Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Черно-белое кино"

Избиратели явно устали от нынешних политических фигурантов. От одних — больше, от других — меньше.Очевидно, что сегодня политика вызывает у людей все меньше и меньше интереса. Избирателей мало привлекают уже устоявшиеся «политические бренды», все большее число граждан начинает понимать, что политики не выражают их интересов. Внешне такая апатия выражается примерно в двух-трехкратном росте голосующих «против всех» на региональных выборах. Происходит психологическая переориентация избирателей. Эмоциональные, «романтические» мотивы голосования образца 90-х годов, когда выбирали не из политических программ (их никто не читал), а по принципу «социокультурного родства», уходят в прошлое. Сейчас подход становится все более рациональным, а отсюда — разочарование и равнодушное отношение к существующим партиям. По принципу «все они одним мирром мазаны».
В то же время страна беззащитна перед появлением какой-то новой политической силы или идеи, которая способна консолидировать голоса избирателей на качественно новом «эмоционально-идейном» уровне. Такой опыт у нас уже имеется — сначала это был Жириновский, потом Лебедь, потом Путин. Они эксплуатировали примерно одну и ту же идеологию: близкую к патриотизму, державности — и это всегда срабатывало. Не исключено, что сейчас, когда все надоели — и «левые», и центристы, и «правые», вновь может «выскочить» сила, использующая патриотические лозунги.
Однако сегодняшний избиратель уже имеет некоторый социальный опыт и вряд ли бросится в объятия к новому персонажу с той же страстью, с какой он кидался к прежним кумирам. Да и действующие политические фигуранты крайне не заинтересованы в появлении такого нового игрока, поскольку он будет «отъедать» голоса у всех без исключения. Поэтому, я думаю, в обозримом будущем ничего принципиально нового на политсцене не появится. А это значит, что будущие выборы станут не очень интересными для избирателя. Возможно, их придется специально «раскрашивать».
Оценивая шансы действующих игроков, я полагаю, что избиратель вполне может вновь обратить свой взгляд на левый фланг. Надо иметь в виду, что представления партии о самой себе (ее идеология) и представления избирателей об этой партии (ее имидж) всегда различаются. В спектре избирательных ожиданий есть большая ниша, которую можно условно назвать «социал-демократической» или «лейбористской». Люди не хотят возврата к коммунизму, но при этом продолжают симпатизировать многим социалистическим ценностям. И поэтому из существующего набора политических фигурантов они конструируют образ той партии, которая могла бы заполнить этот вакуум левоцентристских ожиданий. А поскольку других серьезных игроков на этом поле нет, то стихийно в сознании избирателей возникает образ КПРФ.
Сейчас электорат КПРФ меняется. Парадоксальная ситуация: компартия лишается поддержки губернаторов, которые в 90-е годы помогали ей административным ресурсом. Региональные элиты в Зюганове видели некий механизм давления на «демократов» из Москвы, спускающих на места планы «радикальных реформ». Тогда КПРФ имела примерно треть голосов избирателей. Сейчас ситуация иная. Большинство административного ресурса уходит в партии центристского толка. Элиты поняли, что при капитализме жить гораздо вольготнее, они полностью встроились в рыночную модель общества и не желают серьезных политических перемен. Но, несмотря на это, у Зюганова остается то же число потенциальных избирателей. Значит, потеряв примерно половину электората, который обеспечивался административным ресурсом, компартия приобрела новых сторонников, делающих выбор более осознанно. Объясняется это тем, что люди перестали бояться КПРФ как носителя отчаянно-коммунистических ценностей. И те, кто нуждается сегодня в социальной защите, вполне могут считать ее «своей». Поэтому, если бы выборы проходили сегодня, «левые» набрали бы больше голосов, чем на прошлых выборах. Я думаю, в Кремле это понимают и поэтому прикладывают серьезные усилия для размывания нового электората коммунистов.
У центристов дела неважные. У них нет никакого имиджа. Да, поскольку это «партия власти», ей по определению, за счет административного ресурса, положено набрать как минимум 10—15% голосов. Но они «без вкуса, без цвета и запаха». Раньше за них голосовали потому, что «Единство» было «партией Путина». Теперь от «Единой России» ждут, что она «что-то даст президенту». А она ему не способна дать ничего в принципе, не способна вызвать электоральных симпатий. Так что на этом поле у нас всегда легче создать новую партию, чем вдохнуть жизнь в то, что уже существует.

ДМИТРИЙ ОРЕШКИН, руководитель группы «Меркатор» Института географии РАН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK