Наверх
28 ноября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Хлеб, спирт и мясо"

Это просто. Мой приятель — человек солидной наружности, внушающий

уверенность у официантов в своем достатке, всегда категоричен в своем

заказе: «Хлеба и мяса». Так у него с юности. «А что еще надо? —

спохватывается он и характерным вертикальным жестом ладони сверху вниз

дозаказывает спиртное. — И это». Но мы пока не про это. Мы про то, что

надо. Простой московский заказ, тем не менее, иногда выглядит роскошью (я не про счет, в него мой приятель обычно не заглядывает — платит, и все).
Роскошью этот заказ выглядел, скажем, в далеком прошлом. Я помню магнитогорский ресторан образца 1981 года: из всех изысков там предлагали тушеную капусту. Ну, «и это». А в шестидесятых были проблемы и с хлебом. Ладно, не будем о грустном. Голод вроде бы нам не грозит.
Нехватка хлеба и мяса действительно для нас проблема далекого прошлого. Или, казалось бы, проблема далеких стран.
По оценкам Всемирного банка, повышение цен на продовольствие уже оставило на пороге нищеты более 100 млн человек в 37 странах мира. Но для нас это не где-то в Африке. На нас голодные и злые глаза скоро могут посмотреть совсем близко.
В два раза выросла цена на муку в Узбекистане. Плохо с хлебом в Туркмении. Там периодически вводят ограничения на продажу муки и хлеба — не более одного мешка муки на семью в месяц и двух буханок хлеба в одни руки. В Таджикистане минимальным суточным рационом не могут себя обеспечить полмиллиона человек. Две трети всего продовольствия таджики завозят из-за рубежа.
Цены на продукты в Киргизии за год выросли в три раза. Сокращаются посевы пшеницы, да и тот урожай, что выращивают, из-за разницы цен уходит в Узбекистан. Хлеб для бедных — главная еда. Лепешка да чай — рацион среднеазиатских бедняков. В селах Киргизии, как в давние времена, только по большим праздникам едят мясо. И это в стране, где гордятся анекдотом, что киргизы вторые в мире по поеданию мяса. Первые, естественно… волки. Но вот и с лепешками проблемы.
У нас нет проблем с хлебом. С гордостью говорим, что если раньше Россия закупала зерно, то теперь вот даже экспортируем. Экспорт зерна в царской России и импорт в СССР всегда был доводом антисоветчиков. Советский Союз по этому показателю проигрывал самодержавию. Современная Россия продаст в этом году за рубеж 15 млн тонн зерна. Это процентов на 20 больше, чем в прошлом году. Живем!
Мир, в принципе, мог бы жить неголодно.
За полвека человечество увеличило свою численность в два раза, а зерна стало выращивать в три раза больше. Если полвека назад на грешную нашу душу выращивали 285 кг, то теперь уже — 350. Почти по килограмму на день. По прогнозам, мировое производство зерна составит в этом году около 1,568 млрд тонн при ожидаемом потреблении в 1,673 млрд. Не хватает всего-то 15 млн.
Но… Это в Штатах на человека приходится тонна и еще 230 кг. А в Китае —
325 (это с рисом вместе). А в Зимбабве — только 90 кг (это с кукурузой, я был там, в основном зимбабвийцы кукурузу и едят).
Казалось бы, те, у кого зерна больше, могли бы продать тем, у кого с ним плохо. Но в мировом торговом обороте только 300 млн. Остальное страны тратят на себя. И тратят все больше.
Человек всегда ел мясо. И только потом приноровился к хлебу. Видимо, понимая, что первично, часть зерна все равно переводим на мясо. Так и кормимся. Треть всего зерна уходит скоту и меньше половины — на хлеб, кашу, кондитерские изделия и другое человеческое питание. Скот кормят все обильнее. США, к примеру, сокращают экспорт зерна. И потому, что растет потребление мяса. И потому, что мясо продавать выгоднее. Но кроме этого, сегодня уже каждая шестая тонна зерна уходит на спирт. Мой приятель при этих словах, наверное, встрепенулся бы. Но я опять не «про это». Целых 17% урожая уходит на производство этилового спирта и другого биотоплива. Американцы переводят на спирт 100 млн тонн. Это на те же 15 млн тонн больше, чем произведет в этом году Россия.
Американцев понять можно. Цены на нефть растут, и американцы ищут замену. Но в результате на продовольственном рынке возникает дефицит, и теперь уже цены растут на зерно. Многие государства-производители начали ограничивать экспорт. Государственные запасы зерна в мире на сегодня рекордно малы. Итог: по данным Всемирного банка, глобальный рост цен на продовольствие составил уже 75%.
Где же выход? Да, помочь бедным. Голодные соседи в лучшем случае угрожают нам увеличением незаконной миграции. В худшем — региональными бунтами. Есть-то хочется.
Наверное, разобраться с биотопливом. Горючее из кукурузы и пшеницы — слишком «жирное» удовольствие. Может, все-таки из тростника? Может быть, высокие цены на нефть меньшее зло, чем сжигание зерна в автомобильных моторах? Если, конечно, брать в расчет интересы не одной страны, а всего мира.
Возможно, посмотреть пропорции между зерном фуражным и тем, что идет на продовольствие.
Обязательно прижать зерновых спекулянтов.
Может быть, увеличить посевы. Россия, Казахстан и Украина при должных инвестициях и понятных преференциях вполне могут увеличить пахоту миллионов на 10—15 гектаров.
Есть еще варианты. А по сути, все действительно просто: просто сесть за стол, устроить «зерновой» саммит, пригласив не только сытых американцев, довольных россиян, благоденствующих австралийцев, но и зимбабвийцев с таджиками. А сев за стол, не только выкрикнуть «хлеба и мяса — и это!». Но еще и внимательно посмотреть счет. Платить все равно придется. Понять бы, как и за что. Чтобы потом даже не вспоминать про ночные хлебные очереди.
…Я с тех самых восьмидесятых ненавижу тушеную капусту.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
28.11.2021
27.11.2021