Наверх
28 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Четверо в Мохнаткиной Пахте"

Таким образом компании хотят не только решить свои проблемы со сбытом, но и разрушить экспортную монополию «Транснефти».Трудно «ЛУКойлу», когда он один

Задумка превратить Мурманск в новые нефтяные ворота России путем подведения к нему мощной трубы из Западной Сибири появилась достаточно давно.
Первой ее озвучил «ЛУКойл». Три года назад компания заявила о намерении построить в районе Мурманска гигантский инфраструктурный комплекс. Планировалось, что к 2005 году комплекс включит в себя нефтеналивной терминал в бухте Варандеи, нефтепровод, соединяющий бухту с одноименным месторождением, танкерный флот, способный доставить из мелководных Варандей нефть в глубоководный порт Мурманска, а также нефтеперерабатывающий завод.
За первый год «ЛУКойл» сильно продвинулся в реализации проекта. В Варандеях заработал терминал мощностью 20 млн. тонн, соединенный нефтепроводом с месторождением, разрабатываемым лукойловской «дочкой» «Архангельскгеологодобыча». На верфях Санкт-Петербурга и в Германии был построен танкерный флот. Мурманские газеты уже стали публиковать статьи с берущими за душу заголовками вроде «Мурманск — нефтяная столица Арктики» или даже «В Арктике решается судьба России».
Однако столь резво начатое дело застопорилось. При поиске места для глубоководного порта «ЛУКойлу» приглянулась удобная бухта рядом с Мурманском с романтическим названием Мохнаткина Пахта (если верить словарю Даля, это означает «лесистый береговой утес, круча»). Но когда уже было готово ТЭО для строительства порта, выяснилось, что круча несвободна. В Мохнаткиной Пахте располагается уже давно не использующаяся по прямому назначению нефтебаза Северного флота. И Министерство обороны РФ, а также командующий Северным флотом Вячеслав Попов сказали решительное «нет» проекту «ЛУКойла». «Пока я сижу на своем месте, никаких частных компаний рядом с Северным флотом не будет» — заявил два года назад Попов.
Судя по всему, лоббистские возможности «ЛУКойла» оказались достаточными, чтобы часть этой проблемы решить. В прошлом году стойкий Вячеслав Попов уступил свое место более прагматичному Геннадию Сучкову. «Мы в первую очередь заинтересованы в том, чтобы каким-то образом реанимировать нефтебазу в Мохнаткиной Пахте. Опыт взаимодействия с частными компаниями уже есть на других флотах — почему бы и нам не попытаться перенять его?» — сказал Сучков вскоре после своего назначения.
Тем не менее перенять передовой опыт других флотов Геннадию Сучкову не дают. Вопрос все еще находится на рассмотрении в Минобороны.
Не исключено, что затягивание дела происходит и из-за противодействия руководства области. Оно неоднократно заявляло, что, хотя выбор места и является частным делом частной компании, область была бы заинтересована в задействовании уже имеющегося Мурманского морского порта, а вовсе не в строительстве чего-то нового.
Впрочем, неудачи преследовали «ЛУКойл» и на других участках проекта. Разработка месторождений Тимано-Печорской провинции сильно отстает от намеченных раньше сроков. Отчасти это объясняется сложностями с партнерами по бизнесу («Роснефть»), отчасти — трудными отношениями с властями Коми и Ненецкого округа.
Так, долгое время компания не могла решить вопрос с компаньоном по компании «Архангельскгеологодобыча» — «Роснефтью». В результате сложного обмена активами компании в конце концов договорились, но времени на переговоры ушло много. А в Ненецком автономном округе, где давно должен был заработать на полную мощность Харьягинский проект, долгое время компании чинил козни местный губернатор Владимир Бутов — до тех пор, пока на него не завели уголовное дело, после чего соглашение о сотрудничестве с «ЛУКойлом» было немедленно подписано (дело, впрочем, еще не закрыли).
Всем миром

Постоянные трудности в реализации грандиозного мурманско-сибирского замысла заставили «ЛУКойл» искать партнеров. И они нашлись — на руку «ЛУКойлу» сыграло то, что давние разговоры о нефтяной переориентации США с ненадежных и симпатизирующих террористам саудитов на российские компании наконец стали близки к реальности. Напомним, что в сентябре на энергетическом саммите в американском городе Хьюстоне российский министр энергетики Игорь Юсуфов и главы нефтяных компаний России объявили мировому сообществу, как много в России нефти и как Россия будет рада поставить ее в нужных объемах в США.
Объединив свои усилия с другими нефтяниками, «ЛУКойл», скорее всего, больше преуспеет в начатом деле. Прежде всего, партнеры помогут деньгами. «Когда речь идет о проекте ценой в несколько миллиардов, двадцать миллионов туда или обратно не имеют значения. И уж оперируя такими суммами, мы найдем место для строительства порта», — сказал на презентации портово-трубопроводного проекта самый богатый нефтяник России Михаил Ходорковский.
Объединение усилий ведущих нефтяных компаний имеет и еще одно несомненное преимущество — суммирование их лоббистских возможностей. Эти возможности понадобятся, чтобы противостоять недовольству государства этим проектом. А довольным тут государству быть явно нечем.
Дело в том, что, реализуя этот проект, компании создают в России прецедент масштабного строительства частного трубопровода — с нерегулируемыми объемами прокачки, тарифами и составом участников.
Все бы ничего, но это означает начало наступления на позиции государственной «Транснефти». Как сообщил нам пожелавший остаться неназванным высокопоставленный сотрудник одной из компаний, только за прошлый год транспортные затраты нефтяников выросли на 40% (в первую очередь — за счет роста тарифов «Транснефти» и МПС).
«Когда монополия поднимает тарифы и строит трубопроводы не туда, куда ее просят, — то зачем она вообще нужна?» — озвучил этот сотрудник крамольную мысль, давно уже созревшую в умах нефтяных генералов.
В «Транснефти» пока что открыто не признаются в антипатии к мурманскому плану компаний. «Мы пока не видели подробностей проекта и не можем его комментировать», — сказал нам вице-президент «Транснефти» Сергей Григорьев. Тем не менее несимпатичность плана для государственной монополии очевидна.
Ведь «Транснефть» сама намеревалась строить трубопровод Ангарск—Находка, рассчитанный на страны АТР и Америку. Помимо того, имея в виду увеличение добычи нефти в стране, «Транснефть» хотела строить вторую и третью очереди Балтийской трубопроводной системы. В случае реализации Мурманского проекта планы «Транснефти» подвиснут.
Зато выиграет ЮКОС. Компания Михаила Ходорковского желает строить, помимо мурманской трубы, трубу в Китай (Ангарск—Дацин). И смерть альтернативного проекта Ангарск—Находка ЮКОСу очень даже на руку.

ЕЛЕНА ДЕНИСЕНКО, ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK