Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "И целого мира мало"

В конце августа худрук Александринского театра в Петербурге Валерий Фокин объявил о намерении создать новую международную структуру — Союз национальных театров. Чего ради, спрашивается?Российский театр в последнее время соскучился по своей хорошо забытой миссии быть больше, чем театром. С падением железного занавеса именно театр утолял жадное любопытство прочего мира разглядеть поближе soviet people. В зарубежные гастроли бросились все, у кого хватало денег на билеты. Поначалу всех и принимали с распростертыми объятиями. Мода тогда на наших была. Но вскоре интерес поостыл. Русские «сувениры» набили оскомину. Из-за обилия хлынувших за бугор полусамодеятельных или глубоко провинциальных спектаклей, чьи создатели кичились близким творческим родством с самим Станиславским, престиж русского театра резко упал. Даже приличному театру получить контракт на гастроли стало затруднительно. Обидно… И не только потому, что и скромные гонорары в иностранной валюте обнищавшему российскому артисту большое жизненное утешение. Это с нашей-то традицией превратиться в театральное захолустье?! Пришлось заново прорубать окно в Европу.

Старый проверенный способ — признание мировых мэтров. Но его достигли единицы. В середине 80-х великий режиссер Джорджо Стреллер предложил создать некий союз избранных — Театр Европы, который объединил бы лучших из лучших. Главная цель — противостоять наступающей коммерциализации, американскому шоу-бизнесу и масскульту, а задача — организовывать и оказывать всяческую поддержку гастролям участников союза под общей признанной маркой.

В России почетное звание «Театр Европы» получили только две труппы: Льва Додина (Малый драматический театр Санкт-Петербурга) и Анатолия Васильева (московская «Школа драматического искусства»). Но время идет, режиссеры теряют форму, уходят из жизни, возникают новые интересные театры и имена… — а стреллеровский союз пересматривать членство не собирается. Да и силы этой организации оказались не столь велики. Например, Театр Европы не смог поддержать Анатолия Васильева, когда ему пришлось покинуть созданный им театр из-за глупейшей его реорганизации, которую в приказном порядке провело московское управление культурой. Васильев надеялся, что за него вся Европа встанет или хотя бы последним его спектаклям организуют долгосрочный тур по сценам театров—членов союза. Но расписание гастролей составлено на годы вперед… и никто не захотел подвинуться. Единственное, что смог сделать Союз театров Европы, — это исключить «Школу драматического искусства» из своих рядов, а лично Анатолия Васильева в них оставить. Солидарность, схожая с соболезнованием. И так в России остался только один Театр Европы — додинский. Остальным приходиться торить собственные тропы на Запад.

В середине 90-х группа московских критиков в составе Романа Должанского, Алены Карач и Марины Давыдовой решила разыграть иную карту — фестивальную. Отчего бы не объявить себя молодым авангардом, отвязными экспериментаторами, ловящими последние писки европейской театральной моды? Благо, в Европе государства поощряют и финансово поддерживают молодые таланты, так что заботиться об окупаемости небольших «актуальных»» фестивалей не приходится. Наоборот, можно гордо держать голову: мы за популярностью не гонимся, мы искусство движем. На организацию подобного фестиваля в Москве, названного «Новый европейский театр» или коротко NET, состоявшегося в 1998 году, удалось получить зарубежный грант. На приглашение реальных восходящих звезд его не хватило, но главное было — застолбить площадку, на которой можно было показывать своих. Некоторым из них (например, Гришковцу, Жолдаку, Серебренникову, Вырыпаеву) удалось попасть в мировой фестивальный конвейер. Сам же NET, увы, так и остался локальным московским событием. Эффективным продюсерским центром, способным зарабатывать деньги и этим обеспечивать себе возможность осуществлять собственную художественную программу, ему не удалось стать. Правда, его руководители — Роман Должанский и Марина Давыдова — заработали себе статус главных экспертов по современному зарубежному театру. И то — в качестве отборщиков NET они ни одного европейского феста не пропускают. Пора настала выходить на новые рубежи.

В прошлом году Роман Должанский в компании с режиссером Кириллом Серебренниковым и актерами Евгением Мироновым и Чулпан Хаматовой сумели добиться государственного финансирования нового фестиваля, «Территория», и получить для него постоянную «жилплощадь» — Театр наций, художественным руководителем которого в январе 2007-го стал Евгений Миронов. Уровень притязаний у новой компании высокий. Помимо поддержки молодых отечественных талантов, что положено по уставу Театра наций, они готовят новую «Территорию» на октябрь, куда уже подтвердил свой приезд один из самых модных европейских хореографов, Алан Платель. В конце сентября проведут гастроли в Москве театра Льва Додина. Ведут переговоры о постановках с такими мэтрами режиссуры, как Эймунтас Някрошюс и Робер Лепаж.

В свою очередь, Марина Давыдова заключила союз с руководителем театра «Школа современной пьесы» Иосифом Райхельгаузом, которому его приятель Анатолий Чубайс обещает построить к 2009 году новый международный театральный центр «На Трубной». И тут планов громадье. Правда, они удивительно схожи с планами Театра наций, но пока здесь никакой определенности. Фестивальный конвейер экспериментального театра уже давно прокручивает одни и те же имена. А что делать остальным?

Вот тут и возникла идея создать собственную — высшую, естественно, — лигу для солидных репертуарных театров. Известный режиссер Валерий Фокин в свое время, будучи руководителем Центра им. Мейерхольда, поучаствовал в проведении нескольких фестивалей NET. А теперь, став руководителем государственного Александринского театра в Санкт-Петербурге, решил затеять Союз национальных театров.

Начало было положено в прошлом году, когда, отпраздновав свой 250-летний юбилей, Александринка торжественно въехала в свое роскошно отреставрированное здание. По такому достойному поводу был проведен новый фестиваль — «Александринский», на который были приглашены важные национальные театры Европы: варшавский театр «Народовы», «Пикколо театро ди Милано» (создателем которого и был великий Стреллер), Финский национальный театр. В этом году на фестиваль «Александринский», ставший ежегодным, в сентябре приедут еще и Королевский театр Швеции (где долгое время работал Ингмар Бергман), и центр искусств «Кён Ги» из Южной Кореи, и парижский «Комеди Франсез», и Национальный хореографический центр Экс-ан-Прованса с труппой балета Прельжокажа. Этой-то компании Фокин и предложил на обсуждение идею создания международного объединения театров, имеющих статус национальных. Ведь у них много и общих задач, и общих проблем. Главная — сохранение национальной театральной традиции, которая часто превращает конкретную живую группу артистов в некий музей восковых фигур.

Сам Фокин так сформулировал цель нового союза: «Сегодня национальные сцены в Европе и мире обеспокоены одним вопросом: что дальше? Оставаться ли музеем и только вспоминать и сохранять традиции — что замечательно само по себе, если отделять традиции живые от мертвых, — или как-то меняться? Как себя позиционировать? Что такое национальная сцена сегодня — учитывая весь контекст театрального процесса, хаотичного, сумасшедшего, суетливого, очень часто мнимого? С одной стороны, национальная сцена — квинтэссенция театральной культуры. А с другой стороны, как быть с новыми влияниями?»

Отвечать на все эти вопросы, по мнению Фокина, легче вместе. Для чего планируются помимо фестивалей на сценах театров-участников регулярные гастроли, обмен стажировками молодых актеров и режиссеров и совместные постановки. Наверное, все это можно было проделывать с каждым партнером и на двусторонней основе. Но почему бы не создать новую торговую марку? Корреспондента «Профиля» Валерий Фокин заверил, что вопросы финансирования нового союза его не волнуют: «Национальные театры и у нас, и во всем мире обеспечены государствами вполне достаточно». Подтверждением тому история о том, как на грандиозную реставрацию убранства Александринки и реконструкцию ее сцены денег действительно выдали не скупясь. Значит ли это, что, когда понадобятся деньги на осуществление конкретных проектов, государство раскошелится?

Пока идею поддержали театры: итальянский «Пикколо», польский «Народовы» и Финский национальный. Шведы и греки проявили заинтересованность. С «Комеди Франсез» осенью пройдут отдельные переговоры, а в желаемых партнерах ходят берлинский «Дойче Театр» и Королевский шекспировский. Они пока ни с идеей, ни с программой не знакомы, но к весне 2008 года и их постараются подключить. В России только три театра имеют соответствующий статус: Александринский в Питере, Малый и МХТ им. Чехова в Москве. Малый — «за», Олег Табаков (как директор МХТ) пока своего мнения не высказал. Впрочем, сохранением каких таких традиций озабочен сегодняшний Художественный, нынче открытый для самых модных режиссеров и актеров? Здесь cлужат Юрий Еремин, Кирилл Серебренников, воспитанница Фоменко Нина Чусова, Дмитрий Назаров из Малого, «питерская тройка» — Константин Хабенский, Михаил Трухин, Михаил Пореченков.

Об официальном создании Союза национальных театров будет объявлено после весенней встречи его будущих участников в Варшаве. Но одно ясно уже сегодня. Это вновь закрытый клуб, за пределами которого останутся многие из тех, кто жаждет мировой славы или просто не хочет вариться в собственном соку. А значит, впереди создание новых союзов и фестивалей. Главное — спонсора найти. Но в какие бы игры ни играли наши театральные деятели, затевая международные проекты, мы, зрители, все равно в выигрыше. Пусть привозят нам на радость больше спектаклей, хороших и разных.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK