Наверх
16 августа 2022

Принц и принципы: что мешает Джо Байдену посетить Эр-Рияд

Джо Байден
©ROBERTO SCHMIDT/AFP/EAST NEWS

В июле президент Джо Байден отправится в турне по Ближнему Востоку. Главная интрига этого вояжа – посетит ли американский лидер Саудовскую Аравию. Сигналы пока поступают разные: в Белом доме то говорят о том, что визит состоится, то – что он отменен, то снова его подтверждают. Почему в отношениях Вашингтона и Эр-Рияда сейчас все так сложно – разбирался «Профиль».

Пожилой мужчина в сопровождении помощницы выходит на украшенную звездно-полосатыми флагами сцену, приветствует журналистов и тут же, так и не сказав ни слова, пытается уйти. Спутница стремительно бросается за ним и возвращает к микрофону. «Сегодня я хотел бы поговорить о кризисе в Испании, – начинает он, но помощница что-то быстро шепчет ему на ухо. – То есть о кризисе в Африке». Помощница снова одергивает его. «О кризисе в отношениях с Россией», – наконец говорит то, что надо, мужчина. И тут же добавляет: «И я хотел бы поговорить о президенте России…» Снова заминка – выступающий забыл фамилию российского лидера. «Путин», –подсказывает женщина. «Путин, – грозно выговаривает мужчина, – послушай, у меня к тебе очень важное послание. Это послание…» И тут он опять засыпает.

Мужчина в этой сцене – президент США Джо Байден, а женщина – вице-президент Камала Харрис. Не настоящие, конечно, поскольку речь идет о юмористическом скетче, подготовленном саудовской телекомпанией MBC, между прочим, крупнейшей развлекательной сетью в арабском мире.

Как Зеленский стал источником постоянной головной боли для Байдена

С началом специальной военной операции (СВО) России на Украине Саудовская Аравия заняла своеобразную позицию: Эр-Рияд публично не осуждал действия Москвы, игнорировал призывы США увеличить поставки нефти на европейский рынок, а молодой наследный принц Мухаммед бин Салман не брал трубку, когда Байден пытался ему позвонить. В условиях углубляющегося кризиса спустить такое саудитам американцы не могли. В Эр-Рияд зачастили влиятельные американские политтехнологи и эксперты, в западных СМИ вспомнили про гуманитарную катастрофу в Йемене, где саудовцы ведут свою спецоперацию, и про убитого в консульстве Саудовской Аравии в Турции в 2018-м журналиста Джамаля Хашогги.

Описанный выше ролик стал ответом Эр-Рияда на эти усилия. Саудовцы без обиняков дали понять, что они думают об американском президенте: это слабый старик, не справляющийся со своими обязанностями. Видео стало вирусным, разлетевшись по соцсетям не только арабского мира. В США его охотно тиражировали критики Байдена – полюбуйтесь, мол, до чего страну довел этот дед, нас теперь больше не боятся и не уважают!

За время президентства Байдена у саудитов накопился внушительный список претензий к его администрации: демократы пытаются возродить ядерную сделку с Ираном; Байден обещал инвестиции в нефтеперебатывающие терминалы, но инвестиций нет; США обещали защитить от ракет хуситов, но ракеты по-прежнему периодически падают на саудовскую территорию. А теперь еще Вашингтон принуждает Эр-Рияд увеличить добычу нефти, чтобы сбить цену и тем самым насолить России. При этом американцев не особо заботит, что эти меры обернутся для местных производителей убытками, а для саудовского государства – проблемами в реализации программы национального развития до 2030 года.

В Эр-Рияде понимают, что украинский кризис – удар по престижу и глобальному доминированию США. Как понимают и то, что благодаря этому кризису вес королевства в международных делах увеличился. Это ощущение проявляется в бравурных заметках саудовских публицистов. Одни говорят о том, что Эр-Рияд не нуждается в покровителях и может развивать партнерские отношения за «пределами американского круга». Другие настаивают, что у Саудовской Аравии собственные интересы безопасности и она – не «ученик, выполняющий чужие приказы». Одновременно саудовские лобби-фирмы в Вашингтоне инвестируют в прореспубликанские фонды и организации и ставят на переизбрание Трампа.

Мухаммед бин Салман и Дональд Трамп

Дональд Трамп и Мухаммед бин Салман в Белом доме, 2018 год

Jonathan Ernst/REUTERS

Средств, чтобы привести в чувства зарвавшегося союзника, у Вашингтона достаточно: тут и влияние США на рынки энергоресурсов, и регулирование доступа к капиталу и инвестициям, и поставки оружия (до 80% вооружения и военной техники королевства куплены в Штатах), наконец, около 55% саудовских студентов, получающих образование за рубежом, учатся в американских вузах. Однако сейчас, как говорится, «не такое время, чтобы бить в темя». «Российский вызов», как его воспринимают в Вашингтоне, требует мобилизации ресурсов всех американских союзников – только так можно «отменить» Россию как значимого игрока в международных делах. Отсечение Москвы от нефтяных рынков, обрушение российских нефтедоходов – центральный элемент этой политики. Без содействия в этом вопросе со стороны монархий Персидского залива реализовать такую политику невозможно.

Если проблем с пониманием значимости Саудовской Аравии для сдерживания России в Белом доме нет, то с тем, как провести верблюда геополитических нужд Америки в «игольное ушко» современной вашингтонской политики, проблем хватает.

Монархии Персидского залива и энергетическая безопасность в эпоху COVID-19

С одной стороны, саудиты пытаются выторговать для себя наилучшие условия, но на контакт не идут. Значит, нужно ехать в Эр-Рияд и на высшем уровне договариваться о компенсациях за стратегические и экономические потери королевства. С другой – бороться против «автократа и убийцы» Путина посредством еще большего «автократа и убийцы» Мухаммед бин Салман как-то не комильфо. Не то чтобы американцам от этого было некомфортно по морально-этическим соображениям – в конце концов, вскоре после начала российской СВО они возобновили переговоры по энергопоставкам с Ираном и Венесуэлой, которых прежде ругали и обкладывали санкциями. Но на фоне всего этого сложно продвигать идею борьбы «демократий с автократиями» как центральную для политики США в XXI веке. Понятно, что мало кто верит в искренность американцев в этом вопросе, но все же неудобно получается. Да и у автократов по всему миру добавится аргументов, чтобы обвинять Америку в лицемерии.

Есть во всей этой истории и чувствительные для Белого дома внутриполитические моменты. Демократы на чем свет стоит ругали Трампа за то, что он готов водить дружбу с тиранами, в то время как они, демократы, костьми готовы лечь за свободу и принципы. Как теперь убедить избирателя, что ради сохранения влияния в мире можно пойти на компромисс и забыть о свободе и прочих ценностях? Разве что только перевести внимание сограждан с этой проблемы на бытовые вопросы. Отсюда и заверения байденовской администрации: налаживание отношений с саудитами необходимо для борьбы с повышением цен на бензин и вообще с «путинским налогом». Такие аргументы не сильно убеждают даже однопартийцев президента – рейтинги Байдена неуклонно снижаются, – но иных вариантов в сложившейся ситуации немного. Результаты промежуточных выборов в Конгресс, а до них остались считанные месяцы, определяются способностью президента и правящей партии позаботиться о внутриполитических проблемах страны.

Прогресс убивает

Если Байдену удастся в ходе визита в Эр-Рияд создать условия, позволяющие остановить рост цен на заправках, то в ноябре никто и не вспомнит, что в июне президент жал руку одиозному принцу. А если это еще и поможет нанести «стратегическое поражение» Москве, то можно будет вообще не обращать внимания на критиков – победителей не судят. К тому же в последние недели США изменили тактику и перешли от давления на саудитов к увещеваниям – дескать, продажа Россией нефти по низким ценам на азиатских рынках вредит самой Саудовской Аравии.

Впрочем, может сработать и другая логика: Байден демонстративно откажется от визита с формулировкой «демократия – не разменная монета в великодержавном споре». Свой избиратель, наверное, оценит, республиканцы помянут недобрым словом, практических выгод США не получат ни во внутренней политике, ни на международной арене. Но зато американцы всегда смогут апеллировать к такому решению как аргументу в пользу того, что их политика не соткана лишь из циничных интересов, но движима ценностями. В этом смысле решение о визите – еще и лакмусовая бумажка движущих сил байденовской внешней политики.

Есть и третий сценарий: Байден отправится в Эр-Рияд, но задумка его стратегов на достижение там какого-то победного для Америки соглашения не сработает. Домой Байден вернется ни с чем и получит двойной удар критиков – от своих и чужих, а реноме Америки в регионе и в мире просядет еще больше. Возможно, именно этим, а не пресловутым давлением правозащитников, вызваны недавние метания президента по поводу визита. А вот к какому решению в итоге склонится Саудовская Аравия, оказавшаяся в положении невесты, к которой все хотят посвататься, – пока остается главной интригой.

Автор – директор Института международных исследований МГИМО

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль