Наверх
18 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Борьба за кассу"

Наше кино дорвалось до кассового успеха. «Но какою ценой!» — сказал бы герой «Пиковой дамы».Выяснилось, что для этого не нужно ни мастерства, ни даже умения. Достаточно пощекотать зрителя — и тот в экстазе. Как это сделали в комедии «Любовь-морковь», занявшей передовые места в рейтингах. В ней нет ничего оригинального (сюжет с обменом телами замусолен американским кино). В ней нещадно комикует, подменив игру ужимками, Гоша Куценко. В ней авторы сами запутались в своем «рекбусе-кроксворде». Некий спец по семейным драмам задумал помирить супругов и поселил мужа в тело жены, а жену — в тело мужа, чтобы они лучше поняли друг друга. До переселения героиня Кристины Орбакайте была умной бизнес-вумен — отчего же тогда Куценко изображает непроходимую дуру? А чтоб смешнее было. То есть актер играет не конкретный характер в парадоксальных обстоятельствах (что делало неотразимыми Джека Леммона в фильме «В джазе только девушки» и Дастина Хоффмана в «Тутси»), а грубо пародирует «бабу вообще». Это значит, что в фильме нет режиссера, а есть его «и.о.», который, не вынимая жвачку изо рта, разводит мизансцены. И если я поставил фильму один позитивный балл, то из-за Орбакайте, которая играет точно и с чувством актерского достоинства — самого дефицитного здесь качества. Но печаль моя темна: для кассы, получается, чем хуже — тем лучше.

Получается, каждый, у кого есть деньги, может снять фильм и обеспечить ему рекламу, какой не было у Спилберга с Лукасом. И являются «Три дня в Одессе» — как пишут красной строкой, «фильм Алексея Пиманова». Кто такой Пиманов? Знатоки говорят: телезвезда. Почему телезвезда взялась делать кино? В фильме неумело повторяются зады культовой ленты «Место встречи изменить нельзя» — с одесской шпаной и «крестными отцами», с сотрудниками органов, которые выслеживают главаря по кличке Бухгалтер. Режиссура Пиманова — в том, что он все время о чем-нибудь забывает и, спохватившись, добавляет в суп то соли (одесский говорок, возникающий спорадически, как чирей), то лавровый лист (робкая любовь бравого солдата партии к чистой, но запятнанной девушке). Все это утоплено в красивый быт по моде 50-х, чисто сработанный умелым художником по костюмам и красиво снятый умелым оператором. Получилось произведение, внешне похожее на кино. Но — не кино. Потому что делать кино — отдельная профессия.

Невероятно красива «Мария Антуанетта». Это фильм-натюрморт, фильм-пейзаж, фильм-гобелен. Он живописный и чувственный, его режиссер София Коппола («Трудности перевода») по уши погружает нас в атмосферу Версаля времен Людовика XVI в момент, когда для заключения высочайшего брака и укрепления связей между двумя странами прибывает 14-летняя австрийская принцесса Мария Антуанетта. Штурм Версаля разъяренным народом в 1789 году автора интересует лишь как расплата за беспечность королевской жизни, а добрых два часа мы гипнотически плывем по волнам монарших утех, любуясь убранством пиршественных столов, балами и фейерверками, отслеживая трудный процесс зачатия наследника и любовную интрижку скучающей королевы. Кирстен Данст («Человек-паук») заглавную роль ведет на одной ноте, хотя в окружении есть колоритные типы. Технически картина близка к совершенству, владельцы домашних кинотеатров оценят виртуозность работы со звуком. Но она обделена действенной фабулой, и в кинозале смотреть ее скучно. Видео имеет преимущества: фильм можно включать для релаксации, как в кабинетах ароматерапии включают шорох трав и птичек щебетанье. Нирвану разрушит разве что странный подбор музыки в духе глэм-рок, никак не сочетающейся с куртуазностью стиля. На Каннском фестивале фильм встретили дружным «бу-у!»

Любителям экстремальных балетных зрелищ рекомендую пристегнуть ремни: на диске вышел скандальный спектакль британского хореографа Мэттью Бурна «The Car Man». Звучит как «Кармен», и действительно на музыку Бизе, но в переводе — мужик из автосервиса. Бурн известен как любитель перемешивать пол героев — в знаменитом «Лебедином озере» он всех лебедей делает мужчинами, но без картонной пародийности, как в петербургском спектакле, а всерьез: Одетта-Одиллия становится мачо-соблазнителем, перед которым не устоят ни принцессы, ни даже сам принц. В «Кар Мэн» мачо-соблазнитель — бродяга Лука, который нанимается в гараж по двусмысленному объявлению — Man Wanted. Он легко соблазняет сексуальную жену владельца, а заодно пленяет робкого рабочего Анджело. Мотивы оперы Бизе, сюжетные и музыкальные, претворены в стремительное танцевальное шоу, которое в критике назвали «автомобильно-эротическим триллером». Хореограф создает пряный коктейль из классического, современного и бродвейского танцев с привкусом острой сексуальности и криминальным кровавым подбоем. В основе саундтрека — аранжированная в современном стиле «Кармен-сюита» Родиона Щедрина.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
18.10.2021