21 июля 2024
USD 88.02 +0.15 EUR 96.04 -0.06
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Завоюет ли китайское вино российский рынок?
алкоголь Зарубежье Китай

Завоюет ли китайское вино российский рынок?

18+

Чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью

Производство байцзю в Китае

Чаны с байцзю в провинции Сычуань

©Qiu Feng/Color China Photos/ZUMA Press/Global Look Press

Беспрецедентные санкции и разрыв многих торгово‑логистических цепочек с западными партнерами поставили российский рынок в положение, когда по ряду позиций китайским товарам попросту нет альтернативы. Вопреки логике капитализма западные бренды оставили китайским конкурентам российское «поле боя» без сопротивления. Впрочем, рынку алкогольной продукции такой исход, пожалуй, не грозит. Китайский импорт здесь вряд ли вытеснит привычную россиянам продукцию. А жаль: алкогольная индустрия КНР сейчас на подъеме и способна предложить как собственно китайские напитки, так и оригинальное прочтение европейской классики.

Тысячелетняя культура потребления алкоголя

Традиция потребления алкоголя в Китае насчитывает по меньшей мере три с половиной тысячи лет. Слабоалкогольные напитки из забродившего проса, похожие на современное хуанцзю – «желтое вино», появились уже во времена протогосударства Шан – первой из доподлинно существовавших китайских династий. Сыма Цянь в своих знаменитых «Исторических записках» (I в. до н. э.) неоднократно упоминал различные сюжеты из древней истории, в которых фигурировало спиртное. Так, согласно популярной легенде, сам приход к власти династии Шан был связан с алкоголем. Дело в том, что недобродетельный князь Цзе, последний правитель династии Ся (современными учеными ее существование считается недоказанным), якобы приказал вырыть целый бассейн и наполнить его просяной водкой, чтобы побаловать одну из наложниц. Такого Небо простить не могло и передало «мандат» на правление более добродетельным политикам.

Есть меньше, но лучше: как меняются пищевые привычки китайцев

В общем, алкоголь древние китайцы знали и любили. Причем географическое положение страны способствовало появлению самобытной питейной культуры. Ее основу составлял слабый и крепкий алкоголь, производимый посредством обработки злаков: брожения, а в некоторых случаях и последующей перегонки. Основное сырье: рис на юге и сорго (гаолян) на севере. Полученные из них напитки в Китае стали обозначать универсальным термином цзю . В русском языке закрепился вариант перевода этого слова – «вино», хотя к виноградному вину такая продукция отношения не имеет (ситуация тут, как с русским термином «хлебное вино»).

Постепенно сформировалось деление на два основных типа китайского вина. «Белое вино», байцзю  – напиток крепостью 40–60%, обычно сравниваемый с водкой, хотя по процессу производства и вкусовым качествам это, конечно же, самогон. Фактически это продукт перегонки зерновой браги, после дистилляции хранящийся в больших керамических чанах и приобретающий особый аромат. Сто лет назад именно такой напиток русские называли «ханшин» или «ханшина». Второй тип – это уже упомянутое «желтое вино», хуанцзю, – напиток крепостью 10–20% из зерен риса, проса или пшеницы, похожий на японское саке и корейское макколли. Важно понимать, что сырье для хуанцзю ферментируется, но не дистиллируется.

Караванщики пьют рисовое вино в Китае

Караванщики пьют рисовое вино. Провинция Юньнань, 1937 год

AKG/Vostock Photo

Заимствования из-за рубежа также были вписаны в перечень различных «цзю». Виноградное вино нарекли путаоцзю, причем в названии содержится как отсылка к тому, что его делают из винограда («путао» – виноград), так и название страны, которая из своей колонии Макао популяризовала в Китае вино, – Португалия (по-китайски «Путаоя»). Красное виноградное вино иногда еще называют хунцзю (буквально «красное вино»). А пиво было названо пицзю, что содержит звукоподражание английскому слову beer (сродни японскому термину «биру»).

Впрочем, вплоть до конца ХХ века путаоцзю и пицзю не были популярны у китайского обывателя. В подавляющем большинстве случаев обращение в китайской культуре (прежде всего литературе) к вину означает обращение к крепким напиткам из зерновых. В сельских и горных районах также распространены всевозможные настойки и дистилляты, производимые из ягод и фруктов (иногда даже из такого экзотического сырья, как осиные гнезда), также обозначаемые как цзю. Примечательно, что русская водка, которую также делают из злаков, но по другой технологии, в китайском языке обозначается иным термином: не байцзю, а футэцзя, что является звукоподражанием слову «водка». Виски и коньяк, сейчас в небольших количествах производимые в Китае, также не имеют в названии иероглифа цзю, что отражает их периферийное положение для китайской алкогольной культуры.

Есть ли шансы у американской "новой этики" закрепиться в Китае?

А культура эта, безусловно, столь же древняя, как и сам Китай. Например, хорошо известно, что основным источником вдохновения для великого китайского поэта Ли Бо (VIII в.) служил алкоголь. Ни один званый ужин в Китае не обходился без вина, а уж в торжественных случаях его употребление было просто необходимо.

Любопытно, что, вопреки художественной фантазии кинорежиссера Чжана Имоу, показавшего вино в фильме «Красный гаолян» (1987 г.) ярко-красным, китайское «байцзю», как правило, бесцветно и лишь иногда желтоватого оттенка.

Такое вино было принято пить небольшими керамическими чашечками. Чтобы избавиться от специфического запаха сивушных масел, в прошлом его подогревали – сейчас эта необходимость пропала, хотя сильный запах – главная отличительная особенность китайского алкоголя. Китайцам этот запах не кажется противным. Более того, русскую водку они не любят как раз за то, что у нее «ни вкуса, ни запаха». Что касается легкого спиртового аромата и послевкусия, присущего нашей водке, то китайцев он отталкивает, поскольку ассоциируется у них с больницей.

В отличие от чая, вино полагалось наливать до краев. Это позволяло эффектно выпить чашку, показав свою лихость и уважение к сотрапезнику. Традиционно считалось крайне неприличным пить в одиночку. Это мог позволить себе лишь поэт Ли Бо, да и он, как известно, оставшись один, пил с луной и своей тенью, чему посвятил одно из самых известных китайских стихотворений

«Под луной одиноко пью»:
Среди цветов поставил я
Кувшин в тиши ночной.
И одиноко пью вино,
И друга нет со мной.
Но в собутыльники луну
Позвал я в добрый час,
И тень свою я пригласил –
И трое стало нас.

Для китайца важно не просто выпить, а совместить этот процесс с социализацией, завязыванием и укреплением отношений. Поэтому любой ужин с числом приглашенных более 5–6 человек через полчаса превращается в броуновское движение, в ходе которого каждый пьет с каждым (даже едва знакомым), произнося по этому поводу тосты, наполненные комплиментами и здравицами в честь «тостуемого». Не выпить в таком случае и не произнести ответный тост вплоть до недавнего времени считалось бестактным. Впрочем, облегчается участь сотрапезников тем, что пьют на таких банкетах из рюмочек размером с наперсток.

При этом мужская крутость традиционно измерялась количеством выпитого. Отчасти из-за этого в китайских барах не принято убирать со стола пустые бутылки – они должны показывать, насколько удалые ребята здесь собрались. Но есть и более прагматичная причина – по количеству пустых бутылок официанты потом понимают, сколько выпитого нужно записать в счет.

Байцзю

Китайская алкогольная культура долгое время оставалась «вещью в себе». Мысль о том, что китайские напитки могут быть популярны в мировом масштабе, появилась только на рубеже ХХ–ХХI веков. И первый кандидат на завоевание мира – крепкая и ароматная китайская водка байцзю.

Исторически сложилось, что байцзю популярнее в северных, холодных регионах, тогда как на юге предпочитали рисовое вино хуанцзю и различные настойки. Однако парадоксальным образом сегодня самые популярные бренды байцзю происходят с юга страны.

Не сошлись во вкусах: почему российские продукты не покорили Китай

Прежде всего это «Маотай» – гаоляновая водка крепостью 53–55%, названная в честь одноименного городка в горной провинции Гуйчжоу. Раскрутка этого напитка началась после прихода к власти Коммунистической партии. Согласно одной из многочисленных партийных легенд, в годы «Великого похода», когда коммунисты вынуждены были передислоцироваться с юга на север Китая, маотайская водка использовалась ими для поднятия боевого духа и дезинфекции ран. В память о тех событиях, а также чтобы подчеркнуть свое крестьянское происхождение и партизанский опыт, Мао Цзэдун и другие лидеры Компартии предпочитали на международных мероприятиях пить «Маотай». Со временем этот напиток стал ассоциироваться с властью и богатством, что сделало его привычным подарком мужчине как внутри КНР, так и при контактах с иностранцами.

Особое положение «Маотая» способствовало тому, что в 1980–1990‑х годах на волне рыночных реформ стандарты качества не упали, как это было с другими брендовыми китайскими водками (например, «Эргоутоу»).

«Маотай» – известное, но не единственное популярное китайское байцзю. Среди сотен различных сортов следует выделить следующие: «Гуцзин гунцзю» из провинции Аньхой (считается, что секрет этого напитка в том, что вода для него берется из колодца с многовековой историей), «Шуйцзинфан» (винокурня, где делают этот напиток, имеет более чем 600‑летнюю историю), «Улянъе» (в названии подчеркивается, что водка делается из пяти злаков: пшеницы, риса, кукурузы, гаоляна и клейкого сладкого риса номи), а также «Лучжоу лаоцзяо» (ценится за тонкий аромат персиков в послевкусии). Три последних бренда происходят из юго-западной провинции Сычуань.

Сегодня «Маотай» – один из самых дорогих в мире брендов алкогольной продукции: его стоимость оценивается в $43 млрд. Примечательно, что в топ‑10 мировых брендов китайцы занимают шесть строчек. Второе и третье места также принадлежат производителям байцзю: «Улянъе» и «Лучжоу лаоцзяо» соответственно. А всего китайский рынок составляет сумасшедшие 68% от мирового объема.

Почему КНР прекратила принимать российскую рыбу и сою

Производители байцзю активно работают с зарубежными рынками, но пока подавляющую долю прибыли получают на родной земле. В России явные коммерческие интересы пока имеет только «Маотай». В Москве на Смоленском бульваре даже открылся фирменный магазин этой компании. Впрочем, в отличие от Китая, вкусы российского потребителя не настолько определяются заявлениями руководства, так что планы компании продавать по 150 тысяч бутылок в год пока кажутся завышенными. Причем отбивает охоту покупать байцзю не только непривычный вкус, но и цена: на официальном сайте представительства Kweichow Moutai Co. Ltd в России самая дешевая стоит 4500 рублей, а самая дорогая – 500 тысяч.

Впрочем, «Маотай» – это действительно премиум-сегмент. Для собственного потребления такой алкоголь не покупают. Возможно, в случае выхода на российский рынок более бюджетных вариантов (прежде всего «Улянъе» и «Гуцзина») продажи байцзю в России могли бы стать
заметными.

Пиво

А вот что в России уже давно и успешно продается, так это китайское пиво. Хотя первые опыты с пивоварением на территории Китая относятся к 7‑му тысячелетию до нашей эры (об этом свидетельствуют археологические находки), пиво современного формата появилось чуть более ста лет назад и было связано с «открытием» Китая западными державами.

Два центра пивоварения – Харбин и Циндао – появились благодаря иностранцам. В Харбине пивоварня была основана в 1900‑м российским купцом Иваном Врубелевским. А в Циндао производство пива началось три года спустя благодаря немецким поселенцам. Именно «Харбин» (Harbin Beer) и «Циндао» (Tsingtao Beer) – самые популярные сорта китайского пива на нашем рынке.

Пивной фестиваль в Китае

Пивной фестиваль в Циндао

Yu Fangping/Costfoto/DPA/Vostock Photo

Впрочем, несмотря на европейские корни, пиво имеет ярко выраженную китайскую специфику. В качестве сырья используется рисовый солод (вместо или наравне с ячменным), в результате чего пиво получается легким, питким, освежающим. Процент алкоголя в нем редко превышает 3–4%. Китайцы начали массово пить пиво в 1980–1990‑х, причем культура употребления этого напитка отличается от западной. Пиво здесь принято пить под еду, причем нормально это делать и в обеденный перерыв на работе. За ужином же пиво можно совместить и с байцзю: пивом запивается еда, а байцзю пьют маленькими рюмками после тостов.

Еще более легкое и похожее на лимонад пиво выпускают два главных конкурента «Харбина» и «Циндао». Речь о пекинском пиве «Яньцзин» (Yanjing Beer), которое выпускается с 1980 года, и пиве «Сюэхуа» (Snow Beer), которое появилось в Шэньяне в 1993‑м, но в настоящий момент представляет собой пример работы транснациональной корпорации на китайском рынке. Пивоварни Snow Beer расположены по всей стране (более 80 заводов), при этом сеть принадлежит бельгийской корпорации Anheuser-Busch InBev – той самой, что производит Budweiser, Stella Artois, Corona.

Что угрожает продовольственной безопасности Китая

«Сюэхуа» практически неизвестно за пределами КНР. Перспективы «Яньцзина» и «Сюэхуа» на российском рынке довольно туманны. В масс-сегменте им будет сложно конкурировать с местными недорогими марками, а в качестве «экзотического импортного пива» (цена в России будет составлять 120–200 рублей) они будут проигрывать «Циндао» и «Харбину».

Впрочем, отдельные партии такого пива в российских магазинах уже появляются (как и других известных в КНР марок: Wusu из Синьцзяна, Pearl River из Гуанчжоу, Kingway из Шэньчжэня), и определенную прибыль торговым компаниям такая работа наверняка принесет. В еще большей степени этот вывод относится к продукции китайских пивоварен, изначально ориентированных на иностранную аудиторию. Сейчас китайцы активно экспериментируют с элем и стаутом. Эти сорта пива китайского производства вряд ли вытеснят с прилавков продукцию привычных производителей, но как интересная альтернатива вполне имеют право на существование. Так, в 2022 году на фоне падения импорта пива из стран Евросоюза подросли показатели торговли с Китаем. Да, абсолютные цифры невелики (порядка 1 млн декалитров), зато рост составил 10%.

Вино

А вот китайское вино – настоящее, виноградное – для российского рынка пока еще в диковинку. Между тем оно есть, и весьма неплохое.

Локдауны, США и кризис на Украине: что мешает расти экономике Китая

История виноделия в Китае похожа на историю пивоварения. Следы древнейших экспериментов с ферментацией ягод винограда встречаются среди археологических раскопок, есть свидетельства употребления виноградного вина – чаще всего привезенного из Центральной Азии – в Средние века, а современная индустрия зарождается на рубеже XIX–XX веков под влиянием европейцев.

Новое китайское виноделие было основано не на автохтонных сортах винограда (они, как и везде на Дальнем Востоке, отличаются повышенной кислотностью), а на привезенных из Европы. Ключевым регионом для виноделия стала провинция Шаньдун, где Чжан Биши, знаменитый китайский мандарин, сделавший состояние на торговле со странами Юго-Восточной Азии, в 1892‑м основал первый современный виноградник. Сейчас здесь производится до 40% всего китайского вина, причем львиная доля производства сконцентрирована возле города Яньтай (ранее известен как Чифу).

Еще более однозначная картина вырисовывается в плане сортового разнообразия: до 70% китайского вина приходится на сорт каберне-совиньон (по-китайски он поэтично называется чисячжу – «Алый жемчуг заката»). Второй по популярности сорт – мерло. В гораздо меньшей степени используется виноматериал сортов мускат, шардоне, рислинг и других. Красное в целом популярнее белого.

Сбор винограда в Китае

Сбор винограда в Ляншане, провинция Хэбэй

Photo by Yang Shiyao/Xinhua via AFP/EAST NEWS

Самая знаменитая китайская марка вина – «Чжанъюй» (Changyu) – восходит к тому винограднику, который основал Чжан Биши. Кто знает, как бы развивалось китайское виноделие, но из-за долгих десятилетий внутренней нестабильности и войны в начале ХХ века его развитие почти полностью прекратилось. В отличие от пива, которое воспринималось как напиток для работяг, вино долго не могло найти целевую аудиторию. Лишь в 1980‑х началось «возрождение», в котором китайцам помогли французы. Их влияние чувствуется и в так называемых «новых винных регионах» Китая. К таковым относят окрестности Пекина: город Чжанцзякоу (здесь производится вино марки Great Wall), город Тяньцзинь (Dynasty), а также Нинся-Хуэйский автономный район в среднем течении реки Хуанхэ (Helan Mountains). В большинстве случаев у истока виноделен стояли либо совместные с французами предприятия, либо французские сомелье и купажисты.

Отдельного внимания заслуживают перспективы регионов с более холодным климатом. Виноградарство и виноделие здесь имеют свои особенности. Так, в городе Тунхуа в северо-восточной провинции Цзилинь производство вина началось еще при японцах в 1930‑х и отличается самобытностью. Местная «фишка» – выпуск десертного «ледяного вина» из винограда сорта бэйбинхун (дословно «Северный ледяной красный»). Схожие эксперименты с производством сладких вин проводятся и в северо-западных регионах: в провинции Ганьсу и Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Впрочем, об экспортном потенциале речь пока не идет.

Какой будет внешняя политика Пекина после XX съезда Компартии Китая

Дело в том, что Китай, несмотря на слабые традиции потребления вина, все равно представляет собой один из крупнейших рынков мира. На китайские виноградники приходится 10% мировых площадей (больше только в Испании и Франции), объем производства вина составляет 6–7 млн галлонов, а потребление – 12–13 млн галлонов. По импорту вина Китай входит в середину первой десятки стран мира, тогда как среди экспортеров Китай находится на 36‑м месте, а если убрать из статистики Гонконг, то показатели будут на порядок ниже.

Китайское вино по своим вкусовым качествам вполне соответствует высоким мировым стандартам, но проблема в том, что хорошее китайское вино с легкостью находит потребителя и на родине, а вино качеством похуже абсолютно неконкурентоспособно на внешних рынках, поскольку оказывается дороже аналогов из традиционных винных стран.

При этом, в отличие от пива и водки, китайское вино не имеет какой-либо ярко выраженной особенности. Как правило, это классическое красное сухое каберне-совиньон, схожее по своим характеристикам с недорогими французскими аналогами. Как мы видели выше, специфика может затруднять перспективы выхода на новые рынки, но отсутствие «фишки» тоже плохо.

Впрочем, китайское виноделие относится к числу наиболее быстро прогрессирующих в мире. Виноградное вино становится все популярнее у китайского среднего класса, объемы производства увеличиваются, география расширяется, следовательно, неизбежно будут появляться и более привлекательные для внешнего потребителя образцы. И это тот случай, когда за отраслью следует начать следить уже сейчас.

«Поворот России на Восток», ускоренный западными экономическими санкциями, стимулировал обращение российского бизнеса к КНР. В плане алкоголя у Китая есть что показать и есть чем удивить, хотя в целом он остается «товаром для внутреннего потребления». Для отдельных узких ниш импорт китайской продукции может быть весьма интересным вариантом. При этом гораздо более привлекательное направление – экспорт в Китай российского алкоголя. Здесь и успехи уже сейчас больше, и перспективы шире. Это, впрочем, тема для другой статьи.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль