Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Хороша страна с болгарином"

Председатель комитета Государственной думы по экономической политике Валерий Драганов и его жена Татьяна до сих пор назначают друг другу свидания в разных местах города или страны, совсем как в недавнем прошлом, когда он чаще мотался по границам, чем бывал дома.
Елена Тришина: Татьяна Дмитриевна, вы вместе уже тридцать три года. Обычно к этому времени чувства ослабевают. А вы по-прежнему устраиваете карнавалы домашние, музицируете по вечерам, а по утрам всем большим семейством выбираете галстук для Драганова-старшего.

Татьяна Драганова: Про нас многие говорят: так не бывает. Но и наша история начиналась вопреки всем правилам. Было это в райском южном городе Измаиле. Я росла избалованной офицерской дочкой, а Валерий — в простой рабочей семье. Знать я его не знала, и знакомых общих, кажется, не было. Но он, как потом признался, еще в шестом классе меня заприметил и искал случая познакомиться. В десятом классе, под Новый год, когда у меня дома собралась компания тщательно отобранных родителями интеллигентных мальчиков и девочек, он заявился без приглашения и был мною безжалостно выставлен. Но упорным оказался: на следующее утро, в начищенных до блеска ботинках и со слегка заиндевевшим пробором, поджидал меня у дома. Не знаю, что меня тогда в нем покорило: настойчивость или неожиданная власть надо мной, такой самоуверенной. В общем, я вышла, как под гипнозом, и мы прогуляли вдвоем до вечера. Дальше все завертелось. Порой мне кажется, что гипноз этот продолжается и по сей день.

Е.Т.: Родители ваши не сопротивлялись?

Т.Д.: Папа сразу согласился, а мама признала зятя не сразу, несмотря на то, что он для всей нашей родни очень много сделал и делает до сих пор. Для его родни (он из семьи с серьезными национальными болгарскими традициями) наш брак был тоже против правил. Ему прочили болгарскую девушку, но родители, надо отдать им должное, не осудили сына и полюбили русскую невестку. Мама научила меня готовить болгарские блюда, вышивать и стала для меня самым близким человеком. Когда Валерия в армию призвали, я вдруг почувствовала себя абсолютно одинокой, просто наступил духовный коллапс.

Е.Т: Ваша любовь никогда не переживала критических периодов?

Т.Д.: Мы оба понимаем, что это особый дар, который мы, естественно, опасаемся потерять. В жизни соблазнов много, ситуации бывали разные. Но он настоящий рыцарь — как ни пафосно это прозвучит, я просто не замечаю других мужчин. У нас в семье есть традиция: каждый раз провожать его в аэропорт и встречать. И не важно, военный это аэродром или гражданский, правительственный или в чистом поле. Это как доказательство, что мы — единое целое. Вот так и ходим встречать-провожать вдесятером. В аэропортах уже привыкли.

Е.Т.: Валерий Гаврилович почти 30 лет отдал таможенной службе, а это бесконечные переезды. Вы кочевали вместе с ним?

Т.Д.: Конечно! Я получила диплом преподавателя английского языка, но, не задумываясь, подхватив нашего маленького ребенка, Олежку, отправилась за мужем в глухомань на Дальний Восток, на китайско-корейскую границу. К тому времени он блестяще провел спецподготовку в Риге, где и был замечен московским начальством. В награду получил повышение по службе — за 12 тыс. км на самом краю географии.

Е.Т: А вы мечтали о больших должностях?

Т.Д.: Еще до свадьбы мы любили по вечерам постоять обнявшись под зелеными каштанами, а потом, купив банку сгущенки и булочку, забраться с ногами на диван и за чаем представлять себе наше будущее. Он мне говорил тогда: «Представляешь, через десять лет я к тебе приезжаю в белом костюме на черной «Волге». «Какая там Волга!» — смеялась я: мы и на булочку со сгущенкой с ним скидывались. Но он сдержал свое слово. На Дальнем Востоке в 27 лет он уже был начальником таможни, правда, белого костюма не предвиделось.

Этот Хасан для нас оказался самым серьезным испытанием. Там редко какая семья выдерживала. Кто спивался, кто разводился, а мы через шесть лет уехали оттуда еще с одним сыном. Условия были страшные, все жили на паек. Пришлось мне научиться всему: кур завели, свиней, огород посадили. Я не могла себе позволить, чтобы семья моя была без свежих овощей, мяса и молока. Вспоминаю с ужасом нашу ежедневную дорогу от дома до школы или магазина: нужно было на станции перебраться через железнодорожные пути. Виадуков не было, и женщины ныряли под составы. Однажды мы с соседкой едва успели выскочить из-под тронувшегося поезда. Кусок пальто остался на путях. Правда, с ребенком я под колесами не решалась пролезать, искала на составах переносные лесенки. Однажды стоим мы с Олежкой на ступеньках, а поезд под нами трогается. Я держу его крепко за руку и думаю: будь что будет! Хорошо, стрелочник быстро нас заметил и остановил поезд. Вот такие экстремальные условия.

Е.Т.: И все-таки решились на второго ребенка?

Т.Д.: Я же каждый раз ждала девочку. Когда родился Максим, я его несколько лет одевала в девчачьи наряды, завязывала громадный бант и называла ласково Ксюшей. Это продолжалось до тех пор, пока в детской поликлинике перед прививкой мне не сказали испуганно: «Мамаша, а вы вообще-то знаете, что у вас под бантом мальчик?»

Е.Т.: Вы на границе работали?

Т.Д.: Я помогала с переводами дипломатической почты. Мама Валерия жила тогда с нами. Ей оставалось два года до пенсии, и она хотела стаж доработать. Устроиться было негде, только в детском саду, стирать белье. Я не могла допустить, чтобы мама делала это одна, и мы с ней стирали по 30 комплектов белья в допотопной машинке. Многие не могли понять, почему я, жена начальника, делаю это.

Е.Т.: Что вам, избалованной девочке, помогало преодолевать все трудности?

Т.Д.: Я считала, что нам было ниспослано некое задание и мы его должны достойно выполнить. А через шесть лет нас перевели в Таллин — это уже была Европа и совсем другие условия жизни. Хотя и там мы долго жили в одной комнате общежития впятером. Но я никогда от мужа ничего не требовала, всегда знала свою нишу.

Е.Т.: А вам не хотелось выстроить собственную карьеру?

Т.Д.: Конечно, хотелось. Я занималась переводами, преподавала в школе английский язык. Вскоре меня заметили, признали лучшим педагогом Эстонии и в составе делегации преподавателей из 15 республик направили в Лондон обучать английских студентов русскому языку. С одной стороны, для меня это был прорыв, а с другой… В общем, вернувшись домой, я поняла, что больше никогда не оставлю своих даже ненадолго. Я решила, что в одной семье два сильных человека должны делать одну карьеру. Сказала себе, что буду помогать мужу во всем и заниматься семьей.

Вы будете смеяться, но я всем до сих пор сахар в чашках размешиваю, а свой кофе зачастую пью холодным. Но я считаю это своим счастьем.

Е.Т.: Вы сразу запланировали троих детей?

Т.Д.: Вообще-то Валерий еще на свадьбе заявил, что у нас их будет пятеро. Так что трое — это просто программа-минимум.

Е.Т.: Третий сын у вас родился уже в Москве?

Т.Д.: Да, муж уже занимал пост заместителя руководителя таможенной службы страны, и мы жили вполне обеспеченно. У Владика, первого из наших сыновей, была новая коляска, старших возили в чьих-то передаренных. В привилегированном роддоме я была единственной женой чиновника такого ранга, еще способной рожать. Остальные роженицы были чьими-то дочками или внучками. Мне было неловко, я не привыкла к особому отношению к себе. Когда меня поместили в отдельную палату с телефоном, я стала проситься в общую. Но ответили вежливо: «Не положено». Так впервые не мне было не положено, а кому-то со мной рядом находиться было не положено.

Е.Т.: Старшие уже женаты и внуков вам подарили. Вы готовили себя к роли свекрови?

Т.Д.: Я всегда говорила сыновьям: «Хочешь, чтобы жена прожила с тобой долгие и счастливые годы, — береги ее!» А невесткам сказала: «Не смотрите на меня как на свекровь. Смотрите как на маму мужа». Они, умницы, нашли со мной общий язык и многое переняли в домашнем укладе. И уже не удивляются, когда я внушаю внучкам: «Не перечьте мужчинам, на их плечах все мы».

Е.Т.: Как вы предпочитаете отдыхать?

Т.Д.: Мы не тусовочные люди. Хотя есть какие-то обязательные приемы. У нас много друзей в театральных, музыкальных кругах. Посещаем самые интересные премьеры. Любим собираться с друзьями, близкими людьми, но лучше всего чувствуем себя в своей семье. У нас праздники домашние проходят трогательно и весело. Муж, дети и внуки играют на разных инструментах. Ну и, конечно, спорт. У каждого из нас свои достижения. Я лучшая в теннисе, Валерий Гаврилович и Коленька — в футболе, Валерушка и Танечка — в плавании.

Е.Т.: Какой ваш образ больше всего нравится мужу?

Т.Д.: Еще в детстве нам обоим нравилась Анжелика в исполнении Мишель Мерсье. Вот до сих пор Валерий считает, что я на нее похожа. Мы даже на домашних карнавалах в костюмы той эпохи наряжаемся. Вообще, дома он ни разу не видел меня в старом халате и стоптанных тапочках. Как бы я себя ни чувствовала, всегда должна быть в форме. Это я воспитала и в мальчиках, и это же пыталась внушить невесткам.

Помню, еще в Измаиле, когда мы были школьниками, денег, конечно, у Валерия не было, но он здорово играл в футбол и стал кое-что зарабатывать, выступая за клубную команду. И вот накануне 8 Марта, когда было холодно и цветы в нашем городе еще не появились, мне приносят корзину белоснежных лилий с запиской от Валерия.

Е.Т.: Прямо как в романе про Анжелику?

Т.Д.: Конечно! Я недоверчиво ощупала лепестки — настоящие! А в глубине корзины еще оказались мои любимые вафельные пирожные. Никакие драгоценности, подаренные мне потом, не сравнятся с этим трогательным подарком.

Е.Т.: Валерий Гаврилович как-то сказал, что служит только вам, единственной любимой им женщине. Это очень смелое признание, особенно из уст человека государственного, наделенного большой властью. Как вы справляетесь с такой ответственной ролью?

Т.Д.: Я никогда не вмешиваюсь в политические и государственные дела мужа, не даю ему советов. Но я — первый его редактор и, надеюсь, вдохновительница всех его творческих проектов. Я знаю, что его популярность обусловлена прежде всего тем, что он творческий человек. У нас с ним столько задумано интересного! Сегодня я — издатель, бережный хранитель и президент детища, созданного им в 1999 году, после отставки из правительства фонда «Таможенная политика. Интеллектуальные программы». Год назад создала юридическую компанию (ведь вся семья — юристы).

Е.Т.: А что в ваших собственных планах?

Т.Д.: Хочу создать клуб для девочек. Прививать им хорошие манеры, научить вышивать, готовить, содержать дом. И главное, постараться внушить, что главное предназначение женщины — это материнство и любовь. Чтобы каждая из них для своего мужа стала единственной.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK