Наверх
25 января 2022

Правее правого: кто такой Эрик Земмур и станет ли он президентом Франции

Эрик Земмур

Эрик Земмур

©REUTERS/Christian Hartmann

Журналист и публицист, автор книг и телеведущий, кандидат в президенты Франции, скандалист и провокатор. Все это Эрик Земмур. Сегодня он – одна из самых ярких фигур на французской политической сцене, явление, о котором уже говорят во всем мире. В особенностях личности Земмура и политической игры, которую он ведет, разбирался «Профиль».

На волне популярности

Взлетом своей популярности 63-летний Земмур, родившийся в семье алжирских евреев и выросший в парижских пригородах, обязан средствам массовой информации. Во-первых, сам он – журналист, работавший как в газетах, так и на телевидении. За годы своей карьеры он успел примелькаться и запомниться французам острыми, язвительными и неполиткорректными статьями и высказываниями. Во-вторых, те СМИ, к которым он не имел отношения, лили воду на мельницу Земмура, бесконечно цитируя самые скандальные его заявления. Достаточно сказать, что он пять раз появлялся на обложке консервативного журнала Valeurs Actuelles за первые девять месяцев 2021 года, а только за сентябрь во всех французских СМИ его упоминали 4167 раз, то есть 139 раз в день. В начале ноября опросы общественного мнения показали, что за него готовы отдать свои голоса 13% избирателей. Популярнее Земмура сегодня только действующий глава государства Эммануэль Макрон. Что же касается лидера «Национального объединения» Марин Ле Пен, то одни опросы говорят, что она обгоняет Земмура, но другие – что она уступает ему второе место.

Официально о готовности участвовать в президентской гонке Земмур объявил 30 ноября. Соответствующее заявление он сделал в 10-минутном видео, выложенном на YouTube. В антураже, воссоздающем тот, в котором свои обращения записывал де Голль, под Седьмую симфонию Бетховена Земмур зачитывает текст, речь в котором идет о засилье мусульманских мигрантов и угасании национальной идентичности. «Время для реформирования Франции прошло, ее пора спасать!» – говорит он. «Вы чувствуете, что больше не узнаете свою страну, хотя никуда из нее не уезжали. Вы чувствуете себя иностранцем у себя на родине», – добавляет Земмур. Слова Земмура звучат на фоне кадров, демонстрирующих уличное насилие, торговлю наркотиками, а также мусульман во время молитвы и футболистов, преклоняющих колено в знак солидарности с BLM. Затем картинка меняется, и на экране возникают виды «милой Франции» (Douce France – «Милая Франция», песня Шарля Терне) с ее героями – Жанна д’Арк, Людовик XIV и генерал де Голль, великие ученые и писатели, актеры и музыканты. На русский манер этот ролик можно было бы назвать «Франция, которую мы потеряли».

О готовности участвовать в президентской гонке Земмур объявил 30 ноября

REUTERS/Sarah Meyssonnier

Кто вы, месье Земмур?

Сам себя Земмур позиционирует как «голлиста-бонапартиста», человека, превыше всего ценящего мощь государства и уважение французских культурных традиций. В одной из его книг целая глава посвящена проблеме «доминирования ценностей, традиционно связанных с женщинами во французском обществе: соглашательство, пацифизм, отказ от власти, разрушение фигуры отца». Эти ценности сегодня преобладают в обществе, указывает он, прежде чем констатировать «сексуальное отчаяние молодых и белых мужчин перед лицом своих чернокожих и арабских конкурентов». «Мужественность ценится в африканских и арабо-мусульманских семьях. Белые мужчины символически кастрированы», – уверен Земмур.

Антисемитизм во Франции снова стал актуальной проблемой

Но гораздо больший скандал, чем, например, призывы Земмура выслать из страны два миллиона иностранцев, включая африканских студентов, вызывает его отношение к еврейскому вопросу. Например, он утверждал, что во время Второй мировой войны режим Виши спасал французских евреев от нацистов, выдавая немцам лишь евреев – неграждан страны. А не так давно Земмур заявил, что Альфред Дрейфус, капитан французской армии еврейского происхождения, в XIX веке из-за антисемитизма обвиненный в шпионаже в пользу Германии, на самом деле подвергся преследованию «потому что он был немец, а не потому, что он был еврей». После такого главный раввин Франции, Хаим Корсия, сказал, что Земмур (еврей, женатый на еврейке, и чьи дети, стало быть, тоже евреи) – антисемит. Земмур, который иногда ходит в синагогу, назвал замечание Корсии «гротескным и абсурдным» и добавил, что раввин хочет «отдать его скальп Макрону».

Вообще, Земмур успел много чего наговорить. Например, что родителям следует разрешать давать своим детям только «традиционные» французские имена, одобрительно отзывался о людях, сравнивающих ислам с нацизмом, пропагандировал конспирологическую теорию «великого замещения» (замена христианского белого населения мусульманами и цветными) и утверждал, что работодатели имеют право отказывать в приеме на работу чернокожим и арабам. Земмур считает, что политическая власть должна принадлежать мужчинам, а роль женщин сводится к рождению и воспитанию детей. Говорил он, и что был бы на стороне генерала Буго, убивавшего мусульман во время колонизации Алжира, а также – что хотел бы восстановления смертной казни.

Подобные эскапады Земмура не раз оборачивались для него не только скандалами, но и более серьезными проблемами. Так, Высший совет по аудиовизуальной продукции Франции предъявил телекомпании CNews, где работал Земмур, ряд исков, в которых высказывания журналиста расценивались как разжигающие ненависть и содержащие призывы к насилию. Внимание контролирующего органа привлекли слова Земмура о том, что большинство наркоторговцев – арабы или выходцы из Африки, а французские мусульмане – «захватчики». А в сентябре 2020-го он заявил в эфире, что несовершеннолетние иностранцы без сопровождения (беженцы) становятся ворами и совершают иные преступления. «Они убийцы, они насильники, вот кто они есть. Мы должны отправить их обратно», – сказал Земмур.

Как конфликт Китая и Запада повлияет на отношения России и ЕС

Эрика Земмура часто сравнивают с экс-президентом США Дональдом Трампом. Сходств действительно хватает, но есть и важные различия. И дело даже не в том, что Земмур настроен очень антиамерикански, считая влияние США губительным для Франции. В отличие от Трампа Земмур начитан и хорошо образован, его речь и книги пестрят цитатами. Что объединяет этих политиков, так это националистический популизм, неполиткорректность и готовность к любым дебатам, которые частенько превращаются в перепалки. Кроме того, оба они стали широко известны благодаря участию в телешоу (Трамп долгие годы был ведущим программы «Кандидат»). Как и Трамп, Земмур считает, что изоляция России контрпродуктивна – с Москвой надо иметь деловые отношения («Глупо демонизировать Россию, когда главный враг – Китай»). Оба они соответствуют популярным национальным типажам: Трамп – преуспевающий бизнесмен, Земмур – интеллектуал. Оба идеализируют прошлое и историю своих стран, призывая восстановить их былое величие.

Презентация книги "Президент Земмур", 19 октября 2021 года, Париж

Global Look Press/Keystone Press Agency

Самый правый

Земмур играет на поле, которое раньше считалось вотчиной Ле Пен. Однако эти политики движутся разнонаправленно: восхождение Земмура совпало с падением популярности «Национального объединения» Марин Ле Пен. При этом, хотя многие их идеи схожи, электорат различается – Ле Пен в большей степени поддерживают женщины, молодежь и «синие воротнички», а Земмура – мужчины, пожилые люди и представители верхней части среднего класса.

Неудача партии Ле Пен на региональных выборах в начале года, похоже, ознаменовала начало ее падения. «Все знают, что она не может победить, – сказал Земмур. – Даже она сама».

Почему президенту Макрону не удается утихомирить «желтых жилетов»

Чтобы сделать свою партию более респектабельной, Марин Ле Пен не только порвала с ее основателем и собственным отцом – Жан-Мари Ле Пеном, но и отказалась от прежнего названия – «Национальный фронт». Однако результат получился не тот, на который она рассчитывала. Смягчив риторику и отказавшись от радикализма, партия потеряла свою изюминку. «Марин Ле Пен говорит как Эммануэль Макрон, Эммануэль Макрон говорит как Марин Ле Пен», – констатировал Земмур в эфире CNews.

В этих словах есть доля правды. Министр внутренних дел Жеральд Дарманин, в феврале сошедшийся с Ле Пен в дебатах, утверждал, что она была «недостаточно жесткой» в отношении ислама, добавив, что его правительство более последовательно в борьбе с иммиграцией и защите светскости. В ответ Ле Пен подтвердила их идеологическую близость, сказав, что могла бы написать большую часть его недавней книги «Исламский сепаратизм». Озадаченный ведущий дебатов только и смог сказать: «У нас сложилось впечатление, что вы оба говорите и думаете одно и то же».

Начало кампании

5 декабря в пригороде Парижа прошло первое предвыборное собрание Земмура, на котором он объявил о создании собственного движения – «Реконкиста». Началось мероприятие с неприятного инцидента. Когда кандидат в президенты в сопровождении охраны и журналистов двигался к трибуне, из толпы выскочил человек и принялся его душить. А через некоторое время в зале случилась потасовка между сторонниками Земмура и группой леваков в футболках с надписью «Нет расизму» (для последних драка закончилась довольно печально).

Впрочем, все это не помешало Земмуру произнести пламенную речь. В ней он говорил о том, что французы устали бояться обнищания, мигрантов, упадка страны. «Мы готовы взять рычаги управления в свои руки. Сегодня мы начинаем нашу битву за Францию. Она должна стать мировой индустриальной державой, потому что промышленность создает основу богатства и суверенитета», – уверял Земмур. Кроме того, он пообещал не только победить самого Макрона, но и полностью избавиться от его идеологического наследия, вывести страну из НАТО и избавить французов от участи «вассалов Евросоюза».

«Я не расист, вы не расисты, – обратился он к залу. – Единственное, чего мы хотим, – сохранение нашей цивилизации, нашего наследия». К этому Земмур добавил, что если политические оппоненты и прислуживающие им журналисты хотят его политической смерти, то джихадисты хотят его смерти физической.

Президентские выборы пройдут во Франции в апреле 2022 года. Если бы они состоялись сейчас, Земмур, скорее всего, обошел бы Ле Пен и вышел во второй тур, где проиграл бы Макрону. Но за оставшееся время многое может измениться. Опыт последних лет – избрание того же Трампа – показывает, что предвыборная социология часто дает сбои. Не все участники опросов готовы признаться, что намерены голосовать за скандального кандидата с реноме ксенофоба. С другой стороны, пока у Земмура нет ничего, кроме обличений понаехавших и призывов сделать Францию снова великой, а на фоне пандемии население гораздо больше волнуют экономические проблемы, ограничения и собственное здоровье. Но, как бы ни сложилась в итоге судьба Земмура, его популярность сегодня уже говорит о том, что во Франции есть запрос на радикальную ксенофобскую политику. И похоже, с годами он становится только сильнее.

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое