Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ДЕЛЕНИЕ НА НОЛЬ"

Дмитрий Медведев пытается реформировать наследство Путина — государственные корпорации. Первый кандидат на переделку — «Российские технологии».   Есть в российской экономической политике темы, которые подобны минному полю. Одна из таких тем — госкорпорации. Это зона открытого конфликта, разворачивающегося между первыми лицами российского государства — Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным. Бой идет за то, как и кем будет обновляться российская экономика.
   
ОПЕРАЦИЯ ПО СМЕНЕ СТАТУСА
   Недавно Минэкономразвития опубликовало на своем сайте проект поправок в закон о некоммерческих организациях от 12 января 1996 года. Он нацелен на госкорпорации.
   Содержательно законопроект сводится к двум блокам. В первом авторы решали непростую задачу: как одним законом повысить подотчетность всех госкорпораций, притом что каждая из них юридически защищена именным законом, дающим иммунитет от государственного контроля, включая налоговый.
   Выход найден такой: «Бухгалтерская отчетность государственной корпорации подлежит обязательной ежегодной проверке аудиторской организацией, отобранной по результатам открытого конкурса и утвержденной высшим органом управления государственной корпорации». Вводится также обязательная практика утверждения «крупных сделок», величина которых определена в «пять и более процентов балансовой стоимости активов государственной корпорации, определенной по данным ее бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату». Чтобы ни у кого не оставалось сомнений в том, что антипроверочный иммунитет госкорпораций разрушается, вносится также поправка в закон от 11 января 1995 года «О Счетной палате», предоставляющая ведомству Сергея Степашина право проведения контрольных проверок госкорпораций.
   Второй блок касается статуса работников госкорпораций. В пояснительной записке к поправкам в закон о некоммерческих организациях прямо говорится о распространении на них «ограничений и запретов, установленных для государственных гражданских служащих». Главное: законопроект налагает на работника госкорпорации обязанность «представлять в установленных правительством Российской Федерации случаях и порядке сведения о себе и членах своей семьи, а также сведения о полученных им доходах и принадлежащем ему на праве собственности имуществе, являющихся объектами налогообложения, об обязательствах имущественного характера». К тому же работник госкорпорации не имеет права заниматься предпринимательской деятельностью, участвовать на платной основе в управлении коммерческими организациями, принимать «подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха и иные вознаграждения… от иных юридических и физических лиц».
   Из рук госкорпораций уходит и право устанавливать размер вознаграждения менеджеров. Правда, об этом говорится не в законопроекте, а в методике, внесенной в правительство все тем же Минэкономразвития. Оплата труда менеджеров госкорпораций делится на базовый оклад, соцпакет и премии. Премии бывают постоянными, по сути, не отличающимися от оклада, и переменными. Доля последних в общем доходе менеджера тем выше, чем выше его статус. Размер же переменной премии зависит от реализации проекта, за который менеджер отвечает, или от выполнения намеченных правлением или наблюдательным советом показателей госкорпорации в целом.
   Вводится общее ограничение для всех госкорпораций. Минэкономразвития исходит из того, что доходы менеджеров в них не могут превышать уровень оплаты труда в частных компаниях. Для справки: по опубликованным данным, докризисный уровень доходов топ-менеджеров госкорпораций колебался от 250 тыс. до 2 млн рублей в месяц. При этом наивысшие доходы были у руководителей «Олимпстроя» и «Российских технологий».
   Все эти новации ограничивают самостоятельность — или бесконтрольность, как угодно, — госкорпораций. Но тогда возникает вопрос: стоило ли вообще городить вокруг них огород?
   
ТРЕТИЙ РАУНД
    В поединке вокруг госкорпораций, который ведут между собой Дмитрий Медведев и Владимир Путин, идет третий раунд. В первом раунде перевес был у Медведева. Начатая по его инициативе в августе 2009 года прокурорская проверка выявила в деятельности госкорпораций злоупотребления. О результатах проверки телеканалы рассказали 10 ноября, буквально накануне оглашения послания Медведева. В самом послании 12 ноября президент, казалось бы, нанес госкорпорациям нокаутирующий удар: «Госкорпорации, которые имеют определенные законом временные рамки работы, должны по завершении деятельности быть ликвидированы, а те, которые работают в коммерческой, конкурентной среде, должны быть со временем преобразованы в акционерные общества, контролируемые государством».
   Однако последовал второй раунд. И в нем атаковал уже Владимир Путин. 3 декабря он дал ответ президенту. Общаясь в телеэфире со страной, Владимир Путин заявил: «Госкорпорации — это не хорошо и не плохо. Они необходимы». Во втором раунде в нокдауне оказался помощник президента Аркадий Дворкович. В ноябре он утверждал, что первыми, «уже в 2010 году», статуса госкорпорации лишатся «Российские технологии», Роснано и ВЭБ. Однако уже 7 декабря он говорил совершенно иное: «Внешэкономбанк и его партнеры могут быть спокойны и могут спокойно реализовывать поставленные задачи». Аркадий Дворкович, пытаясь сохранить лицо, уточняет, что Внешэкономбанк все равно будет преобразован в акционерное общество, но не в первоочередном порядке.
   И вот гонг третьего раунда. Бой обещает быть упорным, потому что пока остается невыполненным центральный пункт поручения Медведева от 13 ноября, которое и дало старт работе над законопроектом Минэкономразвития. Звучит он так: «Представьте предложения о преобразовании работающих в конкурентной среде государственных корпораций в организации других организационно-правовых форм. Для государственных корпораций, работающих вне конкурентной среды, определите временной период их существования». Так что продолжение следует.
   
КТО ПЕРВЫЙ В ОЧЕРЕДИ
    Спор президента с премьером сам по себе увлекателен, но что он означает для экономики? Прежде всего осложнится жизнь госкорпораций, работающих как раз в конкурентной среде. Где весьма трудно на практике провести четкую грань между уставной некоммерческой и реальной вполне предпринимательской деятельностью. Цель поправок Минэкономразвития — подтолкнуть процесс превращения госкорпораций, действующих на конкурентном поле, в акционерные общества. Что гораздо больше соответствует их реальному положению в экономике, но, возможно, не вполне соответствует их амбициям.
   Изменения должны в первую очередь затронуть госкорпорацию «Российские технологии». На ее официальном сайте можно прочесть, что за счет участия в капитале она контролирует 439 предприятий и организаций. Официально «Российские технологии» выполняют государственную задачу отделения зерен от плевел в российском машиностроительном комплексе, то есть производят санирование этой важнейшей отрасли. При этом, однако, «Российские технологии» не должны превращаться в подобие «Газпрома». С «Ростехнологий» и начнется, скорее всего, реформа госкорпораций. n
   

   Раздел госкорпорации «Российские технологии»
   В недрах «Ростехнологий» уже формируется от шести до восьми «дивизионов» — прошедших чистилище госкорпорации комплексов гражданского машиностроения. Законопроект должен ускорить их появление в качестве самостоятельных акционерных обществ, которые будут не только выделены из госкорпорации, но и в дальнейшем приватизированы. «Российские технологии» не должны превратиться в монополиста наподобие «Газпрома».
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK