Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ДЕНЬ СБОРА ПОДАТИ"

Правила выживания для женщин, выбравших стезю обольщения и порока, не сложны: из «пупсика», то есть любовника, надо вытянуть побольше денег.    Праздник, сто лет назад затеянный Кларой Цеткин как демонстрация единства женщин-пролетарок всех стран, в новейшей России выродился в отрицание самого себя. Работающие женщины, утешившиеся карьерой и получающие больше радости в офисе с подчиненными, чем дома с близкими, в этот день или работают или томятся дома. Нет, в наши дни 8 Марта стало днем ликования женщин другого сорта. Томных красавиц, спящих до обеда, прожигающих жизнь в спа-салонах, модных бутиках и коллекционирующих сумочки. Их день расписан по минутам: утренний сок, маска, поездка в бассейн, посещение спа-салона или маникюрши, бросок по магазинам (надо же знать, что там новенького), вечером — встречи с интересными людьми. Некоторые, особенно продвинутые, ходят в театр. Помню, Оксана Робски, прежде чем вскарабкаться на вершину славы, говорила мне с насмешкой: «А что значит быть культурным человеком? В театр ходить? Да, мне об этом один хоккеист говорил». Другая моя знакомая освоила музеи, но, уверяю вас, это был имиджевый ход, и использовался он от силы раза три.
   Так вот, для этих девушек 8 Марта — святой день. Золотой. День сбора подати. В этот день, какой ты ни есть скряга, а подаришь подруге кольцо или сережки. Ну, может быть, браслетик. Совсем жадные и бедные дарят парфюм. Но только не деньги. Мой знакомый Чижик на этом настаивал.
   Вообще-то его звали Сергей Павлович Чистяков, и он был крупным федеральным чиновником в близком к Москве регионе. Но мы еще в третьем классе прозвали Серегу Чижиком, и ни бурная карьера, ни солидная комплекция, под которой проседал бронированный «Мерседес», не избавили его от этого детского прозвища в нашем кругу. Как и все большие люди, Чижик имел полный имиджевый комплект: яхту нужной марки, виллу в Испании, жену — в прошлом топ-модель, классику поп-арта на стенке в спальне и, конечно, девятнадцатилетнюю подругу, вы-везенную им из руководимого региона. Инга была голубоглазой, хрупкой девочкой с роскошным бюстом и короной золотых волос. Свой творческий путь она начала в городском парке, где предлагала всем сфотографироваться с питоном, который мирно дремал на ее великолепной груди. Вскоре после встречи с Чижиком питон был спешно удален в террариум при местном университете. А его место занял Чижик.
   Переезд в двухкомнатную квартиру в центре Москвы произвел на провинциальную красавицу сильное впечатление. Она быстро усвоила правила выживания для женщин, выбравших стезю обольщения и порока. Правила эти не сложны — из «пупсика» (в данном случае это был Чижик) надо вытянуть побольше денег. Девичий век недолог, и вариантов обеспечить будущее немного: или удачный брак с «пупсиком», или карьера, сделанная с его помощью, или сбережения. Насчет брака у Инги иллюзий не было. С женой Чижик разводиться не собирался — на нее было записано все нажитое непосильным трудом на ниве госуправления в отдельно взятом регионе. С карьерой она тоже не связывала больших надежд. Какая карьера с девятью классами средней школы! Ну, говорила она, если только кто-то предложит сниматься в кино… Оставалось последнее — бабки.
   Но денег Чижик не давал. Он строго придерживался правил, принятых в его кругу. А эти правила гласили: пункт один — любовнице денег не давать. Пункт два — если любовнице что-то хочется, купи ей вожделенный предмет, но денег не давай (см. пункт 1). Пункт три — купив любовнице то, что она хочет, удостоверься, что она не перепродала подарок. Потому что никому не хочется быть дойной коровой. Даже самой дойной корове.
   Бедная Инга устраивала скандалы, отказывала в любви, дулась, но Чижик был непреклонен. Он сам платил за съемную квартиру, одевал и обувал ее по своей карточ-ке, купил ей абонемент в фит-нес-клуб и выдавал скромную сумму денег на продукты и посещение косметических салонов. Это что — жизнь?
   Именно так спрашивала меня бедняжка, глотая слезы. Видимо, она почувствовала во мне слабое звено. Но я был не слабым звеном, а волею случая наблюдательным. Мне всегда хотелось купить себе хорошие часы. Нет, не так. Мне всегда хотелось купить себе понтовые часы. И поняв, что стрелка движется к сороковнику и изменений в жизни не предвидится, я решил все-таки осуществить эту безумную затею. В общем, я отправился в известный всем магазин за часами. Даже не за часами, а просто посмотреть, прицениться, повыбирать. Это были бы подступы к счастью. Но у самой витрины я замер. В магазине, склонившись над прилавком, стояла Инга. Она показывала пальчиком на кольца, а продавщица выкладывала перед ней неземную красоту. Инга надевала колечко, придирчиво оглядывала, потом мерила другое кольцо. Но самым интересным было даже не это. А то, с кем она была. Нет, это был не Чижик. Это был довольно красивый кавказского вида мужчина, который с нежностью смотрел на эфемерное создание. Конечно, я стоял на улице, и звуки машин и движения людей не давали мне возможности услышать, о чем они говорили. Но клянусь вам, шуршание денег исходило от кавалера. Он тихо стоял рядом с Ингой. И явственно шуршал! Это было наваждение какое-то. Наконец, он расплатился наличными, Инга нацепила на пальчик колечко, и они направились к выходу.
   Около выхода стоял я. Инга увидела меня и сделала вид, что не узнала. И дело было даже не в красавце-грузине, с которым она выходила из магазина. Разве сторож я любовнице моего приятеля? А в том, что буквально накануне мы сидели с Чижиком и Ингой в ресторане, и мой приятель хвастливо рассказывал, что подарил Инге на 8 Марта кольцо — голубой бриллиант известной марки был представлен гостям на милой ручке. Так вот — и сейчас из магазина Инга выходила с этим же бриллиантом на пальце. Точно с таким же, какой получила на днях.
   Вечером я позвонил девушке. Клянусь, я не собирался ее шантажировать, меня интересовало только одно. Схема. Логика. Зачем ей два одинаковых кольца? «Клянусь, я никому не скажу, — говорил ей я, — я не моралист и не полиция нравов. Мне просто интересно — зачем красивой женщине два одинаковых колечка?»
   И она все рассказала. Под конец рассказа она даже смеялась над моей несообразительностью. О, святая простота! Схема выживания очаровательной девушки в большом городе, если кавалер не дает денег, выглядит так. Первое — заводишь второго кавалера. Тот, понятно, тоже не дает денег и норовит перейти на товарные отношения. Кому ж охота быть дойной коровой! Впрочем, об этом мы уже говорили. Что ж, есть выход. Надо, чтобы оба любовника покупали одинаковые подарки и желательно в одном магазине. Желательно также, чтобы один из них платил не по карточке, а наличными. Тогда, договорившись с продавщицей за небольшой процент, сдаешь один из подарков обратно. И получаешь наличные. В принципе, если за оба подарка заплачено по кредитке, тоже можно договориться, только процент больше. Потому что продавщице надо это дело согласовать со старшим продавцом. При этом оба мужчины в любой момент могут удостовериться, что их подарки украшают любимую женщину, что она ими дорожит.
   А я, дурак, думал, откуда у скромной продавщицы нескромного ювелирного магазина настоящее жемчужное ожерелье?
   И мы еще возмущаемся, что вся экономика у нас пронизана коррупционными схемами, откатами и взятками. О чем говорить, если даже отношения между близкими людьми основаны на двойной бухгалтерии, а приписки заползли в постель? Или и тут призвать президента, чтобы повергнуть змия коррупции?
   Я не знаю, к чему призвать накануне 8 Марта, этого святого Дня сбора подати. Наверное, к снисходительности. Давайте все будет, как всегда. Один дает, другой берет. Главное, чтобы это было ко взаимному удовольствию.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK