Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Экономический слалом"

Одни эксперты уверены, что рецессия в российской экономике уже началась, другие считают, что спад пока не произошел, но весьма вероятен в будущем. Единственным действенным инструментом борьбы с рецессией остаются госресурсы, так что в новом году состояние российской экономики вряд ли улучшится, считают аналитики.    Эксперты уже не отрицают, что экономика многих стран вошла в фазу рецессии. Ну а что же будет в России? Однозначного ответа на этот вопрос никто пока дать не может. Специалисты противоречат друг другу. Ясно одно: в стороне от глобального экономического спада России остаться не удастся. «Практически вся российская экономика гиперчувствительна к изменениям мировой конъюнктуры, — объясняет руководитель отдела аналитики агентства «Интегрум» Игорь Чесноков. — Это является основной издержкой выбора сырьевой составляющей в качестве базы для экономической системы государства».
   Описанный факт хорошо виден на примере снижения фондовых рынков: когда зарубежные индексы проседали на одну условную единицу, российские площадки реагировали куда более серьезно и с далеко идущими последствиями. «Российская экономика напрямую завязана на мировые рынки, так как является сырьевым экспортером, — подтверждает начальник аналитического управления инвестиционной компании «Велес Капитал» Михаил Зак. — В этой ситуации мы полностью зависим от поведения глобальной экономики».
   Пока же Россия находится в «пограничном состоянии», считают эксперты. То есть рецессия еще не началась, но избежать ее вряд ли удастся. Если посмотреть на падение промышленного производства в ноябре, которое составило 8,7% по сравнению с ноябрем 2007 года и 10,8% — с прошлым октябрем, то в этом секторе рецессия уже налицо, отмечает начальник аналитического управления банка «Петрокоммерц» Олег Соломин. Если же обратить внимание на темпы развития промышленного производства с начала года, то они все еще являются положительными: рост этого сектора составляет 3,7% к сопоставимому периоду прошлого года. Этот факт говорит пусть о слабом, но росте российской экономики, уверен Олег Соломин.
   Так что точек зрения на вопрос наличия или отсутствия спада экономической активности может быть ровно две, делает вывод эксперт. «Именно поэтому мы наблюдаем полемику в самых высоких правительственных кругах о том, есть все-таки рецессия в России или нет, — объясняет Олег Соломин. — Ведь четкого математического определения данного процесса не существует».
   Чаще всего понятие «рецессия» подразумевает, что экономика той или иной страны два или более квартала подряд демонстрировала негативные темпы роста. Однако возможны варианты оценок, сделанных на базе других макроэкономических индикаторов, отражающих общий уровень активности в экономике. Поэтому, по одним оценкам, рецессия в России уже началась, а по другим — ее не будет вообще, объясняет ведущий эксперт управляющей компании «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. Так, на прошлой неделе правительство РФ обнародовало свой прогноз, согласно которому в следующем году рост отечественного ВВП составит 3%, а министр финансов Алексей Кудрин заявил, что наша экономика еще не вошла в стадию рецессии.
   Дмитрий Баранов склонен верить этой информации: «Реальный сектор не всегда требует постоянного финансирования извне, в большинстве случаев он обходится своими силами, а финансирование привлекает на различные инвестиционные проекты. Поэтому нынешние проблемы с финансированием вряд ли могут стать причиной рецессии».
   Тормозной путь
   Однако не все опрошенные эксперты были так оптимистичны. Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Василий Колташов считает, что рецессия уже имеет место в экономике России. Более того, эксперт отмечает, что спад можно было констатировать еще летом, когда появились первые сведения о снижении продаж и объемов промышленного производства. Кризисом пройдена биржевая фаза, отмечает Василий Колташов. Теперь
   он полным ходом поражает реальный сектор и стремительно разрушает сферу услуг.
   Игорь Чесноков вообще считает, что рецессия в экономике РФ неизбежна. Ведь это закономерный этап ее развития, который в соответствии с теорией циклов сменяет собой периоды динамичного роста. Когда экономика на подъеме, предприятия стремятся к экстенсивному развитию и наращиванию факторов производства. Это, в свою очередь, невозможно без привлечения масштабного финансирования из внешних источников и, в частности, без кредитования. В условиях кризиса ликвидности стоимость кредитов существенно растет, а получение новых ресурсов затруднено по тем же причинам. В результате предприятия вынуждены сокращать инвестпрограммы, что приводит к снижению темпов роста производства, объясняет Игорь Чесноков.
   Но и это еще не все причины для возникновения рецессии, есть дополнительные негативные факторы. Сейчас снижается активность потребителей, также страдающих от последствий финансового кризиса, а поддержка правительством реального сектора, в отличие от финансового, преимущественно бессистемна и не ставит своей задачей стимулирование спроса, считает Игорь Чесноков.
   Высокую вероятность рецессии признают не только экономисты и представители инвестиционных компаний, но еще и банкиры. Первый заместитель председателя правления Москоммерцбанка Людмила Лебедева считает, что среди причин спада в экономике будет отсутствие эффективно работающих механизмов финансирования и мониторинга распределения ресурсов. Да и планы развития по основным приоритетам и отраслям на 2009 год пока еще недостаточно проработаны, что тоже увеличивает вероятность рецессии, отмечает эксперт.
   «Проблемы с финансированием — главный корень имеющихся и будущих проблем в российской экономике наряду со снижением цен на основные товары российского экспорта — нефть, газ и металлы, — подтверждает заместитель директора инвестиционного департамента Промсвязьбанка Мария Субботина. — Невозможность выполнять инвестпрограммы и финансировать оборотную деятельность способствовала снижению занятости, что, в свою очередь, уже ударило и может еще ударить по потребительскому спросу, приводя к новому витку снижения производства в отраслях, ориентированных на конечного потребителя».
   Олег Соломин тоже заметил, что российская экономика уже вошла в фазу сокращения (уменьшается объем производства, численность персонала, сжимаются инвестиционные программы), и по-своему объясняет причину этого.
   Кажется, что она на поверхности: рынки капитала закрылись, и вот результат. Но если изучить предмет, то все не так очевидно, считает Олег Соломин. Если кого и следует финансировать, то это конечного потребителя. Ведь именно он предъявляет спрос на товары и услуги, а не какие-то призрачные рынки капитала. «Но так как именно рынки капитала частично формировали на те же самые товары и услуги спрос, его спекулятивное, по сути, движение вызвало небывалую доселе тенденцию, — отмечает эксперт, — тренд на сокращение спроса».
   Наглядно демонстрирует развитие этого тренда сектор недвижимости, считает Олег Соломин. Если ранее площадь являлась, прежде всего, объектом для проживания или получения рентного дохода, то усилиями рынков капитала недвижимость превратилась в актив с перспективой роста курсовой стоимости, объясняет эксперт. В такой ситуации происходит отрыв реальной стоимости от так называемой рыночной цены. Более того, она становится самостоятельным объектом. Дело дошло до того, что еще немного — и стали бы структурировать, то есть предлагать в виде инвестиционных продуктов, бытовые приборы или предметы антиквариата, шутит Олег Соломин.
   Если вернуться к недвижимости, то этот сектор, подпитываемый мощным потоком денежных средств, стал распространять свое влияние и на прочие сектора, то есть выступил «локомотивом». Отсюда восходящие тренды на строительных материалах и минеральных ресурсах, считает Олег Соломин. А далее это приводит к циклу: спрос на недвижимость растет, далее увеличиваются цены на строительные материалы и технику, товары для ремонта, растут доходы участников рынка — увеличивается цена на недвижимость. Как только рынок капитала говорит «хватит», вся описанная «пирамида» разрушается. «При этом разглядеть в действительно экономическом росте спекулятивную составляющую крайне сложно, — рассказывает Олег Соломин. — Можно говорить, что она есть, но понять, сколько она будет поддерживать систему в тонизируемом состоянии, сложно». В любом случае инвестор вряд ли захочет пропускать «растущий» тренд, пусть даже и не сможет на 100% оценить влияние спекулятивного спроса.
   О вреде костылей
   Если следовать логике Олега Соломина, то рост объема инвестиций в экономику не всегда можно считать благом. Ведь при этом увеличивается спекулятивная составляющая, которая опасна сама по себе. «Такое ощущение, что мы хотим всеми силами кому-то понравиться, но на самом деле исключительно для того, чтобы что-то продать, и поскорей, так как знаем о неких скелетах в шкафу, — отмечает Олег Соломин. — Инвестиционная привлекательность целью для российского правительства, для россиян быть не может. Этой целью должна быть экономическая успешность. Сомневаюсь, что перед европейцами остро стоит задача привлечь инвесторов. Не уверен, что и китайцы культивируют такое направление».
   Опираться на иностранные инвестиции, как на костыль, в экономическом развитии очень тяжело — ведь эту опору могут отнять в любую минуту, объясняет Олег Соломин. Поэтому главная задача — это поиск собственных ресурсов, уверен эксперт.
   Только вот пока, по мнению многих экспертов, полностью переориентироваться на внутренние источники финансирования российская экономика не в состоянии. «Для этого нужны не только государственные вливания в реальный сектор, но и создание необходимой инфраструктуры, юридического обеспечения, образовательных программ для простых граждан, — считает Дмитрий Баранов. — Например, в развитых экономиках очень большое значение играют деньги населения, вложенные через различные фонды в реальный сектор».
   Но в России объемы сбережений невысоки, а склонность населения к ним традиционно мала, отмечает Мария Субботина. Она предполагает, что эта проблема — наследство социализма: наличие государственного пенсионного обеспечения и прочих пусть и некачественных, но гарантированных социальных благ, способствовало тому, что у поколений, завершивших свое становление при социализме, практически не было стимулов делать сбережения. Поэтому более 62% населения России имеют минимальные накопления, а качественный скачок в уровне сбережений может произойти не ранее, чем через 10—15 лет, когда в структуре населения будут доминировать граждане, родившиеся и прожившие большую часть трудоспособных лет уже в постсоциалистических реалиях, считает Мария Субботина. Конечно, ускорение этому процессу может придать снижение смертности за счет улучшения уровня жизни, а также меры государства, направленные на стимулирование частных сбережений, таких как софинансирование пенсий, снижение налогообложения операций на фондовом рынке, повышение его доступности и в целом финансовой грамотности населения. Однако вряд ли какие-то заметные изменения в этой сфере могут произойти в ближайшие несколько месяцев, тогда как реальный сектор уже испытывает острую нехватку заемных средств.
   А вот восстановление инвестиционной привлекательности вкупе с открытием внутренних источников финансирования способны улучшить состояние отечественной экономики, считает Дмитрий Баранов. То есть получается, что зарубежные инвестиции все-таки будут нужны России. А восстановит ли она свой имидж в глазах иностранных инвесторов? Василий Колташов полагает, что это будет зависеть от того, какую динамику будет иметь внутренний рынок. Сейчас он стремительно ослабевает. Если правительство перейдет к стимулированию спроса, то зарубежные инвестиции придут, считает он. Но чтобы внутренний рынок не работал на внешних производителей, потребуется жесткий протекционизм. В противном случае ситуация продолжит ухудшаться быстрым темпом, прогнозирует эксперт.
   Логично, что за спадом всегда следуют восстановление и рост. Поэтому даже если российской экономики не удастся избежать рецессии, через некоторое время ситуация все равно должна стабилизироваться, а инвестиционная привлекательность России восстановиться, уверены эксперты. «Темпы экономического развития в России до кризиса являлись одними из самых привлекательных в мире, и насыщенность товарами и услугами была не очень большой, даже по сравнению со странами бывшего Варшавского договора, — отмечает Дмитрий Баранов. — Поэтому вложения в отечественную экономику, причем не обязательно в сырьевой сектор, способны принести неплохой доход».
   Экономика будет становиться более здоровой, подтверждает оптимистичный прогноз Дмитрия Баранова Людмила Лебедева. Она считает, что инвестиционная привлекательность России не исчезала, а просто общая ситуация в мире стала нестабильной. «Ориентироваться на внутренние источники финансирования российская экономика будет, об этом уже заявлено, что правильно, — считает Людмила Лебедева. — Важно, чтобы это воспринималось как реальная способность решать большую часть внутренних структурных проблем за счет собственных ресурсов. Сейчас так делать эффективнее, чем стараться восстанавливать объем резервного фонда до каких-то высоких целевых значений».
   За счет казны
   Ориентация на внутренние ресурсы для российской экономики пока в основном означает поглощение ресурсов государства, констатируют эксперты. «Финансовая поддержка со стороны монетарных властей играет и будет играть в 2009 году ключевую роль, — считает Людмила Лебедева. — Но хотелось бы, чтобы это были не просто объемы финансирования, а реализация конкретных подготовленных программ». Финансовых ресурсов государства при вливании их в компании сверху ни при каких условиях не хватит на сдерживание кризиса, продолжает Василий Колташов. По его мнению, государство должно изменить свою роль в экономике и свою хозяйственную политику.
   А вот Дмитрий Баранов верит, что государственная финансовая поддержка способна в это непростое время помочь экономике. Роль ее будет сводиться к поддержанию деловой активности в отраслях, стимулированию спроса на товары и услуги, пополнению оборотного капитала. Госресурсов хватит, считает Дмитрий Баранов. Главное, по его мнению, чтобы государство смогло вовремя остановиться и не перешло ту грань, когда финансирование может запустить механизм гиперинфляции.
   Но так или иначе без вмешательства государства российской экономике не избежать рецессии. Это подтвердили все опрошенные эксперты. «Падение продаж вынуждает компании реального сектора искать средства для осуществления текущих платежей, а пока государство под высокий процент субсидирует крупнейшие структуры, — объясняет Василий Колташов. — Поэтому предприятия будут все более нуждаться в финансовой поддержке, пока не выйдут на нормальную работу со сбытом и выручкой. На данный момент без вмешательства государства произойти этого не может».
   Однако сейчас госвмешательство осуществляется не очень эффективно. Пока деньги до реального сектора не доходят, констатирует Михаил Зак. Однако если рассматривать текущую ситуацию с учетом кризиса, то позитивные подвижки уже видны, считает эксперт. Постепенно часть претендентов на госсредства добьется своего и получит деньги. Но уже сейчас можно сказать, что всем средств не хватит, уверен Михаил Зак. Хотя он добавляет, что этот сценарий развития экономики не такой уж и драматичный: «Точно выживут сильнейшие и крупнейшие организации, от которых зависит не только большое число работников, но и целые города. Также останутся и те компании, которые так или иначе завязаны на бизнесах ключевых предприятий России».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK