и Верховного судов.

Но при этом, пишет доцент социологического факультета МГУ, кандидат социологических наук Валентина Сушко в своей статье «Гендерное неравенство в российской политической элите», хотя женщины за десятилетия борьбы за свои права добились формального равенства, достичь полного равноправия так и не удалось. В Совете Федерации, например, только 17,8% – женщины, в Госдуме – 15,9%. «Стандартизированный и разумный показатель для современного общества» по представительству женщин в парламенте составляет, по данным эксперта, 30–40%.

Благодаря наследию советской власти у нас высокий процент работающих женщин, соглашается политолог, член Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Екатерина Шульман. Соответственно, и во власти их тоже много, статистика не врет. «Проблема не в низком представительстве женщин во власти в целом, – говорит эксперт. – Например, в органах муниципальной власти женщин больше половины на некоторых уровнях. Проблема в том, что чем выше уровень, тем ниже женское представительство. В муниципалитетах, среди госслужащих, которые работают непосредственно с людьми, женщин много. Но чем выше мы будем подниматься, тем меньше их будет становиться». Политическая карьера женщин опять же упирается в «стеклянный потолок».

Преобладание мужчин – одна из главных характеристик политической элиты России, отмечает Валентина Сушко. Более масштабное участие в этой элите женщин, по ее мнению, очень важно, так как без них становится крайне слабым «развитие социального направления, которое охватывает большую часть населения – пенсионеров, детей, многодетные семьи, беременных». «Неудовлетворенность масс, в свою очередь, может привести к серьезным последствиям, выраженным в бунтах и государственных переворотах», – предупреждает эксперт.

С этим мнением не согласна Екатерина Шульман. Никаких данных, свидетельствующих о разнице в политическом поведении женщин и мужчин, нет, говорит она. «Все разговоры о том, что женщины уделяют больше внимания социальной тематике, что они добрые и заботливые, – это сексистский предрассудок, – подчеркивает она. – Женщины разные». Те, что идут в органы власти, тоже «часто бывают наделены специфическими качествами». «Например, амбициозностью, а иначе они бы туда и не пошли, – разъясняет эксперт.  – Это в хорошем варианте. А в плохом варианте они могут страдать нарциссизмом, как и многие публичные политики».

Летом прошлого года Госдума отклонила законопроект о гендерном равноправии, который пылился под сукном 15 лет. Если сейчас эту инициативу пришлось бы рассматривать всерьез, то за давностью написания «пришлось бы все перелопачивать», объяснила заместитель председателя комитета Думы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. Правда, председатель Госдумы Вячеслав Володин, который, кстати, и был одним из авторов запылившегося законопроекта, пообещал, что профильный комитет займется написанием нового закона. С тех пор об этом ни слуху ни духу.

Дело тут не в том, что женщины лучше или хуже мужчин, считает Екатерина Шульман. «Плоха монополизация, плохо отсутствие социальных лифтов, ротации, конкуренции, – рассуждает эксперт. – Чем выше уровень власти, тем больше там так называемой стабильности: то есть, однажды попав на этот уровень, люди там залипают и никого больше не пускают». Политическая конкуренция, по ее мнению, очень быстро решила бы проблему гендерной репрезентативности: люди смогут выбирать, кого делегировать в какие властные органы. «Тогда там будут и мужчины, и женщины, и представители разных этносов, разных возрастных групп», – заключила политолог.

Полное гендерное равенство на глобальном уровне, согласно расчетам аналитиков Всемирного экономического форума на основе изменения индекса GGI, произойдет через 108 лет. Из года в год исследователи ВЭФ подчеркивают: чем выше уровень равноправия в стране, тем больше ее конкурентоспособность на политической арене, тем выше ее ВВП. Целое столетие прошло с тех пор, как россиянки добились равноправия де-юре. Видимо, еще столетие уйдет на установление его де-факто. Хотя кто знает. Еще в 2013 году Россия была в этом рейтинге на 52-месте, сейчас – на 75-м.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK