Наверх
27 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Дело за малыми"

Финансирование мелкого бизнеса во всем мире считается одной из приоритетных задач в развитии экономики. Однако у нас поддержка микропредприятий в скором времени может вылиться почти в революционную ситуацию — это когда банки уже не могут, а верхи еще не хотят.ООН решила объявить следующий год годом микрокредитования, которое, по мнению специалистов ООН, служит не только инструментом поддержки малого предпринимательства, но и мощным оружием для борьбы с бедностью и для продвижения социально значимых проектов. Причем при развитии программ микрокредитования всемирная организация планирует опираться на финансово-кредитные институты как основные источники финансирования мелких предприятий во всем мире.

Однако в России, как всегда, дела обстоят иначе. Стремясь нарастить клиентуру, отечественные банки готовы одаривать кредитами не только крупных, но и самых мелких клиентов — простых российских граждан. Однако они неохотно осваивают один из самых быстрорастущих секторов экономики — малые предприятия. По последней информации Российского Микрофинансового центра, на рынке сейчас работают приблизительно 5 млн. владельцев микробизнеса, и 70% этих потенциальных клиентов банков говорят о том, что основная проблема их развития — недостаток кредитных ресурсов. Причин, по которым банки неохотно кредитуют «малышей», считая это дело хлопотным и рискованным, несколько. Основная — непрозрачность бизнеса, которая мешает реально оценивать кредитоспособность малоформатных заемщиков. Плюс к тому — отсутствие высоколиквидных залогов в виде коммерческой недвижимости. Дело в том, что банки вынуждены создавать резервы по кредитам, выдаваемым мелким клиентам, особенно в тех случаях, когда обеспечения по ним недостаточно, в размере 100% от суммы выданного кредита. Понятно, что в этом случае кредит банка сильно дорожает.

Однако винить их в том, что они плохо помогают «малышам», не приходится. В российском законодательстве слишком много пробелов, которые уж никак не способствуют расширению финансирования микропредприятий. Начать стоит с того, что в законах до сих пор не установлены четкие показатели отнесения предприятий к разряду малых и «микро», что усложняет разработку специальных программ кредитования. Сейчас, согласно Налоговому кодексу, предприятие подпадает под понятие «малого», если величина его годового оборота составляет 15 млн. рублей. В свое время существовал законопроект, подготовленный Министерством по антимонопольной политике (бывший МАП, сейчас — Федеральная антимонопольная служба), который предлагал организации с числом работающих до 9 человек считать микропредприятиями, до 100 человек — малыми, до 250 — средними предприятиями. Однако судьба документа до сих пор неизвестна. Пока же каждому банку приходится самостоятельно разрабатывать критерии для малых заемщиков.

По мнению замначальника управления кредитования малого бизнеса Внешторгбанка Алексея Кирьякова, годовой оборот в 15 млн. рублей, возможно, стоит сохранить для микропредприятий, а для малых необходимо увеличить границу, что позволит перейти на упрощенную систему налогообложения многим производственным, строительным, инновационным и венчурным предприятиям. Кстати, разговоры о том, чтобы поднять уровень оборота для предприятий, использующих упрощенку, с 15 млн. рублей в год до 200 млн. рублей, ведутся давно. Однако пока изменений не видно. Между тем переход большего числа предприятий на упрощенную систему налогообложения позволил бы малому бизнесу выйти из тени, а значит, и рассчитывать на получение кредитов от щепетильных в вопросе прозрачности бизнеса банков.

Не стимулирует, прямо скажем, отношение к микропредприятиям Центробанка, не желающего смягчать требования к процедурам кредитования. По словам Кирьякова, сегодня правила не позволяют создавать резервы на возможные потери по займам по упрощенной схеме — в виде создания портфеля однородных ссуд — по тем кредитам, размер которых превышает 0,1% от величины собственного капитала банка. А это весьма затрудняет кредитование малого бизнеса малокапитализированными региональными банками. Еще одна проблема — облегчение процедуры оформления мелких (до 300 тыс. рублей) кредитов. И хотя в недавно утвержденном МЭРТом проекте социально-экономического развития России на ближайшие годы предусмотрено разрешить выдачу таких кредитов в виде налички, реальные сроки материализации этой идеи весьма туманны.

Не взыщите

Сегодня, по мнению экспертов, банковские кредиты только на 2—3% удовлетворяют спрос: при емкости рынка в $5—7 млрд. объем микрокредитов реально не превышает $150—170 млн. в год. Так что большинству предпринимателей по сей день приходится искать деньги на так называемом черном рынке кредитов: у знакомых, теневых ростовщиков и в ломбардах — на жестких условиях и под высокие проценты.

Однако в скором времени ситуация, похоже, еще больше усложнится. Не так давно президент Сбербанка Андрей Казьмин заявил, что скоро российские банки вынуждены будут притормозить программы финансирования, поскольку доля кредитов в активах приблизилась к опасному уровню — 75%. По словам банкира, стремительный рост кредитных портфелей объясняется безвыходным положением — альтернативных инструментов для вложений средств практически нет: фондовый рынок находится в «депрессивном состоянии», а рынок госдолга «стагнирует». В итоге организациям уже сейчас приходится отказываться от некоторых выгодных проектов.

По мнению экспертов, в первую очередь сокращение объемов кредитования скажется на малом бизнесе, который и раньше был не в большом почете. «Большинство банков в такой ситуации, вероятнее всего, начнет улучшать качество своих активов, — делится мнением заместитель начальника отдела продвижения услуг Росбанка Леонид Еремин, — а кредиты малому бизнесу, как правило, плохо обеспечены. И если ситуация на рынке кредитования будет меняться, то в первую очередь это коснется микрокредитов».

Впрочем, такого мнения придерживаются далеко не все представители банков. По словам заместителя директора департамента сети продаж БИНбанка Михаила Агуреева, усиление конкуренции между российскими банками, а также выход на рынок западных финансовых институтов заставляют многие банки выходить из традиционных сегментов — кредитования крупных корпоративных клиентов и кредитования физлиц — и осваивать новые направления бизнеса: «Полагаю, что доля кредитов в портфеле активов банков останется в нынешних пропорциях, но произойдет изменение структуры кредитного портфеля, которая будет зависеть от специализации банка (крупный бизнес, население, инвестпроекты или малый и средний бизнес)».

В том, что банкиры обратят внимание именно на «мелочь», участники рынка все же сомневаются. «Банки в ближайшие годы не пойдут в микробизнес из-за больших операционных расходов, когда невыгодно обслуживать кучу мелких лавочников и ремесленников при размерах сделок не выше 30 тыс. рублей», — уверен председатель Воронежского регионального отделения ассоциации малых предпринимателей «ОПОРА России» Сергей Наумов.

Пока же на кредитовании малого бизнеса специализируется не так много банков, причем большая их часть использует для этого средства западных фондов. В их числе — тот же Сбербанк, самый солидный помощник предпринимателей. Прирост его кредитного портфеля в первом полугодии 2004 года в основном был обеспечен за счет предприятий малого и среднего бизнеса. За этот период доля кредитов, выданных Сбербанком десяти крупнейшим корпоративным клиентам, снизилась с 25,7% до 17,4% от всего объема займов. Сейчас этот крупный игрок кредитует мини-предприятия по двум программам: по одной из них предусмотрена выдача средств из своего кармана, а по другой — используются деньги Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). По такой же схеме раздают ресурсы «УралСиб», Росбанк и Нижегородский банкирский дом (НБДбанк), а полностью за счет западных денег поддержкой предпринимателей занимается «дочка» ЕБРР — Банк кредитования малого бизнеса (КМБ-банк). Для этого он использует европейские средства и средства Международной финансовой корпорации (IFC).

Любителей финансировать исключительно собственными средствами вообще можно перечесть по пальцам, самый крупный из них — ВТБ, который развернул программу кредитования малого бизнеса в июне этого года, пообещав выделить на эти цели $1 млрд. По последним данным, он уже раздал кредитов на $110 млн., впрочем, в эту цифру попадают крупные кредиты размером до $1 млн., в то время как в мировой практике к микрокредитованию относятся займы в объеме не более $5 тыс. Своими деньгами предпринимателей снабжают БИН-банк, Первое О.В.К., Международный кредитный и Международный Московский банки.

Вне закона

Между тем во всем мире поддержкой малого бизнеса ресурсами занимаются не только кредитные институты, но и небанковские микрофинансовые организации (МФО). В России подобные организации тоже существуют — в виде потребительских и кредитных кооперативов, различных фондов поддержки малого предпринимательства. Размеры микрозаймов, которые можно там получить, невелики — от 3 тыс. до 300 тыс. рублей. Кроме того, по словам члена президиума «ОПОРА России» Дины Крыловой, у МФО более высокая процентная ставка, чем у банков: если ставки по банковским кредитам составляют 15—25% годовых в рублях, то в микрофинансовых организациях они могут доходить до 60—80% годовых. Но доступ к займам у них демократичнее, поэтому МФО кредитуют ту часть предпринимателей, для которой банковские кредиты недоступны.

Однако расширению деятельности этих структур мешает отсутствие правового поля. Пока небанковские МФО действуют в рамках Гражданского кодекса, но необходимость отдельного закона, в котором прописывались бы правила их работы, назрела давно. «Вопрос с правовым регулированием деятельности кооперативов в законодательных органах не решается на протяжении многих лет», — удивляется Стейси Шрейдер, председатель правления Фонда поддержки малого предпринимательства «ФОРА», крупнейшей в России небанковской МФО.

В результате такие организации сталкиваются с проблемами при привлечении займов в тех же банках. По словам г-жи Шрейдер, из-за Положения ЦБ о порядке формирования резервов по ссудам банки вынуждены выдвигать такие требования к обеспечению, которые МКО удовлетворить не в силах, — организации не владеют ликвидной недвижимостью или оборудованием.

В мировой практике в таких случаях обеспечением могут выступать портфели займов. Решить залоговую проблему, по мнению Шрейдер, могло бы и создание государственного гарантийного фонда микрофинансирования.

Помочь разрешить давно назревшую проблему взялся банковский комитет Госдумы. По словам зампреда комитета Анатолия Аксакова, сейчас готовится ряд законодательных поправок, в которых планируется прописать деятельность МФО, — такие поправки предусмотрены в Гражданский кодекс, в закон о банковской деятельности и Налоговый кодекс. К январю пакет должен быть подготовлен, а в марте — внесен в Госдуму. Вместе с ним предлагается ускорить принятие во втором чтении законопроекта о кредитной кооперации, который уже более двух лет лежит в Госдуме. Впрочем, по мнению экспертов, не стоит ждать быстрого решения проблемы — принятие документа может затянуться на долгие годы. У нас, как известно, чем острее стоит вопрос, тем тяжелее его решение.

Давать, не давая

Чиновники тем временем делают вид, что изо всех сил помогают российскому малому бизнесу. Как заявил недавно руководитель департамента государственного регулирования МЭРТа Андрей Шаров, в следующем году на развитие российских малых предприятий правительство собирается выделить заложенные в бюджете 1,5 млрд. рублей. Часть этих денег власть хочет пустить как раз на микрофинансовые институты — для субсидирования процентной ставки по кредитам для них. Под освоение этих средств разрабатывается соответствующая программа, рассчитанная на три года, — по заверениям Шарова, она должна быть принята уже через два месяца. Однако наблюдатели скептически относятся к проявлениям заботы со стороны государства. «Реальных программ, результаты которых могли бы существенно повлиять на рост малого бизнеса, в настоящее время не существует, иначе где же рост?» — задает риторический вопрос Сергей Наумов из «ОПОРА России».

В том, что средства будут потрачены с пользой, сомневаются даже сами представители власти. «Эти средства необходимо направить на создание гарантийных фондов на федеральном и региональном уровнях, в противном случае их использование не будет эффективным и приведет к коррупции», — делится мнением Анатолий Аксаков. И основания для такого скепсиса имеются. Достаточно вспомнить громкий проект господдержки программы кредитования малого предпринимательства, разработанный Российским банком развития (РосБР) еще два года назад. В прошлом году к программе решило подключиться правительство, для чего в бюджете-2004 предусмотрели предоставление госгарантий банку на 3 млрд. рублей. Под них РосБР должен был привлечь средства для последующего кредитования предпринимателей через региональные банки-агенты. В январе этого года программа господдержки была с помпой презентована в МАПе в присутствии большого числа региональных банкиров. Однако пока никаких гарантий от правительства (даже несмотря на то, что они были прописаны в бюджете) РосБР не увидел, кредиты продолжает раздавать из собственных средств — он уже выдал через банки-агенты 971,6 млн. рублей в 24 регионах. Правда, в РосБР до сих пор не теряют надежду на то, что гарантии все же будут получены — даже несмотря на то, что до окончания года остались считанные дни. Власти тем временем еще раз доказывают правоту великой русской поговорки «обещанного три года ждут».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK