Наверх
21 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Бойцы невидимого фронта"

На статистической карте России частных охранных предприятий (ЧОП) нет. Соответственно, нет практически никаких данных о рынке охранных услуг. А рынок есть, и, как удалось выяснить «Профилю», это довольно большой рынок. Ежегодная совокупная стоимость частного охранного бизнеса России составляет порядка $4 млрд. В нем заняты примерно 700 тыс. человек.   Всводках Росстата охранный бизнес проходит по графе «оказание услуг населению» и растворен среди многочисленных сапожных мастерских, фотоателье, банно-прачечных комбинатов и других предприятий быта. Даже в структуре МВД данные по этой позиции разбросаны «по краям и весям» и не консолидированы в единый реестр. В стране действует армия — сотни тысяч вооруженных людей, — но это почти невидимая армия.

   Многие подразделения этой армии структурированы по всем правилам военного искусства, включают в себя и «силовиков, и «разведчиков». В последнее время среди своих потенциальных противников частные охранники числят террористов. Чоповцы умеют защищать от террористических атак охраняемые объекты, используя для этого и агентурную работу, и такие банальные мероприятия, как обход помещений со специально натасканными на обнаружение бомб собаками. Судя по тому, что казино и «крутые кабаки» не атакуются, частные охранники действуют эффективно.

То явятся, то растворятся
   Некоторая официальная статистика про «невидимок» все же есть. По ней армия частных охранных предприятий составляет 581,8 тыс. лицензированных сотрудников, объединенных в 22 тыс. предприятий. Но серьезные эксперты относятся к этим данным скептически, вспоминая известное изречения Марка Твена: «Есть ложь, есть большая ложь, и есть статистика». Официальная информация, по мнению председателя правления Лиги предпринимателей и руководителей предприятий безопасности Виктора Иванова, в прошлом одного из руководителей лицензионно-разрешительной системы МВД, «скорее носит утилитарный характер, нежели является материалом для серьезного анализа данного рынка услуг». А член комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков, стоявший у истоков развития частного охранного бизнеса, приводит свои расчеты: «Реально в этом секторе не менее 700 тыс. человек. Более трети из которых — профессиональные военные, бывшие сотрудники милиции, органов ФСБ. Доля этой категории лиц снижается. За 10—12 последних лет их стало меньше втрое. Это говорит о своего рода кадровой стабилизации в стенах государственных спецслужб. И о более качественной селекции, проводимой их коллегами из частных структур. Теперь там уже не пляшут от радости при виде любого сержанта в форме, предпочитая солидных чиновников в погонах, с богатым опытом и, естественно, связями».

   Эксперты признают, что в стране действует еще немало ЧОПов, в которые некогда легализовались криминальные организации. Они путают статистику. Во-первых, используют своеобразный аутсорсинг, привлекая для работы людей с навыками, но без лицензии. А во-вторых, предпочитают расчеты кэшем, вне всяких налоговых отчетов. Поэтому подсчитать объем рынка можно попытаться только по оценочным расчетам экспертов. «Можно сказать, ежегодная совокупная стоимость частного охранного бизнеса России составляет порядка $4—5 млрд.», — говорит Геннадий Гудков. Виктор Иванов называет эту цифру минимальным пределом. Как бы там ни было, сумма достойна объемов отдельных отраслей экономики и заслуживает пристального внимания к тем, кто ею оперирует.

Закон — кулак, хозяин — крыша
   Отечественный частный охранный бизнес немногим старше суверенной России. Формироваться он начал в середине 80-х годов прошлого столетия. Прообразом послужили полулегальные конторы, законодательной базой — акты, которые регламентировали деятельность кооперативов и предпринимателей-одиночек, а питательной средой стала повсеместная расхлябанность, граничащая с анархией. Эта среда позволяла новоявленным пинкертонам плодить свои конторы без каких-либо сдержек.

   Практически вся работа легальной частной охраны той поры складывалась из пресловутого крышевания, отличавшегося от крышевания криминального разве что меньшими и относительно стабильными расценками. Для клиента разница была невелика, он одинаково побаивался и тех, и других «опекунов». Именно тогда бизнесу от охраны очень пригодились люди в погонах, массово выдавливаемые из армии и спецслужб. Они значительно подняли репутацию частной охраны, повысили ее профессионализм в целом и, что очень важно, способствовали установлению и развитию тесных взаимовыгодных контактов с госорганами безопасности.

   Уголовники, почувствовав себя неуютно, стали резко сдавать позиции. Правда, часть из них мимикрировала, легализовав свою деятельность под видом охранных структур. Но правила игры им пришлось принять. Тем не менее лакомый и весомый кусок формируемого рынка периода легких денег собрал вокруг себя разношерстную компанию, практически никем не контролируемую и не обремененную обязательствами реагировать на правовые

   либо экономические регуляторы вследствие отсутствия оных.

   В 1992 году был принят закон «О частной детективной и охранной деятельности в РФ». Закон, конечно, запоздал — мимо госказны уже проплыли многие сотни миллионов долларов, а вне поля зрения милиции остался несчетный арсенал боевого оружия. Однако закон все же стал точкой отсчета начала строительства цивилизованного рынка охранных услуг.

Квартирный вопрос
   Сегодня негосударственный рынок услуг безопасности все еще формируется. Как и любая рыночная среда, он старается стать саморегулируемым. В рамках этой структуры создаются общественные некоммерческие объединения с целью упорядочить внутрицеховые отношения и сформировать единую позицию в диалоге с властью. До совершенства еще далеко. Причиной тому не только организационная разрозненность солидарных по ориентирам и целям игроков. Главное — это неравенство между государственными, приоритетными по значению, и остальными структурами. Вневедомственная охрана имеет абсолютные преференции от куратора рынка — МВД. Принцип «старшего брата» задействован не столько в решении технических вопросов — осуществление контроля за оборотом оружия, лицензирование, рассмотрение всевозможных ЧП, что, собственно, логично и допустимо, — сколько в распределении экономического пространства всего сектора. Зависимость рядовых участников рынка от «элитных» госформирований не способствует установлению стабильности — важного условия успешной работы любого экономического сегмента. Уже открыто заявляется, что негосударственная система безопасности не должна взращиваться в недрах МВД, ибо ее работники не могут быть беспристрастны по отношению к конкурирующей стороне. Не зря обеспокоен Геннадий Гудков, определивший охранный рынок как неустоявшийся и подверженный возможному переделу.

   Передел уже происходит. Он начался с формального реформирования соответствующей структуры МВД, когда Главное управление вневедомственной охраны (ГУВО) переименовали в Департамент государственной защиты имущества (ДГЗИ). Действие само по себе невинное. Однако в это же время от МВД отпочковалась любопытная структура, которую назвали Федеральным государственным унитарным предприятием (ФГУП) «Охрана». Она унаследовала от могущественной «матери» право на охрану 73% объектов физических и юридических лиц. На деле ФГУП будет заниматься, вернее, уже занимается исключительно технической охраной. Проще говоря, его сотрудники сидят у пульта, на который поступают тревожные сигналы от клиентов, а затем передают эти сигналы в структуры военизированной охраны МВД, где и предпринимаются конкретные меры.

   Для чего МВД понадобилось усложнять нехитрый доселе процесс, да еще сопроводив его реформой? Скорее всего, министерство пытается продемонстрировать, что оно-де покончило с коммерческой составляющей в своей работе. Сотрудники министерства не смогли найти времени объяснить свои действия корреспонденту журнала. Но направление их движения понятно — ни в одной стране органы госвласти не занимаются коммерцией. Вот «маршрут» вызывает сомнения. Следом за демонстрацией самоочищения от бесовского искушения чистоганом МВД в сентябре текущего года издает приказ №716, согласно которому финансирование подразделений вневедомственной охраны осуществляется за счет средств федерального бюджета и (!) средств, поступающих от иной приносящей доход деятельности. Другими словами, МВД отправило в доходное плавание свою «дочку», дабы не потерять окученную часть рынка, и одновременно тихо реанимировало свой коммерческий инструментарий. Делов-то: заменить на бумаге коммерческую деятельность на «иную, приносящую доход». Хотя ФГУП «Охрана» предприятие уникальное. Его организационно-функциональная структура не прописана ни в одном из существующих законов. «На деле в стране легально сформировано самое большое незаконное вооруженное формирование», — разводит руками Виктор Иванов. Это образование финансируется из госказны — реальная стоимость охраны одного объекта оценивается в 600 рублей в месяц, клиент пока платит только 160 из них, недостающая сумма покрывается из бюджета.

Гринмейл, или «спящие собаки»
   Суммарный оборот охранного рынка удваивается каждые 3—5 лет. Согласно этой прогрессии в ближайшие 10 лет его стоимость будет исчисляться десятками миллиардов долларов. Одна лишь локальная программа «Безопасность Москвы» предполагает в ближайшем пятилетии $2,3 млрд. вложений в комплекс мер по защите населения столицы. Неудивительно, что только за первое полугодие нынешнего года МВД рассмотрено 3065 заявлений и принято решений на выдачу 2006 лицензий на создание ЧОПов и СБ. Ширится и география рынка. ЧОПы интересуют уже не только мегаполисы, но и другие регионы. Они возникают в Татарстане, Туве, Бурятии, Хабаровском крае… Средний прирост в этих местах составил около 30%.

   В арсенале услуг ЧОПов с недавнего времени появился практически безрисковый и весьма доходный вид услуги. Речь о гринмейле — корпоративном шантаже или, выражаясь дипломатично, недружественных захватах. Эта агрессивная процедура ставит задачей разорение предприятия, достижение полного контроля над ним и его последующую реализацию третьим лицам. По мнению экспертов, рентабельность отдельных операций доходит до 1000%! Осуществляют ее так называемые рейдеры. Процедура сложная, требует качественного информационного, кадрового, материального обеспечения и, конечно же, административного ресурса. Делится она на несколько этапов. На одном из последних, где требуется живая, устрашающая и легальная сила, привлекаются подразделения частной охраны. При удачной реализации плана выручка может составить не один миллион долларов. Даже 3—5% от этой суммы — весьма прибыльное вознаграждение для ЧОПа за 5—10 дней работы. Наглядных примеров подобных захватов более чем достаточно. Один из них. Недавно некто Н. Федоров возглавил под вымышленной фамилией один из департаментов охранного холдинга «Фемида». В короткие сроки он изготовил подложные договоры купли-продажи акций ОАО «Гипромез», после чего через офшор приобрел право собственности на имущество этой компании. Затем при помощи ЧОПа «Набат-СБ» осуществил недружественный захват зданий «Гипромеза» на проспекте Мира, общая стоимость которых составляет более 50 млн. рублей. На этот раз поглощение сорвалось, Федорова задержали. Выяснилось, что он был неоднократно судим.

   Количество недружественных поглощений множится из года в год. «На уровне ЧОПов вырабатывается собственная тактика, — говорит Виктор Иванов. — Охранные структуры создают «спящие» ЧОПы, в нужный момент «будят» их, активно используют в захватах и затем закрывают. Спросить в результате не с кого». Процесс насильственных захватов предприятий становится неконтролируемым. По данным Госдумы, из 1870 случаев поглощения предприятий, имевших место только в 2002 году, к категории недружественных отнесено более 75%.

Боевая раскраска
   Обычная на сегодня картина: супруги, совладельцы ЧОПа, составили между собой перекрестные договоры на личную охрану. Для чего? Чтобы круглосуточно иметь при себе оружие. Иначе никак: после смены пистолеты в безусловном порядке сдаются в оружейную комнату ЧОПа, которую, кстати, охраняет милиция. Формальный повод для придирки к супругам найти можно. Существующим законодательством охрана с оружием жизни и здоровья не предусмотрена. Это еще один умилительный казус: формально телохранителей в стране нет, тогда как фактически в России их число превышает 15 тыс. человек. Спросите любого из них: «Кого охраняешь?» — и человек с пистолетом ответит: «Не кого, а чего». То есть он как бы оберегает имущество клиента, в том числе находящееся на его теле. Пуговицу, скажем. Выходит, дуэт супругов-телохранителей занимается в ночные часы охраной нижнего белья друг друга…

   В настоящее время в обороте частных охранных структур России находится свыше 120 тыс. стволов боевого оружия. Более 65% этого арсенала приходится на самый популярный у охранников короткоствольный ИЖ-71. Популярный поневоле, так как МВД ограничило этим пистолетом предел убойности короткоствольного вооружения для сотрудников ЧОПов. Убойная сила ИЖ-71 на 20% ниже пистолета Макарова.

   «Это один из примеров действия принципа «старшего брата», — сокрушается Виктор Иванов. — Охранным предприятиям постоянно указывают на место. Мол, знай его и не высовывайся. Не по рангу, дескать, вам владеть более качественным оружием». Последний образец законотворчества в этой области — установление для негосударственных охранных предприятий новых норм на вооружение. Наряду с увеличением арсенала нечасто используемых гладкоствольных ружей типа «Сайга» МВД в два раза сократило количество упомянутых ИЖ-71 для каждой охранной структуры. Если раньше один такой пистолет приходился на двух работников ЧОПа, то теперь его будут делить между уже собой четверо. По существу, ослабляется защита столь важных видов охраны, как инкассация и сопровождение ценных грузов. А с марта будущего года ЧОПам вменено определенным образом окрашивать свое оружие. «Может быть, для того, чтобы преступники могли соответственно раскрасить свои стволы и с таким камуфляжем сойти за мирных инкассаторов», — шутят чоповцы. ЧОПы смогут приобретать исключительно отечественное вооружение. Оно должно быть в обязательном порядке сертифицировано как служебное.

Вооружен и не очень опасен
   В столкновениях с представителями криминала сейчас страдают преимущественно работники ЧОПов. В Петербурге преступники ворвались… в офис ЧОПа «Рота», легко связали вооруженного охранника и спокойно ретировались, прихватив с собой компьютерную и оргтехнику. Не менее интересно развивались события весной этого года в одном из ООО на Новоданиловской набережной. Злоумышленникам понадобилось всего-то два-три крепких выражения, чтобы обезоружить двух охранников, связать их и завладеть суммой в 650 тыс. рублей.

   Подготовка значительной части рядовых чоповцев оставляет желать лучшего. Выборочные проверки сотрудниками милиции охранных предприятий показывают: как правило, две трети работников ЧОПов не в состоянии пройти тестирование с первого раза. Главная беда в самом процессе обучения. Курсанты не подвергаются изнурительным практическим тестам, не преодолевают многокилометровые полосы препятствий, не «срастаются» с оружием на огневых рубежах. Ни по срокам, ни по качеству их подготовку со школой спецслужб не сравнишь.

   Впрочем, противостоять дерзким налетчикам часто не в состоянии даже сотрудники опытные, с достойным армейским или милицейским прошлым. Обычно им поручают охрану VIP-персон, инкассацию. 16 октября киллеры в упор расстреляли владельца Соцбизнесбанка вместе с его женой и дочерью. Та же участь постигла находившуюся в машине сопровождения охрану. Прошлым летом были убиты два инкассатора ООО «Стрелец-М», украден $1 млн. Оставшийся в живых охранник сумел лишь расстрелять обойму в удаляющуюся машину налетчиков. По словам гендиректора ЧОПа Сергея Борисова, охранники были с громадным опытом. Один в прошлом милиционер, двое других — профессиональные инкассаторы.






   Охранный бизнес — это не только ЧОПы. Сфера оказания охранных услуг в настоящее время делится на государственные организации (подразделения органов внутренних дел в области государственной защиты имущества, то есть вневедомственная охрана — ОВО, а также ведомственная охрана федеральных органов исполнительной власти — ФОИВ, — получивших право на ее создание) и негосударственные (частные охранные предприятия и службы безопасности — СБ). В среднем по России в 2004 году на один объект, охраняемый подразделениями вневедомственной охраны, приходилось 5,2 объекта с физической негосударственной охраной.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK