Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Девушка с характером"

Пять лет назад брак форварда «Спартака» Владимира Бесчастных со Светланой в буквальном смысле был заключен на небесах.Наталья Белоголовцева: Как знакомятся футболисты с бортпроводницами?
Светлана Бесчастных: Интересный вопрос: «Что пьют красивые и очень красивые люди? То же, что и все остальные». Сборная летела на нашем самолете. Очень долго загружали их сумки, даже рейс задержался. Ребята пришли к нам на кухню, познакомились, стали болтать, пригласили экипаж поужинать где-нибудь после прилета. Вроде договорились. А тут Володя говорит — со всеми вместе не пойду, хочу только со Светой. Я про себя решила, что компанией гораздо веселее. Он не отступался, просил телефон — я не давала. Вмешался Колосков (председатель Российского футбольного союза): «Ну что ты так себя ведешь? Замечательный же парень. А если это судьба?» Я говорю: «У вас судьба каждый раз, когда летаете, или через один»?»
Н.Б.: Девушка, выходит, с характером. Или известный футболист не произвел впечатления?
С.Б.: Я далека была от всего этого, даже не знала, насколько он именитый. Когда увидела у Володи мобильный телефон, была удивлена — откуда дорогая игрушка? Мой папа был тренером сборной СССР по настольному теннису в советское время. Мы жили небогато и у меня никогда не возникало ассоциации — спорт значит деньги. Даже наоборот. Володя, кстати, в первый раз приехал за мной на «девятке», что вполне отвечало моим ожиданиям. Одет был скромно — никаких тебе Версаче. Это потом, когда он пригласил меня в гости в Германию (он играл тогда за «Вердер»), встречал на «мерседесе», привез в красивый дом.
Н.Б.: Роскошное авто хотя бы произвело впечатление?
С.Б.: Приятно было, конечно. Но я совершенно точно знала, что если он не окажется «моим человеком», мне даром не нужны ни дорогие машины, ни Германия, ни любая другая страна. Мне тяжело досталась моя работа и я очень ею дорожила.
Н.Б.: Почему вас тянуло «на небеса»?
С.Б.: Бортпроводник — престижная профессия. Люди летают до последнего, вакансии появляются достаточно редко. У меня были детские такие представления о профессии: в красивой форме, над облаками и мир можно посмотреть. Я и не думала, что будут еще и Новый Уренгой, Уфа, Ухта, Игарка — хотя поначалу и это было интересно. После окончания школы бортпроводников я долго добивалась места, получила его в компании «Газпромавиа». И очень быстро стала бригадиром.
Н.Б.: Долго учатся на стюардесс?
С.Б.: Три месяца. Занятия проходили в Шереметьеве с десяти до пяти. Еще при подготовке бортпроводников обязательны занятия в бассейне — там учат как отпугивать акул. Это так весело! Нужно руками сцепиться в круг, а ногами с внешней стороны колотить по воде изо всех сил, производя как можно больше шума. Другое упражнение — забрасывать «спасаемых» на плоты. Все мокрые, в жилетах, тяжеленные — хватаешь их специальным захватом и бросаешь на плот. Есть еще тренировки «в условиях полного задымления»: в полной темноте нужно пройти «салон», найти раненного и вытащить его. Нужно научиться тушить три разных вида пожара. Впечатления незабываемые.
Н.Б.: Не пригодились навыки?
С.Б.: К счастью, нет. Хотя поначалу хотелось проявить себя в экстремальной ситуации — спасти кого-нибудь. Это, конечно, юношеское. Я пролетала-то всего год.
Н.Б.: Наверно, проходу не давали важные газпромовские дяденьки?
С.Б.: Грубо никто не приставал. Все больше комплименты, шуточки. Ну, сунут визитку — «позвони, пожалуйста». Зато всегда идешь на работу как на праздник. Знаешь, что все будут на тебя смотреть, нужно хорошо выглядеть. Людям в самолете просто делать больше нечего — вот они сидят и смотрят.
Н.Б.: Когда вы поняли, что Володя все-таки «ваш человек», долго к свадьбе готовились?
С.Б.: Нет, расписались по-быстрому. Володя приехал всего на три дня, мы подали заявление, а мне надо было еще получить испанскую визу — Володя к этому времени перешел в «Расинг» (Сантандер). Спортсменам делают исключения, им можно жениться вне очереди. В тот день друзья приехали к нам посмотреть собачек, которых мы купили — все в свитерах, в джинсах. Вдруг звонок из загса — приезжайте немедленно. Я одела, что под руку попало — белый верх, черный низ. Жуткое зрелище. Несколько месяцев спустя мы венчались и устраивали праздник.
Мне хотелось одеться вопреки традиции — не в белое пышное, а в цветное и узкое. Я с большим трудом выбрала в Испании красивое синее платье и к нему очень дорогую шляпу. Аккуратненько положила платье в чемодан на самый верх, чтобы сильно не помялось. Получаем багаж в Москве — наш чемодан весь облит белой масляной краской. Я открываю крышку — мое платье все в белых разводах, восстановлению не подлежит. Пришлось срочно брать напрокат белое-пышное и надевать фату.
Н.Б.: То, что Володя прилично зарабатывал, как-то повлияло на ваше решение выйти замуж?
С.Б.: Мои родители развелись, жили мы не очень обеспеченно. Поэтому я мечтала, чтобы в моей будущей семье был достаток. При этом понимала, что серьезные бизнесмены работают чуть ли не круглосуточно. А если дома нет мужа, но есть деньги — зачем они тогда нужны? В Испании мы с Володей жили просто замечательно. В субботу у него сборы, в воскресенье — игра, а среди недели после утренней тренировки в два часа он уже дома. Иногда, раз в неделю, есть еще и вечерняя тренировка. Я думала: как же у меня все замечательно совпало — муж молодой, красивый, спортивный. Столько зарабатывает, что мы многое можем себе позволить, и достаточно времени мне уделяет. Первые два года в Испании прошли как один большой медовый месяц. Сейчас в Москве все по-другому — я вообще его не вижу. Часто он появляется дома один день в неделю.
Н.Б.: Чем вы занимались в Испании?
С.Б.: Регулярно ходила на футбол. В нашем маленьком городке больше ходить было некуда. Главное развлечение — ресторан. У меня была виза без права работы. Вначале я учила язык. Потом пошла на курсы инструкторов по аэробике. Даже получила диплом. (Когда сказала об этом в клубе в Москве, где я занимаюсь, все подумали, что это шутка). Потом были курсы косметичек. За границей нам доступно только все очень простое.
Н.Б.: Вы рады были, что муж вернулся в «Спартак»?
С.Б.: Поначалу я испугалась. За границей тиражируется негатив о России, оттуда кажется, что здесь жить просто страшно. Но сейчас о том, что приехали, я не жалею ни капли. Здесь есть чем заняться. Я теперь обожаю серьезно учиться. Так изголодалась — каждый день иду на лекции как в последний раз — наслушаться, насладиться.
Н.Б.: А вы где учитесь?
С.Б.: В МГУ на социологическом факультете. Институт, в котором я училась до замужества, бросила, когда уехала в Испанию. После возвращения в Москву поступила в университет на вечерний. В Испании мне очень часто снился сон — будто я заполняю анкету и в строке «род занятий» с отвращением пишу «домохозяйка». Просыпалась в ужасе. Сейчас я «студент» — это гораздо приятнее, чем домохозяйка. Мне всегда хотелось, чтобы муж знал, что я тоже что-то могу. Володя как-то спросил: кем ты будешь? Я объяснила, что в социологии много направлений. Самое денежное — политический пиар. Но мне бы хотелось работать с детьми в сфере социальной психологии.
Н.Б.: Почему не переведетесь на дневной?
С.Б.: У меня мозги включаются после трех дня, мне все приятней делать вечером. Я готова многим поступиться в пользу утреннего сна.
Н.Б.: В Москве вы на футбол ходите?
С.Б.: Практически нет. Дело в том, что только избранным женам футболистов «Спартака» позволено находиться в VIP-зоне, а мне приходится сидеть на трибуне, среди беснующихся болельщиков — не всегда трезвых и выбирающих выражения. Я пару раз сходила, но это не самое приятное времяпрепровождение.
Н.Б.: Володя не обижается?
С.Б.: Нисколько. Я однажды услышала от Черчесова: «Моя жена даже не знает, как моя команда называется. Зато дома у нас все замечательно — любовь, дети, взаимопонимание». Мне кажется, это правильно. Я, конечно, интересуюсь делами Володи. Но не могу сказать, как говорят жены в некоторых семьях: «Эх, тебе надо было войти в штрафную и пробить с правой!..» Вот этого Володя точно не поймет. Да и не позволит.
Н.Б.: Вам не вменяется в обязанность дружить с другими спартаковскими женами?
С.Б.: Какая разница — спартаковские, динамовские или какие-то другие? Мы хорошие приятели с женами Максима Левицкого, Эдика Цихмейструка. К сожалению, в Москве не предпринимаются усилия для создания единства в команде. В Германии, например, раз в неделю обязательно проводится командный обед, куда идут только мужчины. А жены встречаются отдельно, вместе с женой тренера — днем, в удобное для всех время. Регулярно бывают совместные командно-семейные поездки. «Спартаковцев» за год один раз сводили на оперу, в Большой. Так потом об этом напечатали во всех газетах!
Н.Б.: Когда Володя забивает гол — вы празднуете?
С.Б.: Мы празднуем, когда он просто приходит домой. Это так редко бывает. Всегда накрывается стол. Готовить я очень люблю. За время Володиного отсутствия накапливается огромное количество всяческих дел, поэтому остаток выходного просто колесим с утра до ночи.
Н.Б.: И только?
С.Б.: Когда успеваем, ходим в театры. Просто дорвались до них.
Н.Б.: А путешествовать вы любите?
С.Б.: Я — обожаю. Мы были в Италии. Ездили в Бразилию на Рождество, в Доминиканскую республику. Плавали в круиз по Атлантике. В Марокко мне не понравилось. Володя, конечно, любит в отпуске просто полежать. Но ему не удается.
Н.Б.: За несколько дней до чемпионата мира Романцев объявил, что жены остаются ждать любимых дома. Вы расстроились, хотелось ведь поехать?
С.Б.: Нет. Я сейчас сдаю сессию и отношусь к этому очень ответственно. Все равно мужей девочки не увидят раньше окончания последней игры. Смотрю футбол по телевизору с мамой. Хотя я так переживаю, что лучше бы и не видеть. Может, еще и поэтому я не люблю ходить на матчи.

НАТАЛЬЯ БЕЛОГОЛОВЦЕВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK