Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Американский кошмар"

Многие покупатели недвижимости в США не платят по кредитам. Эта проблема докатилась до бирж всего мира. Курсы акций стали падать, но глобальный кризис на этом не кончился. Оценены далеко не все риски, скрытые в балансах многих банков — в том числе и немецких.Бывают времена, когда первейшая обязанность политика — приукрашивать действительность. Когда интересы государства требуют, чтобы в расцветку мира добавляли нежно-розовых тонов ради того, чтобы люди забыли о пепельно-серой гамме действительности. В конце позапрошлой недели эта задача стала главной для министра финансов ФРГ. Пеер Штайнбрюк старался как мог.

В лишенном всяких украшений конференц-зале Федерального банка во Франкфурте он рисовал радужные картины, хотя никаких поводов для этого не было. Вообще-то собрались отметить 50-летие Министерства финансов. Но даже Штайнбрюк чувствовал, что настроение у собравшихся было не праздничное — каждый уже пережил несколько дней «тревожных событий» на финансовых рынках во всем мире. Оратор пояснил: не следует бояться, ведущие промышленные нации постоянно контактируют и контакты «были доселе весьма плодотворными».

Послание министра читалось легко: всем сохранять спокойствие, дела не так уж плохи. «Нет никакого повода нервничать относительно перспектив реальной экономики». Прогноз на 2008 год благоприятен, объяснял министр. В летние месяцы экономика растет даже быстрее, чем весной.

С эйфорическим настроением министра не пожелал контрастировать вообще-то более склонный к трезвым оценкам президент Бундесбанка Аксель Вебер. Перспективы конъюнктуры, несмотря на «турбулентность», хороши, рост сбалансирован и динамичен. Эмиссионные банки предпринимают все, что необходимо для сохранения стабильности, излагал он.

Пока Вебер и Штайнбрюк несли службу, витийствуя на сцене, их сотрудники шептались с другими участниками конференции о том, что их по-настоящему занимало: о последних сведениях с внутригерманского кризисного фронта.

О том, что Йохен Санио, главный аудитор немецких финансов, неожиданно прервал свой отпуск в Канаде. Что вице-президент Бундесбанка Франц-Кристоф Цайтлер, в небоскребе на Майне отвечающий за финансовый надзор, взвешивает, не изменить ли сроки запланированного отпуска.

Когда один из членов правления Федерального банка жертвует отпуском, можно не сомневаться, что катастрофа достигла тревожных масштабов — независимо от того, что все Веберы и Штайнбрюки этого мира рассказывают общественности.

И действительно, сообщения прошлой недели звучали угрожающе: кризис американских ипотечных кредитов оказался безумно заразным и поразил финансовые рынки во всем мире.

Все началось с банкротства нескольких ипотечных банков в США. Затем инфекция перешла на другие банки, в том числе на немецкий IKB, специализирующийся на финансировании мелкого и среднего бизнеса. А потом и на французский банк — уже из числа крупных — BNP Paribas, решивший закрыть сразу несколько фондов.

На биржах Нью-Йорка, Лондона, Парижа и Франкфурта обрушились курсы акций. И это было еще только начало.

Министр финансов США Генри Поулсон через Wall Street Journal предостерег, что негативные процессы «скажутся на темпах роста американской экономики». Осторожные слова бывшего руководителя инвестиционного банка Goldman Sachs предназначены были успокоить рынки. Но вызвали истерию среди вкладчиков в Азии.{PAGE}

Для стран азиатского региона, живущих преимущественно с экспорта, ослабление экономики США означает катастрофу. В панике вкладчики в Сеуле и Токио стали избавляться от своих ценных бумаг. Японский индекс Nikkei к 18 августа упал на 5,4%, что стало крупнейшим падением после 11 сентября 2001 года. Обвал курсов на международных биржах уничтожил в течение нескольких дней свыше $3,8 трлн, хотя центробанки крупных промышленных стран — от Канады до Японии — предпринимали отчаянные попытки стабилизировать рынок с помощью огромных финансовых инъекций, в сумме составивших свыше 300 млрд евро.

«Кризисный циклонический фронт охватил кредитный рынок в глобальном масштабе», — предупреждает исследование Goldman Sachs. К всеобщему удивлению, американский центробанк Fed в пятницу резко натянул поводок и снизил учетную процентную ставку на 0,5 пункта. Fed принял именно то решение, от которого он совсем недавно открестился на своем последнем плановом заседании.

Узнав об этом, американские и европейские биржи рванули вверх с такой же отчаянной силой, с какой до сих пор происходило падение. Но необычный шаг был истолкован европейскими центробанками как сигнал тревоги: если даже коллеги в США охвачены паникой, значит, ситуация намного хуже, чем было известно.

Конца кризиса пока не видно. До сих пор невозможно угадать, кто еще станет жертвой заразного вируса или, может быть, уже стал. Что ни день, «турбулентные волнения» разоряют в Америке то один, то другой ипотечный банк.

Последним в ряду тех, кому грозило банкротство, оказался один из гигантов отрасли — Countrywide Financial. Опасаясь полного обескровливания, американская управляющая компания Sentinel без предупреждения заморозила авуары своих клиентов. Один лишь канадский банк CIBC приготовился откорректировать стоимость активов в диапазоне $290 млн.

А видный швейцарский банк UBS, крупнейшая в мире фирма по управлению имуществом, шокировал рынки весьма пессимистичной оценкой деловых перспектив на следующий квартал. Уже весной обычно отличающиеся осторожностью швейцарцы вынуждены были признать, что принадлежавший их банку хедж-фонд потерял на ипотечном рынке США $190 млн.

UBS стал одним из первых крупных европейских банков, затронутых кризисом. И, вероятно, не последним. И Deutsche Bank, и Dresdner Bank тоже работали в США. Крупнейший кризис в настоящий момент угрожает саксонскому земельному банку Sachsen LB, ради спасения которого на прошлой неделе была предпринята уникальная акция.

Кардинальные просчеты совершили именно некоторые из немецких банков: IKB и Sachsen LB, согласно недавнему анализу, взвалили на свои плечи значительно более крупные риски, чем настоящие финансовые гиганты, такие, например, как Royal Bank of Scotland.

Уже давно кризис крупных финансов грозит переброситься на реальную экономику. Если атмосфера неуверенности на рынках сохранится, потребители предпочтут придержать наличность и не покупать новые игрушки, одежду, автомобили или не тратить деньги на путешествия.

Некоторые из наблюдателей полагают, что на смену буму, который пережила мировая экономика в прошедшие годы, может прийти глобальная рецессия. И снова все взирают на то странное существо, которое дало толчок всей этой драме, — на американского потребителя. Ведь вроде это вполне нормальные люди. <…>{PAGE}

Сегодня в США драмы приключаются десятками тысяч. И первыми, кто ощутил колебание почвы под ногами, были банкиры — причем не только те, кто когда-то заманивал народ сверхвыгодными кредитами.

Ибо к странностям глобализированной финансовой системы нынешнего мира относится и то, что долги других могут принести огромную прибыль и стать для финансовых жонглеров весьма привлекательным бизнесом.

Чтобы иметь возможность еще быстрее вновь давать деньги в рост, банки консолидировали кредиты своих клиентов и продавали их — с заметной скидкой — другим банкам или фондам. Эти пакеты кредитов были вполне достойно обеспечены — десятками тысяч домов, рыночная стоимость которых к тому же постоянно росла.

Известные рейтинговые агентства, такие как Moody’s и Standard & Poor’s, регулярно изучали пакеты ипотечных кредитов. Но и они практически не были в состоянии действительно оценить, какие риски в каждом конкретном случае были запрятаны в них. Их рейтинговых оценок «АА» или «ААА» было, однако, достаточно для следующего банка — они соблазняли на покупку чужих кредитов. Правда, эта игра в «Монополию» на миллиарды к тому времени уже стала приводить к появлению первых жертв.

Ипотечные банки в США давали настолько абсурдные кредиты, что приобретение домов становилось доступным для все большего числа людей, которые без этого при всем желании такой покупки себе позволить не могли бы или не должны были бы. Все они верили увещеваниям посредников, заинтересованных в своих комиссионных, и бросались в финансовые авантюры, которым суждено было для многих тысяч семей закончиться катастрофой.

Банки лишатся огромных денежных сумм, но бесчисленные граждане США — экономической основы их существования.

Теперь вдруг начинают падать цены на недвижимость, что приводит денежные институты в еще большее беспокойство. Вместе с повышением процентных ставок закрутилась дьявольская спираль, о которой уже в течение многих лет предупреждали знатоки — такие, как Брюс Маркс, глава правления Ассоциации Neighborhood Assistance Corporation of America (NACA). <…>

В конце цепи глобального финансового дарвинизма неожиданно оказались банки, как, например, IKB в Дюссельдорфе. Нельзя было исключить, что он возьмет на себя некоторый риск, финансируя отдельные фирмы. Но таких безумных фривольностей с миллиардами долларов от него совершенно не ожидали.

Тем большим был шок, затронувший и Ведомство по надзору за финансовыми услугами, равно как и Министерство финансов, в тот момент, когда стало известно, что IKB должен был вот-вот разориться под грузом рисков, проистекавших из игры на американском ипотечном рынке.

Неожиданно для всех американский кризис разразился в самом центре Германии. И не только там: буквально за одну ночь все банки во всем мире перестали друг другу доверять. Ведь они друг друга знали. В этом как раз и заключается проблема, поскольку такое знание и настраивает на саркастический лад: с чего бы это давать деньги взаймы коллегам? Кто знает, какие скелеты у них попрятаны по шкафам? И все в одночасье перекрыли свои денежные шлюзы.

Эмиссионным банкам во многих странах, от Канады до Японии, пришлось закачать в рынок миллиарды долларов и евро по выгодным процентным ставкам ради того, чтобы не допустить ущерба базовым структурам. Такой акции мир не знал с 11 сентября 2001 года. Но будет ли она достаточной?

С кредитными пакетами, на которых можно так обжечься, работали почти все крупные банки. Даже большие и привыкшие к успеху банки — от Citigroup до Deutsche Bank — стали нести потери на биржах.{PAGE}

На следующем этапе удар придется по бизнесу тех прямых инвесторов, которые до сих пор финансировали громкие захваты фирм, используя выгодные кредиты. Позднее купленные предприятия получали возможность брать новые средства в долг и тем самым фактически финансировать собственную продажу.

В минувшие месяцы сделки такого рода приобретали все более умопомрачительные размеры. Ничто уже не казалось слишком дорогим. Но даже топ-менеджер масштаба Александра Дибелиуса, нынешнего шефа немецкого филиала Goldman Sachs, устроившего слияние Daimler и Chrysler, знает, что время, когда можно было провернуть любое слияние, прошло.

Даже Европейский центральный банк в своем недавнем месячном отчете отметил, что авантюрное финансирование слияний угрожает «банкам потенциальными системными нарушениями».

И вспоминаются трагедии, не только взорвавшие на рубеже тысячелетия всю New Economy, но и ввергнувшие отдельные сектора мировой экономики в агонию на многие годы.

Тогда всем казалось, что деловые возможности виртуального мира безграничны. Самая мелкая интернетовская лавочка, не приносившая ничего, кроме убытков, достигала на бирже астрономических показателей. Казалось, все правила бухгалтерии утратили силу, а ничем не подкрепленные надежды на будущее стали стоить миллиарды.

Сегодня оценки большинства активов, несмотря на подъем биржевых индексов в последние годы, оказываются значительно ниже, перспективы получения прибыли реалистичны, горы долгов в основном ликвидированы, энергия конъюнктуры пока стабильна.

Пока.

То, что биржевые курсы тем не менее обвалились, есть следствие всеобщей паники и первой с 2000 года волны недоверия к банковским акциям.

Но и тогда, и сегодня опасностью для игроков стали их собственные эмоции. Когда лопнул пузырь, называвшийся New Economy, это был коллективный страх перед фальшивыми проводками. А ныне боятся того, что банки перекроют поток денег на слишком долгое время — и тем задушат рост активов.

«Землетрясение на финансовых рынках может продлиться еще несколько месяцев», — опасается Хольгер Шмидинг, главный специалист по европейской экономике в Bank of America. Акции будут, вероятно, «и далее уступать свои позиции» по широкому фронту. Слишком глубоко засело повсюду недоверие, что, впрочем, имеет и свои положительные стороны.

Доселе огражденные от всякой критики рейтинговые агентства должны будут привыкнуть к тому, что в будущем их работу станут более тщательно «просвечивать». Органам надзора за деятельностью бирж и банков в США, Великобритании и Германии придется оправдываться, если они не подадут заблаговременно сигнала тревоги. Президент Франции Николя Саркози в конце позапрошлой недели потребовал, чтобы крупнейшие государства «Семерки» добились большей прозрачности и более надежного контроля в сфере экономики.

«Дойдет ли дело до Армагеддона?» — вопрошают обычно бесстрастные аналитики американского инвестиционного банка Morgan Stanley.

Именно они в конце концов рекомендовали «бросить паниковать и начать анализировать». Конец света отложен. Пока.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK