Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ"

Доклад оппозиционных политиков Бориса Немцова и Владимира Милова «Путин. Итоги. 10 лет» уже успел наделать шуму. Однако что в этом докладе относится к ситуации в стране, а что сугубо к политической борьбе?   Уоппозиции и власти разные задачи. Оппозиция должна говорить, как власть плохо работает и как мало ей удается сделать. Власть — рассказывать, что у нее все получается и как ей это трудно дается. Оппозиционные политики Борис Немцов и Владимир Милов написали доклад про плохую власть. Журналисты «Профиля» попытались выяснить, что же думают люди — эксперты и политики, придерживающиеся прямо противоположных политических взглядов, — о том, что написано в докладе Немцова-Милова про страну. Про то, что в ней в действительности происходит.
   
«КОРРУПЦИЯ РАЗЪЕДАЕТ РОССИЮ»
   «Одним из черных итогов правления Владимира Путина стало погружение России в беспросветную пучину коррупции. Если в 2000 году мы находились на 82-м месте в глобальном рейтинге уровня коррупции Transparency International, то в 2009 году Россия скатилась существенно ниже — на 146-е место. За время правления Путина ситуация с воровством чиновников в России из очень плохой превратилась в катастрофическую. Transparency International оценивает ежегодный объем коррупционного рынка в стране в $300 млрд. Это четверть ВВП нашей страны сегодня! <…> Под болтовню о борьбе с «реваншем олигархов» в России происходило стремительное обогащение новой, бо-лее могущественной путин-ской олигархии. За кризисный 2009 год число миллиардеров в России увеличилось в два раза».
   «Если Немцов говорит, что расстояние от Земли до Луны — 384 400 км, с этим можно только согласиться», — говорит зампред комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков («Справедливая Россия»). Однако, как отмечает депутат, в докладе исследуется коррупция в верхах, а о ее распространении вширь — всего одна фраза. По его наблюдениям, коррупция перестала быть преступлением, а стала образом жизни миллионов, ежедневной практикой: «В 1990-е за взятку можно было получить что-то, а сейчас без нее не получить ничего». При этом наиболее коррумпированы вовсе не друзья Путина, как пишут Немцов и Милов, а врачи больниц и поликлиник и учителя обычных школ, а также низовое звено силовых ведомств. «Сейчас любое место его обладатель приспосабливает для взятки», — уверяет Гудков. При этом депутат согласен, что появился разрыв между словом власти и делом власти и что это очень опасно.
   Директор российского отделения Transparency International Елена Панфилова согласна с авторами доклада только в одном — глава о коррупции в этом тексте действительно должна стоять первой. «Они назвали доклад экспертным, но он публицистический! — говорит она. — У нас многогранная коррупция, а здесь — просто перечисление известных фамилий и цифр». По мнению эксперта, авторы должны были объяснить, почему в России получилось именно так, раскрыть политико-правовые причины вала коррупции, объяснить приведенные цифры. При этом, отмечает Елена Панфилова, авторы элегантно, одним названием доклада, скрыли из вида 1990-е годы, когда были заложены все основы нынешней ситуации. «Они должны были объяснить, как взятка при поступлении в детсад превращается в многомиллиардные «распилы», — считает эксперт. Между тем, корни коррупции — именно в 90-х годах: тогда, кстати, один из авторов доклада находился у власти.
   
«ВЫМИРАЮЩАЯ СТРАНА»
   «Путинская мифология твердит нам об успехах в демографической сфере, росте рождаемости и т. д. Но сокращение численности населения в 2000-2010 годах составило уже 5 млн человек! Горькая правда последних 10 лет: население России сокращалось на 500 тыс. человек в год, темпами, невиданными даже для 1990-х».
   «Депопуляция — процесс сложный, многолетний и зависящий от массы причин, — уверен замдиректора Института демографии Высшей школы экономики Сергей Захаров. — Могу сказать, что сейчас мы проходим удачную волну: идет прирост молодежи, уменьшается число выходящих на пенсию. Предпринятые властями меры, такие, как материнский капитал и повышение пособий по уходу за ребенком дало увеличение числа рождений, но не увеличило рождаемость. Сиюминутно население выросло, реально падает уже 60 лет». По данным демографа, та же картина и со смертностью: 2-3 года наблюдается положительная динамика продолжительности жизни. Но в более долгосрочном периоде Россия — единственная развитая страна, где она снижается. Кстати, по данным Сергея Захарова, в 1990-е годы (на которые ссылается Немцов) сокращение населения достигало и 700 тыс. в год, а прирост обеспечивала высокая миграционная динамика. Все развитые страны либо находятся под этой угрозой, либо уже вступили в стадию депопуляции.
   Как полагает глава комиссии Общественной палаты РФ по социальным и демографическим проблемам Александра Очирова, сейчас властью много делается для того, чтобы повлиять на демографическую ситуацию, а «в 1990-е не делалось ничего, и это нанесло существенный ущерб». По ее данным, власти движутся к пониманию того, что семейная политика — основа национальной безопасности, поставлена цель — пропаганда и поддержка трехдетной семьи. Эту тему поднимал Владимир Путин в послании-2006, Госдума ратифицировала Европейскую социальную хартию, «Единая Россия» включила тему семьи в свои приоритеты. «Сейчас есть немало положительных тенденций», — говорит Александра Очирова. По статистике, в последние 2-4 года снижается смертность от алкоголя, от травматизма и от несчастных случаев и даже «чуть-чуть начала снижаться от сердечно-сосудистых заболеваний». Впереди — разработка новых стандартов, от площади жилья до параметров российских автомобилей, для двух-трехдетной семьи.
   
«ПЕНСИОННЫЙ КОЛЛАПС»
   «Крупнейший провал Путина — угробленная пенсионная реформа. Когда Путин пришел к власти, он обещал построить в стране современную пенсионную систему, обеспечивающую пожилым людям достойный уровень пенсий и одновременно снимающую остроту пенсионной нагрузки на бюджет. Решить проблему выхода пенсий на достойный уровень, несмотря на нефтяное изобилие, Путину не удалось. Спасти ситуацию мог бы быстрый и эффективный переход к накопительной пенсионной системе».
   «Я согласна с Борисом Немцовым в том, что все пенсионные реформы провалились, — говорит депутат Госдумы, бывший министр труда и социальной политики РФ Оксана Дмитриева («Справедливая Россия»). — Абсолютно очевидно, что дефицит Пенсионного фонда огромный — 1 трлн 166 млрд рублей. Также очевидно и то, что россияне не поверили в запущенную правительством систему пенсионных накоплений». Но причина здесь вовсе не в пропорции работающих россиян и пенсионеров, а в том, что переход от распределительной системы к накопительной создал эффект двойного бремени. «Получилось, что из одних и тех же взносов нужно платить пенсии нынешним пенсионерам и накапливать деньги для будущих, — говорит Оксана Дмитриева. — И переход к накопительной системе, о которой говорит в своей статье Немцов, как раз является причиной пенсионного кризиса». Тем более что сегодня ни одни накопительные программы не могут обеспечить доходность вкладов на уровне 22%, при котором накопление пенсии вообще имеет смысл: у Внешэкономбанка, где размещаются накопления так называемых молчунов, доходы составили 5,8%, а у частных управляющих компаний и того меньше, всего 4,7% в год. В то время как средняя инфляция была на уровне 11%».
   «Я полностью не согласна с мнением Бориса Немцова, что пенсионная реформа угроблена, — говорит член комитета Госдумы по охране здоровья, зампред фракции «Единая Россия» Татьяна Яковлева. — Реформа еще не доведена до какого-либо логического завершения, и мы не можем осознать, получилась ли она на 100% или нет. Но то, что она дала положительные результаты, это факт. И то, что пенсии постоянно увеличиваются, и даже во время кризиса, свидетельствует о правильно выбранном курсе». Сейчас, полагает депутат, «нам нужно сделать все возможное, чтобы народ поверил в те решения, которые принимаются на государственном уровне». Именно поэтому, считает она, «такие, как Немцов, и повторяют, что пенсионная реформа провалилась, а накопительная система себя не оправдала».
   {PAGE}

«КАВКАЗСКИЙ ТУПИК»
   «Все десять лет в российском обществе культивировался миф, что Путин усмирил Кавказ и победил терроризм. Если сравнить число терактов в начале правления Путина — 2000 год (135) — с ситуацией в 2009-2010 годах (786 терактов — прирост в 6 раз), то вранье о победе над терроризмом становится особенно очевидным. <…> Основа политики Путина на Кавказе — ставка на лояльные и одновременно коррумпированные кланы. К сегодняшнему дню идеи сепаратистов практически реализованы, на Кавказе набирает силу исламский фундамента-лизм, который подпиты-вается высокой безработицей, коррумпированностью властей и отсутствием законов».
   Член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко согласен с выводами авторов: «Кремль был готов, во-первых, покупать лояльность, во-вторых, соглашаться на то, что на территории России (!) будут действовать законы шариата». По мнению эксперта, наше общество и элиты уже давно привыкли, что на Кавказе постоянно происходит усиление напряженности, «это уже рутина». И меры, принятые в последнее время (создание СКФО, назначение Александра Хлопонина), ситуацию не изменят. «Весь парадокс в том, что сложившаяся ситуация многих устраивает: это способ получения лояльности и вытягивания бюджетных денег», — говорит эксперт. Недаром самой известной фразой первого президента Чечни Ахмата Кадырова стал пассаж о том, что 80% откатов оседает в Москве. «Чтобы выбраться из этой ситуации, надо, чтобы законы заработали, — поясняет Алексей Малашенко. — А в целом по Кавказу — ощущение безвыходности».
   «Те, кто были министрами и вице-премьерами в 1990-е, несут прямую ответственность за современную ситуацию на Северном Кавказе, — говорит глава рабочей группы Общественной палаты РФ по развитию институтов гражданского общества на Кавказе, телеведущий Максим Шевченко. — В том числе и Немцов. Что он может знать о Кавказе? О сложной торговле центра и местных кланов за каждое назначение?» По мнению журналиста, в последние год-полтора политика центра в отношении республик Кавказа наконец-то изменилась: «Президент осенью очертил контуры развития региона, а Хлопонин реализует проект модернизации для Северного Кавказа». Не стоит забывать, что Чечня при всей «кадыровщине» — единственная республика региона, где платят пенсии пенсионерам, строят школы и больницы. «В целом идет ограничение силовиков в регионе», — говорит Шевченко. Но в то же время «все это — локальные успехи, регион пока не является частью гражданско-социального поля РФ».
   
«СЫРЬЕВОЙ ПРИДАТОК»
    «За годы правления Путина Россия ста-ла еще большим сырьевым придатком миро-вой экономики, чем ког-да-либо. Если в 1999 году доля сырья в российс-ком экспорте составляла 44%, то в последние годы — 66-69%. Доля машин и оборудования снизилась с 11% до 5%… Если бы только прошедшие 10 лет были использованы для реальной модернизации страны, долгосрочных инвестиций в перестройку промышленности, строительство дорог, аэропортов, создание современной армии и новой пенсионной системы… Такого шанса больше может не представиться: теперь болезненные преобразования будет делать гораздо сложнее».
   «Недавно я сам приводил эти же цифры роста сырьевого экспорта — с 44% в 2000 году до 66% в прошлом, — говорит глава аналитического департамента ФБК Игорь Николаев. — Так что они соответствуют действительности. Но здесь есть один нюанс — это оценка экспорта сырьевых ресурсов в стоимостном выражении. То есть эти цифры стали в первую очередь отражением роста стоимости нефти с $25 за баррель в 2000 году до $145 в 2008-м». Однако говорить, что доля сырьевого экспорта нефти не выросла, тоже нельзя, считает эксперт. В доказательство можно привести такой существенный факт, как начало строительства нефте- и газопроводов. «Когда мы говорим, что надо уходить от сырьевой экономики, и одновременно строим трубопроводы, мы практически формируем каркас экономики сырьевого типа на будущее. Результаты этих решений видны уже сейчас», — говорит Игорь Николаев. Фактом является и то, что доля экспортируемого оборудования действительно уменьшилась за последние 10 лет с 11% до 5%. «В этом перекосе на ресурсодобычу есть и доля вины государства: благое пожелание уйти от сырьевой экономики к инновационной оставалось лишь на словах, на деле опережающими темпами шло стимулирование развития нефте- , газодобычи и сырьевых отраслей», — полагает эксперт.
   Тенденция роста сырьевого экспорта обозначена достаточно трезво, но вопрос в том, является ли это проблемой для нашего государства, говорит директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. «Например, США занимают третье место в мире по добыче нефти и сильно опережают нашу страну по ресурсодобыче, по производству атомной энергии и леса», — анализирует эксперт. Конечно, говорит он, «при этом возникает вопрос, почему при развитии ресурсодобычи у нас не развиваются другие сектора экономики». Но эта проблема уже не государства, а нашего частного бизнеса, — считает Константин Симонов. «Наши предприниматели не хотят вкладывать деньги в сектора экономики, не приносящие моментальной прибыли», — сетует он. Немцов и Милов считают, что сперва надо создать демократические и либеральные институты, и экономика заработает сама, но экономический рост наблюдается только в тех странах СНГ, где никакого демократического режима нет и в помине, — замечает эксперт. — Например, в Казахстане, где абсолютно недемократический и даже тоталитарный режим. Совсем другая ситуация на Украине, где и президенты сменяются, и выборность налицо, но страна находится на грани экономического коллапса».
   
«СТРАНА КРИЧАЩЕГО НЕРАВЕНСТВА»
   «Один из важнейших штрихов к портрету путинской России — тотальное неравенство, глубочайшее социальное и межрегиональное расслоение. Если в конце 1990-х коэффициент дифференциации доходов (соотношение между средними уровнями доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных) стабилизировался на уровне 13-14 раз, то с 2000 года социальная дифференциация выросла более чем на 20% — до 16,9 раза! Если в 1999-2000 годах в мировом списке миллиардеров журнала Forbes вообще не было ни одного россиянина, то в 2010 году, по версии журнала «Финанс», в России уже 62 человека с состоянием свыше $1 млрд».
   «Это абсолютно агитационный текст, в котором тема социального неравенства обозначена несколькими строчками и цифрами, взятыми непонятно откуда, — говорит замдиректора Института социальных систем МГУ Дмитрий Бадовский. — Список Forbes, приведенный в качестве примера социального расслоения, ни о чем не говорит. Ведь состояния, приписываемые отечественным миллионерам, являются лишь показателями капитализации компаний, складывающейся как из цен на сырье, так и из стоимости акций на фондовом рынке, зачастую раздутой». Например, в США дифференциация доходов еще выше, чем у нас, а в Скандинавии ниже, говорит эксперт. То же самое можно сказать и о дифференциации российских регионов. «Она также всегда была, есть и будет: десяток самых богатых и самых бедных российских областей исторически отличаются друг от друга по ресурсной составляющей, по размеру территории и по количеству населения», — считает Дмитрий Бадовский.
   «Коэффициент дифференциации доходов между самыми богатыми и самыми бедными россиянами действительно увеличился за последние 10 лет, — говорит замдиректора «Левада-Центра» Алексей Гражданкин. — И сейчас так называемый показатель социальной несправедливости в России в ра-зы выше, чем в большинстве европейских стран». «Однако могу сказать: дифференциация доходов произошла вовсе не за счет еще большего обнищания россиян: за последние 10 лет почти все жители нашей страны смогли хоть как-то поправить свое финансовое положение и увеличить доходы, — говорит социолог. — Но если доходы пенсионеров и бюджетников увеличились в 1,5-2 раза, то многим промышленникам выросшие цены на нефть и газ позволили сколотить миллиардные состояния». Особенно это стало заметно в Москве, Санкт-Петербурге и нефтедобывающих регионах, где как раз и оседали доходы от экспорта нефти, и зарплаты росли гораздо более высокими темпами.
   
ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ 
  Разумеется, мы не рассчитывали, что наша импровизированная дискуссия позволит сделать однозначный вывод — правы авторы доклада Немцов и Милов или не правы. Тем не менее по итогам обсуждения можно высказать ряд соображений. Во-первых, такие доклады нужны, как вообще нужны альтернативные точки зрения, критика и конкуренция идей. Во-вторых, как ни относись к мнению авторов, надо признать, что им удалось обозначить болевые точки в развитии страны — проблемы, затронутые в докладе, не высосаны из пальца, они реально существуют. И, наконец, в-третьих, ход дискуссии показал, что даже самые полемические доклады можно обсуждать в конструктивном, уважительном тоне. Правда, для этого участникам надо иметь собственную продуманную, хорошо аргументированную позицию. А изымать и конфисковывать оппозиционные доклады — на это большого ума не надо.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK