Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Христенко за пазухой"

Если Анатолию Чубайсу его давешняя скандальная история с книжкой о приватизации стоила в итоге вице-премьерского кресла, то новоиспеченный первый заместитель председателя правительства Виктор Христенко был более удачлив на писательской ниве.Каждый пишет, чем он дышит

Как рассказал «Профилю» собеседник в Челябинской облдуме, еще в 1995 году, будучи первым замом главы администрации Челябинской области, Христенко изрядно заработал, издав на бюджетные деньги брошюру в 88 страниц под названием «В поисках пропавших вкладов». По мнению людей, соображающих в книгоиздании, реально на производство христенковской книжки было потрачено в два раза меньше, чем было заявлено.
В литературные классики Христенко не попал, зато и не пострадал, как Чубайс — наоборот, по чиновничьей лестнице начал продвигаться довольно успешно. Через два года с помощью того же Чубайса он перебрался в Москву и сделался заместителем министра финансов, а еще через год стал вице-премьером в правительстве Сергея Кириенко.
С пришествием во власть Евгения Примакова младореформатор, естественно, вылетел из вице-премьеров и вернулся в Минфин, но теперь оказался вновь востребованным в верхушке кабинета министров. В тягомотной борьбе Березовского—Абрамовича (о последнем позже) с одной стороны и Чубайса—Степашина с другой за продвижение своих людей в правительство под присмотром президентской администрации из гнезда вывалился «второй» первый вице-премьер по макроэкономике и финансам Михаил Задорнов. Дальнейший выбор был невелик — жребий снова пал на Виктора Христенко. И он предпочел это назначение прежней должности заместителя министра финансов, где, по мнению многих собеседников «Профиля», был бы куда полезнее, так как после самоотставки Задорнова оставался чуть ли не единственным в кабинете, кто хотя бы мало-мальски был в курсе бюджетных коллизий.
Родовая травма

Очевидно, оставляя Минфин без последнего «бюджетника», в компании ельцинской дочери Татьяны Дьяченко (главной разводящей в нынешней кадровой игре) больше думали не о госбюджете, а о своем, о девичьем — об аккумулировании денег для продвижения верного человека на президентских выборах-2000. В этом виден стиль любимого советчика президентской семьи Бориса Березовского, с сумасшедшей энергией пытающегося за год в одиночку сгоношить то, что режим не сумел сделать за восемь лет. А именно обеспечить преемственность ельцинской власти, заодно лишив политической перспективы левую оппозицию.
Между прочим, Березовский теперь не один. Лавры спасителя режима и ельцинского семейства с ним спешит разделить глава «Сибнефти», давний попутчик Березовского и попечитель семейной казны Роман Абрамович. Кстати, то, что ключевые фигуры нового кабинета (например, «главный» первый вице-премьер Николай Аксененко и министр финансов Михаил Касьянов) — люди, скорее, Абрамовича, чем Березовского, необязательно означает, что отныне козырь Абрамовича в кремлевской игре старше козыря Березовского. Просто у последнего в нужный момент не оказалось в рукаве подходящих кандидатур и он воспользовался услугами товарища. Люди свои — сочтутся.
Что касается вообще долгосрочных финансово-экономических планов в разрезе госстроительства, то их у кремлевской администрации просто нет: не до того. Один крупный правительственный чиновник, пожелавший остаться неназванным, рассказал «Профилю», как на днях спросил у кремлевского коллеги: «Что вы такое хитрое там затеваете и как насчет планов на будущее?» На что тот с нескрываемой простотой ответил: «Никаких долгосрочных планов у нас нет. Просто сели и посчитали. Месяц — миллиард, месяц — миллиард. Вот и весь план». Для особо непонятливых объясняем. Месяц — и миллиард рублей из закромов родины перекинут в избирательный фонд Кремля.
В этой связи нелишне вспомнить недавнее предложение Николая Аксененко создать некий общегосударственный «инвестиционный» фонд, куда предприятия всех форм собственности перечисляли бы 2% своей прибыли в обязательном порядке. Это, конечно, вряд ли «попрет», так как противоречит не только либеральной экономической политике (какая там политика!), российскому законодательству (кто о нем вспомнит!) и здравому смыслу (это вообще ни при чем), но и интересам региональных элит, на чьих территориях расположены эти самые «формы собственности». Это уже серьезно, тут Аксененке не светит, но ничего — придумают что-нибудь еще «инвестиционное».
При чем тут Христенко? А вот при чем. С предшествующими кандидатами на пост финансово-экономического первого вице Кремлю пришлось изрядно попотеть. И думец Александр Жуков, и минфиновец Михаил Задорнов как фигуры в разной степени самостоятельные требовали себе каких-то там особых полномочий и даже выдвигали встречные условия. Христенко же согласился без всяких условий, вернее, приняв заранее и безоговорочно все возможные условия. А раз так, то он не будет мешать министру финансов Михаилу Касьянову, поставленному тандемом Березовский—Абрамович оперативно управлять деньгами в соответствии с вышеуказанным планом Кремля.
Депутат Думы от «Российских регионов» Владимир Семаго рассуждает: «Христенко — очень удобная фигура. Это человек надломленный: его выгнали уже один раз вместе с правительством Кириенко,— а следовательно, управляемый. Это как родовая травма у ребенка. Механизм тот же самый».
Шерсти клок

При этом вовсе не имеют смысла разговоры о том, что член политсовета движения «Правое дело» Виктор Христенко как человек идейно близкий Анатолию Чубайсу станет в кабинете Степашина неким противовесом группировке Березовского—Абрамовича.
Председатель думского комитета по собственности, приватизации и хозяйственной деятельности Павел Бунич уверен: «Не стоит преувеличивать роль Чубайса. Христенко — очень верный и преданный гайдаровец или чубайсовец, что одно и то же. Но он довольно тихий. Если он будет знать, что может в меру сил провести какую-то идею Чубайса и Гайдара, он попробует. Но как только увидит, что это тяжело, тут же перестанет нажимать на педали. Христенко не отличается борцовскими качествами и прекрасно понимает, что в нынешнем правительстве ему рубаху на себе рвать не позволят, потому что там доминантой будет не чубайсовская сторона. Христенко — генерал без армии или генерал, у которого армия вроде гвардейцев при входе в лондонский Гайд-парк: стоит дверь, стоят гвардейцы, а забора нет, все могут ходить сколько угодно. Так что Чубайс в сегодняшней борьбе вообще не фигура».
Чубайсу нынче вообще не до политики — ему бы РАО «ЕЭС России» за собой сохранить. Березовскому мало идейного противника выжить из семьи — ему бы Чубайса вообще со свету сжить. И не потому, что Чубайс против плана «месяц — миллиард» — тут-то они как раз заодно. А потому, что Чубайс не разделяет основополагающего принципа Березовского: что хорошо для бизнеса, то хорошо для государства. Чубайс говорит, что он думает наоборот. Что он при этом думает на самом деле, никому неизвестно. Березовскому в том числе — иначе он не ссорился бы с Чубайсом.
А пока, назначив Христенко, Кремль хоть как-то учел интересы Анатолия Чубайса только затем, чтобы показать: новое правительство — это не правительство Березовского—Абрамовича. Для Чубайса же с паршивой овцы хоть шерсти клок.
Тем более что борьба далеко не закончена: Чубайс обязательно попытается если не повалить, то хотя бы потеснить Березовского, и в этом деле у него могут появиться неожиданные помощники. Например, давний и непримиримый оппонент Чубайса по части приватизации мэр Москвы Юрий Лужков, для которого непредсказуемый Березовский опаснее десяти давно просчитанных Чубайсов.
И если у Чубайса будет получаться и кремлевские весы вновь закачаются, то тихий Христенко при своей в принципе высокой должности может стать той мышкой, которая в итоге поможет своротить репку.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ, АЛЕКСАНДР ШАНЬКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK