Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Большая плавка"

Глава Millhouse Евгений Швидлер наконец объяснил, что именно структуры Романа Абрамовича собираются делать в металлургии. Возможно, своим бизнесом с олигархом поделятся Алексей Мордашов и Алишер Усманов.   Если вы попросите нефтяников охарактеризовать бывшего президента «Сибнефти», г-на Швидлера, они наверняка расскажут, что нынешний глава Millhouse слов на ветер не бросает. Недавно Евгений Швидлер впервые заговорил на другие, металлургические темы, чем вверг в панику многих участников этого рынка. Вот уже больше недели газеты, журналы и Всемирная паутина пестрят сообщениями о том, что теперь, дескать, Роман Аркадьевич, чьи интересы давно выражает г-н Швидлер, выступит в роли собирателя металлургических активов по указке Кремля и что в этой связи сопротивление бесполезно. Да и закрытый брифинг для скромного числа журналистов, на котором Швидлер объявил о новых грандиозных планах, якобы и был направлен на то, чтобы донести эту мысль до олигархов от металлургии.

   В этой логической цепочке нельзя не отметить один очень важный момент: раз решение принято, зачем сообщать об этом олигархам через СМИ? Так сейчас уже не делают. Как удалось выяснить «Профилю», слова управляющего группы Millhouse Евгения Швидлера многие успели трактовать неверно. Партнер Абрамовича не только не подтвердил домыслы о том, что инициатором объединения в черной металлургии был Кремль, но и заявил, что ни за каким разрешением или заданием представители Millhouse в Кремль не ходили. В Millhouse утверждают, что пресловутая встреча с журналистами была созвана по многочисленным просьбам последних: как-никак это новый бизнес для структур Абрамовича и узнать тактику Романа Аркадьевича и партнеров хотели многие.

   Узнали следующее: все, что Millhouse будет делать в черной металлургии, станет осуществляться через компанию Evraz, где структуры Абрамовича контролируют свыше 41% акций. Evraz Group может стать площадкой для консолидации российской металлургической отрасли. Компания будет расти как органическим путем, так и с помощью слияний-поглощений, и акционеры Millhouse готовы выделять на это деньги. Но самое интересное — компания Абрамовича предпочитает вести консолидацию путем обмена активами, а кроме того, не планирует увеличивать свой пакет в Evraz Group. В переводе с языка бизнеса это означает: Абрамович готов делиться. Вот только что думают об этом другие олигархи от металлургии и кто может объединять активы с Evraz Group?

Чья хата с краю?
   Наиболее подготовленными для объединения представители самой Millhouse называют «Северсталь» Алексея Мордашова и «Металлоинвест» Алишера Усманова. Почему именно эти компании «готовы», в Millhouse не уточнили.

   «Северсталь» по размеру выручки — самая крупная российская металлургическая компания (почти $8 млрд. в 2005 году). Ее по праву можно назвать транснациональной корпорацией, так как предприятия компании расположены и в Америке, и в Европе. Вероятно, до конца осени этого года компания проведет IPO на Лондонской бирже и по капитализации обгонит всех остальных российских игроков. Владелец «Северстали» Алексей Мордашов в недавнем интервью «Профилю» подчеркнул, что компания будет и дальше активно стремиться к росту, наращивая активы по всему миру. И, конечно же, он был бы не против слияния с Evraz Group. Вопрос только в том — на каких условиях?

   Мордашов по натуре — абсолютный лидер, человек крайне амбициозный. Он готов был уступить владение контрольным пакетом Arcelor, но прекрасно понимал при этом, что через короткий промежуток времени станет правителем крупнейшей в мире сталелитейной компании — этому отвечали условия сделки. В случае же с Evraz такие грандиозные перспективы Мордашову не светят. Олигарх в принципе может пойти на объединение активов лишь при условии, что контрольный пакет во вновь созданной компании останется за ним. Евгений Швидлер теоретически такую возможность не отрицает. «Мы готовы к снижению нашего пакета в Evraz Group, если его стоимость в результате объединения вырастет», — говорит он. Однако, зная амбиции Романа Абрамовича, нетрудно предположить, что владелец «Челси» вряд ли согласится на роль «младшего партнера» в связке с Мордашовым. А Алексей Александрович, будучи, пожалуй, самым лояльным к власти олигархом от металлургии, не исключено, наступит на горло собственной песне. Но не корысти ради, а только в силу интересов государственной важности.

   «Металлоинвест» Алишера Усманова рассматривать в качестве кандидата на объединение пока явно преждевременно. Об этом говорит и сам Алишер Бурханович. «Консолидация отрасли внутри России для нашей компании сегодня играет роль перспективы. На сегодня для нас актуальна внутренняя консолидация двух огромных холдингов — «Газметалла» и «Металлоинвеста», — которую мы уже начали». Вероятно, в начале следующего года не менее 25% акций объединенного холдинга будут размещены на бирже. И только затем г-н Усманов рассмотрит целесообразность объединения с кем-либо из других участников рынка.

   И все-таки, пожалуй, именно Алишер Усманов может стать тем бизнесменом, который согласится играть в одной упряжке с Романом Абрамовичем. Таковы уж характеры и амбиции этих людей. Алишеру Усманову, как и Абрамовичу, скучно мыслить рамками одной компании. В металлургическом бизнесе его постоянным партнером является другой известный бизнесмен — Василий Анисимов.

   Более того, именно Усманов на протяжении нескольких лет выдвигал на уровне правительств России, Украины и Казахстана идею создания Евразийской горнометаллургической компании, которая должна была бы объединить ведущие угольные, железорудные и металлургические компании на пространстве бывшего СССР и составить реальную конкуренции лидерам мирового рынка. Тогда эту идею реализовать не удалось. Но в голове Усманова она, безусловно, осталась. Поэтому нетрудно поверить в то, что он захочет играть вместе с Абрамовичем на поле глобальных слияний и поглощений, если, конечно, двум столь амбициозным бизнесменам удастся договориться о справедливой доле каждого. «Любая консолидация должна иметь конечным результатом сокращение расходов и увеличение прибыли для участвующих в сделке сторон по отношению к их предыдущему статусу, — рассказывал Усманов «Профилю». — Если это достигается, тогда имеет смысл объединяться».

Не всегда готовы?
   Может показаться странным то, почему Швидлер в числе «готовых» компаний не назвал Магнитку Виктора Рашникова. С точки зрения бизнеса ее позиции наименее прочны. Так, компания обеспечена собственным сырьем лишь на 10%, испытывая постоянную зависимость от внешних поставщиков. И эта уязвимость делает возможным давление на нее. В прошлом году ММК и вовсе грозила остановка производства из-за прекращения поставок сырья с казахских ГОКов. Тогда Рашникову помогло личное покровительство Путина, позволившего Магнитке ввозить сырье с украинского Полтавского ГОКа по льготным тарифам. Кроме того, до сих пор нет ясности со структурой собственности Магнитки. Известно, что топ-менеджерам и дружественным им структурам принадлежит практически 100% акций компании. Однако информация о том, какая доля принадлежит лично Рашникову, до сих пор является тайной. Известно лишь, что сотни миллионов долларов Рашникову приходилось занимать на стороне для выкупа своей доли. Но скорее всего, Магнитка не представляет для Evraz первостепенного интереса: сырьевая необеспеченность и удаленность от портов делают бизнес ММК менее привлекательным.

   Один из участников рынка рассказал «Профилю», что нельзя исключать и участие в консолидации компании «Мечел». По его словам, ходят слухи, что в окружении Владимира Путина давно хотят вернуть всю оборонную промышленность в госсобственность. В советское время частью ВПК были заводы, выпускающие спецстали, ныне входящие в состав «Мечела». Правда, этот аргумент не выдерживает критики потому, что в структуре производства «Мечела» выпуск спецсталей занимает всего 1%. И угрозы для безопасности государства здесь не разглядеть даже под микроскопом. Впрочем, «Мечел» не отличается высокой доходностью сталеплавильного бизнеса, а потому у нынешнего владельца, Игоря Зюзина, есть повод для размышлений. Возможно, это выльется в ту самую консолидацию, которой так напугал металлургов г-н Швидлер.

   Но больше всего загадок задает компания Владимира Лисина. Он производит впечатление абсолютно самодостаточного человека, в альянсы не вступает и имеет самую закрытую пресс-службу. Лисин владеет самым высокорентабельным комбинатом в России — Новолипецким (НЛМК). Компания полностью обеспечена сырьем, имеет устойчивые рынки сбыта и самое современное оборудование. При выручке в $4,5 млрд. НЛМК приносит своему владельцу, который любит стрелять по тарелочкам и издает газету «Газета», не менее $1,5 млрд. прибыли ежегодно. Менять эту долю на участие в чехарде слияний и поглощений, при которой он сможет рассчитывать только на роль «младшего партнера», Лисин, конечно же, не захочет. Представители НЛМК заявили «Профилю», что ни Абрамович, ни Швидлер с предложением альянса к ним пока не обращались и переговоры на эту тему не ведутся. И по-человечески понять их можно: любимый Абрамовичем футбол — игра командная, а Лисин, как стрелок, любит играть сам за себя.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK