20 апреля 2024
USD 93.44 -0.65 EUR 99.58 -0.95
  1. Главная страница
  2. Статья
  3. Море проблем: что делать с химическим оружием Третьего рейха на дне Балтики
Балтийское море Германия Зарубежье химическое оружие

Море проблем: что делать с химическим оружием Третьего рейха на дне Балтики

Власти Германии в конце 2023 года вернули в публичную плоскость тему химического оружия Третьего рейха, затопленного на дне Балтики после Второй мировой войны. Обсуждаются планы операции по подъему десятков тонн снарядов и бомб, снаряженных боевыми отравляющими веществами, для последующей утилизации. Насколько выполнима задача, и что тревожит Россию?

Боеприпасы, найденные на дне Балтийского моря

Боеприпасы, найденные на дне Балтийского моря

©Axel Heimken / AFP / EastNews

После капитуляции нацистской Германии в руки союзников по антигитлеровской коалиции попали огромные запасы химического оружия, включающего 14 типов различных отравляющих веществ (ОВ). Общий вес снаряженных боеприпасов и заполненных технологических емкостей составлял более 302,8 тыс. т, вес их ядовитого содержимого – более 66 тыс. т.

Согласно решениям Потсдамской конференции 1945 года, тройственная комиссия союзных государств-победителей разработала план ликвидации смертельно опасных трофеев, установив жесткий срок выполнения – до конца 1947 года. С учетом всех обстоятельств самым простым и безопасным способом быстрого решения задачи признали затопление ОВ в море.

В советской зоне оккупации было собрано порядка 73 тыс. т химических боеприпасов и их полуфабрикатов. Примерно половину – 34 тыс. т сбросили на дно Балтики. В официальных отчетах отражено затопление 408.565 артиллерийских снарядов, 85.727 авиабомб, более 10 тыс. мин и до 18 тыс. бочек и банок с различными ОВ.

Операцию провели в период со 2 июня по 21 декабря 1947 года. Предварительно трофейное химическое оружие по железной дороге отвезли и складировали в районе порта Вольгаст. Всего получилось 42 эшелона. Затем на небольших гражданских судах опасный груз отправляли в районы Борнхольмской впадины и южной части Готландской впадины, где сбрасывали поштучно. Глубина моря в этих местах достигает 101–105 м.

Союзники свою долю запасов немецкого химического оружия (более 267,8 тыс. т) затопили в конце 1945 – начале 1946 года. Операцию организовали иначе: снаряженные ОВ боеприпасы загружали на старые или поврежденные суда и баржи, которые буксировали в открытое море и подрывали. В общей сложности на дно таким образом отправили от 42 до 65 судов.

Известно, что кладбища погибших кораблей со смертельно опасным содержимым находятся в проливе Скагеррак – в 20 милях от шведского порта Люсечиль на глубине 204–220 м, у норвежского порта Арендал на глубине 600–700 м. Значительно позже выяснилось, что несколько судов союзники затопили у острова Борнхольм и в проливе Малый Бельт на глубинах от 30 до 200 м.

Загрязненная сельскохозяйственная земля

Загрязненная сельскохозяйственная земля на побережье Балтийского моря в Германии

Karl F. Schöfmann/imageBROKER.com/Global Look Press

Считалось, что лежащие на дне боеприпасы и технические емкости с химическим оружием реальной угрозы не представляют. Скорость коррозии углеродистой стали в морской воде в среднем составляет 0,10–0,15 мм в год. Значит, тонны ОВ не вырвутся из своих металлических оболочек одномоментно.

Металлические бочки с ОВ (толщина стенки около 1 мм) ржавчина смогла насквозь проесть за 7–10 лет. То есть уже к концу 1950-х – началу 1960-х содержимое осталось без герметичной упаковки. С артиллерийскими снарядами и авиабомбами (толщина стенок 5–7 мм) аналогичная история произошла через 35–70 лет.

В 1990-х на пляжи Паланги и Лиепаи штормы начали выбрасывать кусочки белого фосфора, которым были снаряжены немецкие зажигательные бомбы. Отдыхающие принимали находки за янтарь, пытались собирать и получали серьезные ожоги. Одни из последних публикаций СМИ на эту тему датированы 2017 годом.

Можно предположить, что все это в большей степени касается трофейного химического оружия, которое советские моряки сбрасывали вручную. Бочки и боеприпасы легли на дно более или менее ровным слоем и проржавели с одинаковой скоростью, и утечка ОВ и белого фосфора происходит малыми дозами.

Совсем другая ситуация с судами, затопленными союзниками. При средней толщине корпуса около 10 мм ржавчина способна разрушить борта лет за 100. Скорее всего, сквозные дыры появились значительно раньше, поскольку в жертву принесли старые, изношенные корабли.

Снаряды и бомбы с ОВ, лежащие штабелями в трюмах затопленных судов, подвергаются коррозии неравномерно. Это приводит к тому, что верхние ряды давят на нижние, что создает риски залпового выброса ядовитых газов, с последствиями которого море может уже не справиться.

В 1997 году российское научно-исследовательское судно «Профессор Штокман» с разрешения властей Швеции работало в районах затопления немецкого химоружия в Балтийском море и проливе Скагеррак. Анализы воды и грунта показали, что из некоторых судов происходит утечка ОВ. Съемки с подводных телеуправляемых аппаратов подтвердили, что ряд кораблей сильно повреждены взрывами при затоплении. Таким образом, герметичность трюмов изначально была нарушена.

Завод по производству химического оружия

Завод по производству химического оружия в лесу Германии, 13 апреля 1945 года

ASSOCIATED PRESS/TASS

Потенциальную опасность для экосистемы Балтики представляет иприт – ОВ кожно-нарывного действия, имеющий температуру застывания +14,5ºС. Газ опускается на морское дно в виде кусков ядовитого студня. Аналогичные свойства у люизита, который обладает общеядовитым и кожно-нарывным действием, а также содержит мышьяк. По пищевой цепочке отрава попадает в рыбу, которую человек использует в пищу.

Как бы то ни было, затопленные после войны немецкие ОВ пока не привели к тяжелым последствиям для Балтийского моря. Прогнозы некоторых экспертов, утверждавших, что масштабное отравление прибрежных вод прибалтийских и скандинавских стран произойдет в середине первого десятилетия ХХI века, не подтвердились.

Открытым остается вопрос, надо ли что-то предпринимать, чтобы раз и навсегда исключить угрозу «химического Армагеддона» на Балтике. Очевидно, что отыскать под илом тысячи рассыпанных по дну моря боеприпасов нереально. Более того, к ним опасно даже прикасаться, не то что доставать с глубины, а потом несколько раз перегружать и куда-то транспортировать.

Что касается затопленных судов, состояние которых исключает подъем, то здесь есть несколько вариантов. Например, построить над ними саркофаги или заполнить трюмы цементным раствором. Каждый из проектов технически сложен и весьма затратен, а на реализацию уйдет несколько лет.

Еще один путь – оставить все как есть. В свое время комиссия по защите морской среды Балтийского моря (ХЕЛКОМ) пришла к выводу, что проблема решится естественным путем. «Тонкостенные боеприпасы будут разрушаться под воздействием коррозии, и содержащиеся в них боевые отравляющие вещества будут вымываться морской водой, растворяться и деградировать», – отмечалось в отчете организации.

Однако точка в дискуссии не поставлена, и периодически тема возвращается в публичную плоскость. В ноябре 2023-го в Бундестаге ФРГ заявили о работе над программой подъема химического оружия со дна Балтики. Причем операция будет проводиться с привлечением НАТО, но без участия России. Неудивительно, что Москва отреагировала на эти новости весьма резко.

«Несогласованные сепаратные действия, попытки подтянуть к этой теме непрофильные структуры вроде Совета государств Балтийского моря или НАТО не только контрпродуктивны, но и могут привести к весьма плачевным для всей Балтики последствиям»», – считает директор второго европейского департамента МИД России Сергей Беляев.

Независимые эксперты не исключают, что под предлогом обезвреживания подводных захоронений химического оружия западные страны могут объявить закрытым для судов участок Балтики между литовским берегом и островом Готланд. А это будет своего рода операция прикрытия морской блокады Калининградской области, которая окажется отрезанной от Большой земли.

Подписывайтесь на PROFILE.RU в Яндекс.Новости или в Яндекс.Дзен. Все важные новости — в telegram-канале «Профиль».