Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "«Доктор Ход»"

Смена политического руководства в Нижнем Новгороде напоминает давнюю русскую присказку «из огня да в полымя». Сначала на смену яркому Немцову пришел индифферентный Скляров. Последнего сменила «темная лошадка» советской масти Геннадий Ходырев.Вредно отдыхать в Форосе

Новоиспеченный нижегородский губернатор родился 58 лет назад в Красноярске, в семье рабочих, но высшее образование получил в Горьком, закончил политехнический институт и отправился работать на Горьковский машиностроительный завод — абсолютно закрытое, работающее на оборонку предприятие. Технарь до мозга костей, производственник, он, как говорят, слабо интересовался идеологией, партстроительством и прочими политическими «феньками». Завзятым комсомольцем тоже не был и очень поздно, как бы нехотя вступил в партию.
Тем не менее с этого момента карьера Ходырева резко пошла в гору. «Перепрыгнув» через одну номенклатурную ступеньку — миновав райком, Ходырев сразу же попал на работу в горком. А в конце 80-х, будучи одним из секретарей обкома, Геннадий Максимович возглавил это ведомство, сменив на посту Юрия Христораднова, рекрутированного в Москву.
В отличие от Христораднова —«руководителя брежневского типа» — у Ходырева обнаружились редкие по тем временам качества, благодаря чему он прослыл «реформатором». Ходырев водил дружбу с представителями искусства, мог разрешить в драмтеатре или ТЮЗе постановку смелой пьесы или защитить журналиста, которому грозила «головомойка» за «неправильно» написанную статью.
Интеллигенция, впрочем, в «реформаторе» быстро разочаровалась: Ходырев неброско выглядел, «окал» и был начисто лишен какой бы то ни было харизмы. Кроме того, руководить регионом ему довелось в самый голодный «талонный» период, когда продукты питания горьковского производства активно вывозились в Москву. Естественно, «происками Ходырева» этот процесс объяснить сложно — такова была товарная политика тех лет.
Довольно быстро Ходырев обнаружил свои антипатии к горбачевской перестройке и поддержал ГКЧП в августе 91-го, что стоило ему его поста.
Рассказывают, что во время путча Ходырев также отдыхал в Форосе, только не с Горбачевым. А когда вернулся в Нижний и вошел в свой кабинет, то увидел, что за его столом сидит молодой Немцов.
Они уже были знакомы. Еще в 1987 году Ходырев разогнал митинг движения «За ядерную безопасность», выступавшего против строительства под Нижним атомной котельни, но позже пригласил его лидера (а им оказался Немцов) к себе в обкомовский кабинет, где долго с ним беседовал.
Вторая карьера

Путч и его последствия Ходырев, по-видимому, тяжело переживал. В те времена искренне верилось, что коммунисты если и не получат по уголовной статье, то им запретят занимать руководящие должности. Многие из вчерашних хозяев жизни находились в настоящей депрессии, а Геннадия Максимовича даже наблюдали в одной из нижегородских рюмочных в плаще, спортивном костюме и кроссовках. Правда, говорят, что выпил он тогда лишь одну рюмку водки, после чего заведение покинул.
Между прочим, в своем кругу Ходырев считался хорошим тамадой. Он любил организовывать посиделки, но всегда следил, чтобы они не перетекали в пьянку. Спиртным Ходырев никогда не злоупотреблял, а после победы на выборах и вовсе «завязал». Один из его знакомых рассказал: «На инаугурации и торжественном ужине Ходырев не притронулся к спиртному. Сказал, что сам для себя решил: пока он будет губернатором — ни-ни».
После путча бывший первый секретарь Горьковского обкома КПСС долго не мог устроиться на работу. С трудоустройством ему помог его же преемник: сначала Немцов пристроил бывшего партийного начальника в фирму «Союз», торговавшую тогда сахаром, а позже, в 1994 году, сделал его председателем областной Торгово-промышленной палаты.
Ходырев был «своим» в московских промышленно-предпринимательских кругах — этим во многом объяснялась успешная деятельность возглавляемой им ТПП. Этим же, пожалуй, а не только партийным прошлым объясняется и приглашение в правительство Примакова на должность министра по антимонопольной политике.
Восемь месяцев Геннадий Максимович трудился вместе с Путиным, Шойгу, Маслюковым. Он также был вместе с Примаковым, когда тот развернул свой самолет над Атлантикой, — этот момент потом с успехом эксплуатировался на губернаторских выборах. Сам Евгений Максимович прислал нижегородцам обращение, в котором заявил, что чуть ли не Ходырев был инициатором «разворота».
Системный кандидат

Нынешние выборы — не первая попытка Геннадия Максимовича стать губернатором. В 1997 году он занял второе место, уступив Склярову незначительный процент голосов. Поговаривали, что имела место подтасовка, но, скорее всего, роль сыграл человеческий фактор. В поддержку Склярова выступил Борис Немцов, который тогда в Нижнем был особенно моден: шел третий месяц его вице-премьерства, и он являл собою сплошную харизму. В этот раз Борис Ефимович тоже не остался в стороне. Он выступил, призвав нижегородцев выбирать между плохим и ужасным, под первым подразумевая Склярова, под вторым — коммуниста Ходырева.
В ходе предвыборной кампании оппоненты Ходырева делали упор на то, что кандидат-коммунист не владеет оперативной информацией о положении дел в нижегородской экономике. Геннадий Максимович и вправду «плавал», участвуя в двух телевизионных дебатах, подчас не находя, что ответить на агрессивно-веселые выпады Склярова. Впрочем, электорат Ходырева здраво рассудил, что если сам Скляров смог в свое время худо-бедно войти в курс вопросов управления областью, то и Ходырев справится.
И все же — почему Ходырев победил? Потратив при этом на свою кампанию до слез смешные деньги — 20 тысяч долларов, в то время как некоторые особо азартные кандидаты «выкинули» по несколько миллионов? Этим вопросом нынче задаются многие. А ответ, пожалуй, будет один. Люди попросту устали от того потока нечистот, которым претенденты на губернаторское кресло щедро друг друга поливают.
Известный столичный галерист Марат Гельман, к примеру, буквально изрисовал весь город свастикой и подписями «Месть за Клима». Один из местных пиарщиков, работавший в команде Ходырева, сказал, «что со стороны это выглядело так, будто сторонники Климентьева угрожают избирателям. Дескать, если не проголосуете, — отомстим».
Другого претендента обвинили в намерениях легализовать проституцию и насадить в губернии католицизм — одновременно!
На этом фоне Ходырев, стоявший особняком, никаких акций не проводивший и никого не пинавший, выглядел белым и пушистым. Хотя досталось и ему. Перед вторым туром сторонники Склярова развесили по всему Нижнему плакаты: «Цвет — серый, город — Горький», давая понять избирателям, что те могут получить, проголосовав за коммуниста.
Ходырев на выпады не реагировал, вдобавок ко всему он выпустил очень милую агитку в виде детской книжки, где предстал в виде доктора Айболита, окруженного побитыми животными: «Всех излечит и спасет наш любимый доктор Ход».
К тому же Склярова, по всей видимости, не особо шибко поддерживала президентская администрация. Один из ее сотрудников рассказал: «Кремль определил для себя тройку так называемых системных кандидатов — Склярова, Ходырева и Булавинова. Кто бы из них ни победил, они в равной степени Кремль устраивали. Так что в кампанию Кремль особо не вмешивался».
Говорят, что, помимо прочего, Ходырев своей победой обязан собственной жене. Супруга — восточная красавица Гуля — младше нашего героя на двадцать лет. С ней Ходырев, будучи депутатом Госдумы, познакомился пять лет назад в своем собственном кабинете: Гуля работала его помощницей. У нее тринадцатилетняя дочка.
А первая жена Ходырева живет в Москве, с ней он практически не общается, в столице живут и его уже взрослые дети. Сын — дизайнер, дочь — начинающий юрист.
Гуля негласно возглавляла штаб своего мужа в ходе предвыборной кампании, она выступила инициатором «сближения» закрытого консерватора Ходырева с народом в лице журналистов.
А вот Зюганов, посетивший Нижний перед первым туром, был, как рассказывают, достаточно невнятен. Обыватели сначала не могли понять, кого же поддерживает лидер коммунистов. С одной стороны, встречается с Ходыревым — и тут же дружески жмет руку губернатору Склярову. Ближе ко второму туру Геннадий Андреевич осмелел и уже открыто призвал голосовать за Ходырева. В поддержку Ходырева выступили спикер Госдумы Геннадий Селезнев и Евгений Примаков, в правительстве которого в свое время Ходырев работал.
Не английская королева

Став губернатором, первым делом Геннадий Максимович взялся за прессу. Один из нижегородских журналистов рассказал, что жить стало хуже, тяжелее — от немцовской вольницы не осталось и следа. Прессу буквально одолел информационный голод. К примеру, оперативки, на которые прежние губернаторы созывали пишущую братию, теперь почему-то стали проводиться за закрытыми дверями и в обстановке строжайшей секретности. Правда, сам Геннадий Максимович списывает это на трудности переходного — от одного губернатора к другому — периода.
Кроме того, Ходырев (возможно, не без помощи Гули) стал проникаться любовью к собственному пиару. На днях он, к примеру, публично заявил, что отказывается от личной охраны. Присматривать-то за ним, понятное дело, будут, но каков жест…
Сегодняшний имидж Ходырева весьма далек от комиссарского. Он, скорее, близок к образу «министра-капиталиста». Кстати, некоторые из голосовавших за Ходырева не сердцем, а головой прямо говорили, что к власти должен прийти человек с опытом крупного бизнеса и работы в правительстве, а его политическая окраска не так и важна. Некоторые отмечают, что он «скорее нижегородец, чем коммунист». К тому же во фракции он всегда держался особняком. Нередки бывали случаи, когда фракция консолидированно голосовала «за», а Ходырев — «против». Один из федеральных политиков заметил, что Ходырев напоминает ему английского премьер-министра Тони Блэра: убеждения — левые, а политика — правая.
Борис Немцов рассказывал: «Между первым и вторым турами выборов я встречался с Геннадием Максимовичем, и он пообещал, что приостановит свое членство в КПРФ. Обещание свое Ходырев сдержал».
Но и сегодня, после активного PR, господин-товарищ Ходырев остается достаточно темной фигурой. Его главный тезис — лояльность действующему президенту РФ — пока еще не реальная экономическая программа губернатора. Известно лишь, что на должность министра экономики области Ходырев пригласил человека из Москвы, Юрия Сентюрина, а вице-губернатором назначил бывшего первого секретаря «подпольного» (действовавшего в короткий период «ельцинского» запрета компартии) обкома КПРФ со звонкой фамилией Кириенко… Конечно же, однофамильца полпреда.
Кстати, победу Ходырева можно рассматривать и как стратегическое поражение Сергея Кириенко. Тот, конечно, всегда может отговориться, что перед ним была поставлена задача по недопущению во власть Андрея Климентьева и он ее мастерски выполнил, но тем не менее… Во всяком случае, среди первых шагов Ходырева-губернатора — усилия по изменению местного закона о правительстве в сторону расширения своих полномочий. Не случайно председатель правительства Нижегородской области и наивернейший протеже Кириенко Сергей Обозов ушел в отставку через неделю после победы Ходырева. Кредо нового-старого хозяина региона: «губернатор английской королевой быть не должен».

ИННА ЛУКЬЯНОВА, ДМИТРИЙ ТОКМАН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK