Наверх
3 декабря 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Будущее «Восьмерки»: концерт держав или лига демократий"

Завершившийся саммит стран «Большой восьмерки» не оправдал ожидания многих политиков, которые надеялись, что в Японии будет принято решение о расширении клуба «главных промышленно развитых демократий мира». В последние годы все чаще можно услышать разговоры о крушении ялтинско-потсдамской системы мироустройства, в которой ключевую роль играл Совет Безопасности ООН. И дело здесь не только в том, что страны начали игнорировать решения Совбеза и действовать без его согласия. Это, скорее, следствие. Причина же в том, что сама идея беспристрастного международного арбитра уходит в прошлое. Мир возвращается к представлениям XIX века, когда во внешней политике страны руководствовались прагматичными национальными интересами. И неслучайно популярность приобретает характерная для той эпохи идея «концерта великих держав», которые определяют международную политику на основе «баланса интересов».
В начале XXI века единственным институтом, с помощью которого можно было бы реализовать эту идею, является «Большая восьмерка». И хотя многие эксперты отмечают, что клуб ведущих мировых держав переживает кризис, а встречи «Восьмерки» превращаются в парадные фотосессии, это не совсем так. Некоторые решения, принятые на саммитах G-8, доказывают, что этот форум отнюдь не бесполезен. Так, в 2001 году лидеры «Восьмерки» учредили Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, а в 2005-м вынудили международные финансовые организации списать долги беднейших стран, составлявшие на тот момент $56 млрд. На саммите в Японии также было принято важное решение о сокращении выброса парниковых газов на 50% к 2050 году.
Вопрос только в том, насколько это решение эффективно. Ведь, даже если страны «Восьмерки» выполнят свои обязательства, без согласия Китая и Индии, которые являются главными «производителями» парниковых газов, проблему глобального потепления не решить. Как, впрочем, и многие другие глобальные проблемы. Поэтому неудивительно, что политики и эксперты все чаще задумываются о расширении состава G-8.
К расширению клуба в разные годы призывали британский премьер Тони Блэр, немецкий канцлер Герхард Шредер и канадский премьер Пол Мартин. В аналитическом докладе Брукингского института, опубликованном в 2007 году, бывший вице-президент Мирового банка Йоханнес Линн и ведущий экономист Агентства международного развития США Колин Брэдфорд утверждают, что «реформировать систему международных институтов можно, лишь расширив состав «Большой восьмерки» и отведя ей роль ключевого игрока в этой системе».
Накануне саммита в Японии тема расширения «Восьмерки» обсуждалась практически во всех мировых СМИ. Бывший редактор журнала The Economist Билл Эммотт в шутку предложил исключить из «Восьмерки» Канаду, чтобы «дать место за столом двум азиатским гигантам — Китаю и Индии». «Встречи «Большой восьмерки» уже не могут внушать доверие, — отмечала The Guardian, — если их полноправными участниками не являются Китай и Индия».
«Следует признать, что заседания «Восьмерки» уже сейчас проходят в новом формате: 8+5», — провозгласил Тони Блэр на последнем саммите в Давосе. Действительно, на встрече G-8 в немецком Хайлигендамме Китай, Индия, Бразилия, Мексика и ЮАР стали постоянными ассоциированными членами «Восьмерки». Почему именно эти страны? Влияние на мировую экономику партнеров России по так называемому блоку «БРИК» ни у кого не вызывает сомнений. ЮАР — ключевая страна на африканском континенте, которая к тому же не раз доказывала свою незаменимость в системе глобального управления, активно участвуя в разработке различных международных инициатив. Мексика же, безусловно, является креатурой Соединенных Штатов, желающих уменьшить влияние европейских стран в G-8.
На саммите в Тояко присутствовали два лидера, поддерживающих идею расширения «Восьмерки», — Дмитрий Медведев и Николя Саркози. Однако коллеги напомнили им, что «G-8 является закрытой дискуссионной площадкой политиков, которые разделяют общие ценности». Конечно, как и любой другой элитный клуб, «Восьмерка» довольно консервативна и не стремится нарушать привычный порядок, принимая новых членов. Но дело здесь не только в клубных правилах. Во многом такая политика объясняется нежеланием Соединенных Штатов способствовать усилению позиций своего основного геополитического соперника — КНР. Любопытно, что кандидат в президенты США от республиканцев Джон Маккейн, прославившийся своим предложением исключить из «Восьмерки» Россию, заявил, что новыми членами клуба могут стать лишь Бразилия и Индия. Тем не менее большинство экспертов заявляет, что именно Китай, который, по данным Всемирного банка, является четвертой в долларовом выражении экономикой мира, в первую очередь должен быть принят в клуб ведущих мировых держав.
Парадокс в том, что сам Китай в «Восьмерку» не стремится. Как пишет эксперт из Шанхайского института международных исследований У Икан, «Китай вряд ли примет приглашение Запада вступить в этот привилегированный клуб. Народная республика не хочет повторить опыт России конца 1990-х годов и очутиться в роли младшего партнера, которому отведено место за детским столом». В неформальных дискуссиях китайские лидеры всегда чувствуют себя неуверенно, предпочитая действовать по тщательно выверенному сценарию.
Не только Китай, но и другие потенциальные кандидаты с опаской относятся к идее создания «Группы 13», поскольку близкие им развивающиеся страны могут воспринять их вступление в элитный клуб как «предательство интересов Юга» ради сближения с «золотым миллиардом». Куда предпочтительней для них выглядит сценарий создания нового неформального объединения на базе так называемой «Группы 20», форума министров финансов, в котором половина мест принадлежит развитым, а половина — развивающимся странам. Помимо стран «Восьмерки» и пяти государств, получивших статус ассоциированных членов G-8, в «Группу 20» входят Австралия, Евросоюз, Аргентина, Индонезия, Саудовская Аравия, Южная Корея и Турция. На долю «двадцатки» приходится 90% мирового ВВП, 80% мировой торговли и две трети населения Земли. Такой представительный форум вполне мог бы стать площадкой для диалога между странами Севера и Юга. Хотя у многих экспертов вызывают сомнение критерии отбора: почему, например, в «двадцатку» вошла Аргентина, но в ней не оказалось места для Чили; почему в ней представлена Индонезия, но за бортом осталась Малайзия.
По мнению некоторых американских экспертов, расширение «Восьмерки» может затянуться до бесконечности и в итоге превратится в бессмысленный фарс. Вслед за Джоном Маккейном они начали утверждать, что куда разумнее было бы вернуться к первоначальной идее неформальных встреч западных лидеров, исключив из «Восьмерки» Россию и создав так называемую «Лигу демократий». «Соединенные Штаты, Евросоюз и Япония, — говорится в статье, опубликованной в The Washington Post накануне саммита в Тояко, — должны образовать «Большую тройку», которая вернет нас к первоначальному замыслу Жискара д’Эстена».
Однако имеет ли смысл превращать «Восьмерку» в очередной клуб западных стран? Как заявил недавно американский политолог Ричард Хаас, «вместо многополярного мира мы движемся к бесполярному». И пожалуй, лишь возникновение «Концерта великих держав» могло бы предотвратить наступление эпохи хаоса в международных отношениях.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
03.12.2021