19 июня 2024
USD 87.04 -2.01 EUR 93.3 -2.09
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Большая вода: почему регионы России не справляются с весенними половодьями
паводки Происшествия Россия

Большая вода: почему регионы России не справляются с весенними половодьями

Для большинства российских регионов весенние половодья – дело почти привычное. Тает снег, идут дожди, и реки, едва освободившиеся ото льда, выходят из берегов. Почему в этом году наводнения по масштабам и последствиям бьют рекорды чуть ли не вековой давности, разбирался «Профиль».

Последствия прорыва дамбы в Орске

©Егор Алеев/ТАСС

Содержание:

Стихия как бедствие

В публичную сферу ситуация с половодьем на реке Урал в районе Орска попала в первых числах апреля. Вода превысила критический уровень, 3 апреля прорвала дамбу, защищавшую город, после чего начались подтопления дачных участков, домов в частном секторе, а затем и многоэтажек. Жителей срочно пришлось эвакуировать, но оставить свои жилища сразу соглашались не все.

В Оренбургской области объявили федеральный уровень реагирования на чрезвычайную ситуацию. Для борьбы со стихией перебросили дополнительные силы спасателей, руководить которыми по поручению президента Владимира Путина отправился лично глава МЧС Александр Куренков. Через три дня в регион прилетел и министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства Ирек Файзуллин, чтобы оперативно организовать ремонт и восстановление жилых домов, объектов социальной и энергетической инфраструктуры.

Вскоре беда пришла в Оренбург, затопив 13 микрорайонов – 5511 жилых домов и свыше 10,6 тыс. приусадебных участков. Утром 15 апреля губернатор Денис Паслер объявил, что пик наводнения в областном центре достигнут. Уровень воды на тот момент составил 11,71 м, но потом поднялся до 11,8 м.

По схожему сценарию начала развиваться ситуация в Курганской, Тюменской и Томской областях. Однако география весеннего половодья значительно обширнее. От паводка в апреле в большей или меньшей степени уже пострадали почти 190 населенных пунктов в 39 регионах.

И точка еще не поставлена. Низовья полностью освобождаются ото льда не ранее первой декады июня. До этого времени сохраняется угроза наводнений, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке, объясняет научный руководитель Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв. Сильнейшее наводнение в Якутии произошло в 2001 году как раз во второй половине мая. Тогда из-за ледового затора протяженностью до 80 км река Лена поднялась на 20 м при критическом уровне 13 м. Город Ленск был фактически смыт, несколько десятков тысяч человек пострадали, 3,2 тыс. лишились крыши над головой.

Сотрудники МЧС во время эвакуации жителей из зоны затопления в Орске

В начале апреля на реке Урал в районе Орска прорвало дамбу

Анатолий Жданов/Коммерсантъ/Vostock Photo

Кто оплатит ущерб

Подобные ЧП для России, к сожалению, не редкость. По данным Росгидромета, в зоне подтопления в нашей стране находится порядка 500 тыс. кв. км, из них на 150 тыс. возможны наводнения с катастрофическими последствиями. Угроза половодий и паводков существует для 300 городов, десятков тысяч сел и деревень, промышленных и инфраструктурных объектов, более 7 млн га сельхозугодий.

Ущерб от наводнений (за год их обычно происходит от 40 до 70) достигает 40 млрд руб. В этом году суммы существенно вырастут. Только Оренбургской области, согласно предварительным оценкам региональных властей, на восстановление жилья, предприятий, объектов ЖКХ, энергетики, на выплаты компенсаций пострадавшим потребуется не менее 40 млрд руб.

Основные издержки при этом несет госбюджет. По словам основателя компании «Страховой брокер AMsec24» Антона Мельцова, страховать жилье и имущество от стихийных бедствий (наводнения, природные пожары, сели и т. п.) у нас все еще не принято. В 2023 году было застраховано менее 20% квартир и индивидуальных домов. В массовом сознании по-прежнему работает принцип персонажа популярного фильма: «Я не настолько богат, чтобы оплачивать еще и стихийные бедствия».

Прогноз метеорологов

Можно найти несколько объяснений причин стихийного бедствия, охватившего этой весной почти половину субъектов Федерации. Первая – минувшая зима не поскупилась на осадки. В Поволжье снега выпало на четверть больше нормы, а в отдельных местах – почти на 70%, на северо-западе страны – на 40–60% больше, на Урале многолетние значения в ряде регионов превышены на 80%, в Сибири – на 50%.

Метеорологи изначально составляли тревожные прогнозы по весеннему половодью. Они предупреждали о рисках для Ленинградской, Новгородской, Архангельской, Мурманской, Вологодской, Владимирской, Волгоградской, Кировской, Свердловской, Омской, Кемеровской, Томской, Новосибирской, Иркутской, Сахалинской областей, Чувашии, Татарстана, Бурятии, Якутии, Пермского, Красноярского, Приморского и Забайкальского краев, Чукотского автономного округа.

Вторая причина – последняя неделя марта и первые числа апреля в этом году выдались теплыми. В бассейнах рек Урал, Ишим, Тобол началось активное снеготаяние. Водохранилища как на территории РФ, так и в Казахстане переполнились, что грозило прорывом гидротехнических сооружений. В этом случае прокатились бы разрушительные волны. Поэтому из двух зол выбрали меньшее – решили осуществлять контролируемые сбросы воды, что обрекло на затопление прибрежные населенные пункты.

Не первый и не последний

Все города и населенные пункты Оренбуржья и Курганской области, которые в последние недели упоминаются в сводках МЧС и телевизионных репортажах в связи с половодьем, имеют богатую историю наводнений, которые часто приобретали катастрофический характер. За 300 лет своего существования Орск чуть ли не полностью уходил под воду не единожды. Жители спасались на горе Преображенская.

Сотрудник МЧС России во время эвакуации жильцов и домашних животных из зоны затопления в Орске

40 млрд руб. достигает ежегодный ущерб от наводнений в нашей стране

Анатолий Жданов/Коммерсантъ/Vostock Photo

Беда случилась, в частности, весной 1922 года. Как свидетельствуют очевидцы, люди не только тонули, но и умирали от голода. Тела жертв стихии плавали по улицам. В 1942-м наводнение повторилось. В сводке НКВД было указано: «Положение в Орске катастрофическое – 95% затоплено водой, 50% видны только крыши, совершенно размыло водой особенно саманные дома». В 1957 году город опять утонул – Урал тогда поднялся на 12 м выше нормы (в апреле 2024-го – на 9,6 м).

В эти же годы топило и Оренбург, расположенный в 489 км ниже по течению. Областной центр сильно пострадал в 1993-м – в окрестностях города с населением около 500 тыс. человек река поднялась на 9,74 м. В регионе тогда затопило 6456 жилых домов, 42 тыс. дачных участков. Не выдержали напора 58 плотин и 32 моста, было размыто 134,6 км автодорог. Ущерб оценили в 10 млрд руб.

Тобол тоже периодически подвергает испытаниям жителей Курганской области. Половодье 1994 года считают одним из самых крупных и разрушительных. Река в районе Кургана поднялась на 10,7 м, лишь немного недотянув до рекорда 1947 года – 10,87 м. Из 24 районов затопило 22. Вода пришла тогда в 116 населенных пунктов, население которых составляло 220 тыс. человек. В самом Кургане в зону затопления попали 62 тыс. жителей. Весной 2000 года Тобол поднялся на 8,9 м, затопив 41 населенный пункт, не менее 60 тыс. дачных участков, 50 тыс. га сельхозугодий. В 2002, 2005, 2016 годах – очередные половодья: река поднималась на 8–9,1 м.

От весны 2024-го областные власти изначально не ждали ничего хорошего, предвидя потоп. Снега выпало в два раза больше, чем годом ранее, а наполняемость Южноуральского и Троицкого водохранилищ (расположены в Челябинской области на реках Увелька и Уй соответственно) уже в первые недели марта достигла 96–98%. С началом активного таяния снега вода поднялась до критических отметок, ее пришлось сбрасывать, чтобы не допустить перелива через плотины.

Утром 17 апреля уровень Тобола в районе Кургана поднялся до 8,5 м, что считается опасным значением. МЧС не исключает дальнейшего роста – до 10,7 м. В регионе объявлен режим чрезвычайной ситуации областного масштаба. Прогнозируется подтопление 62 населенных пунктов, 4300 домов, 5550 приусадебных и 600 дачных участков. На этой территории живет 18 тыс. человек.

Река Тура, протекающая через Тюмень, также не раз доставляла неприятности. Наводнения случались в 1891, 1902, 1957, 1959, 1979, 1998, 2016 годах. Максимальный уровень подъема воды – 9,15 м – зафиксирован в 1979-м. Наводнение 2016 года – на третьем месте по этому показателю (8,68 м), на втором – наводнение 1998-го (8,71 м). Половодье 2024 года может достичь пиковых значений.

Тревогу вызывает обстановка, складывающаяся на реках Тобол и Ишим. 17 апреля Ишим у села Ильинка уровень воды поднялся до 8,84 м, что на 84 см выше критического. Накануне губернатор Тюменской области Александр Моор объявил срочную эвакуацию жителей Ишимского и Казанского районов, предупредив о высокой вероятности прорыва дамб и перелива через них.

У доцента кафедры экономики городского хозяйства и сферы обслуживания Московского университета им. С.Ю. Витте Кирилла Парфенова есть объяснение, почему дорогостоящие гидротехнические сооружения часто не выдерживают наводнений. Возможно, дамбы изначально были спроектированы без расчета на такой уровень вешних вод и построены некачественно. Либо их не содержали должным образом.

Разобраться с этим должны правоохранители. Реакция есть: 6 апреля управление Следственного комитета по Оренбургской области возбудило уголовное дело о халатности (ч. 1 ст. 293 УК РФ) и нарушении правил безопасности при ведении строительных работ (ч. 1 ст. 216 УК РФ) в связи с прорывом дамбы в Орске. Скорее всего, будут возбуждены уголовные дела и по другим фактам разрушения гидротехнических сооружений в регионах, охваченных половодьем.

Как управлять стихией

Предотвращение наводнений – задача сложная, требующая огромных капитальных вложений. Власти Орска как минимум однажды пытались решить проблему кардинально. В 1928 году вышли с инициативой перенести город на возвышенное место, расположенное в 7 км. Обоснованием проекта было предположение, что Урал в случае повторения разлива может проложить новое русло прямо через центр Орска.

Областное руководство идею поддержало, но мер для практической реализации градостроительного плана предпринято не было. Предпочли другое решение: в 1932 году создали схему комплексного использования реки Урал. В конце 1950-х построили Ириклинский гидроузел, предназначенный не только для защиты Орска от наводнений, но и для выработки электроэнергии, а также водоснабжения предприятий и близлежащих населенных пунктов.

Однако 1993 год показал, что гидротехническое сооружение не всегда справляется с регулированием стока Урала. Город решили дополнительно защитить дамбой, потратив на этот проект почти 900 млн руб. В 2013-м объект сдали в эксплуатацию. Насыпь была рассчитана на уровень воды высотой до 5,5–6 м, река же этой весной поднялась почти на четыре метра выше. Дамба «перегруз» не выдержала, и в Орске случился очередной потоп.

То, что не получилось с Уралом – зарегулировать сток, – удалось с Волгой. В 1930-х началось строительство Волжско-Камского каскада из 11 гидроэлектростанций и водохранилищ общим полезным объемом 79 кубических километров, что составляет примерно треть годового стока реки.

Цепочка ГЭС и водохранилищ (самые крупные – Рыбинское и Куйбышевское) в целом надежно защищает регионы Поволжья от большой воды. До этого Тверь, Нижний Новгород, Рыбинск, Самара, Казань, Астрахань и другие прибрежные города, можно сказать, регулярно тонули. В ХХ веке крупнейшие наводнения на Верхней и Средней Волге зафиксированы в 1908 и 1926 годах.

В последние десятилетия подобные катастрофы не случаются. Специалисты приводят в пример 1979 и 1991 годы. Зимы выдались снежные, весны – дружные, но водохранилища приняли излишки талых вод. Благодаря этому Волга не вышла из берегов тогда, и сейчас ситуация тоже под контролем.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль