Наверх
28 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "И Зумрудная любовь"

Год назад, когда в семье молодых родителей — заместителя министра экономического развития и торговли Аркадия Дворковича и заместителя министра имущественных отношений Зумруд Рустамовой — родился сын, знакомые шутили, что малыш появился на свет с проектом постановления во рту.Наталья Щербаненко: Зумруд, расскажите по секрету, где найти неженатого заместителя министра?
Зумруд Рустамова: С Аркадием мы познакомились два года назад по телефону. Я была в Госдуме, на заседании комитета по собственности. Обсуждали проект закона о бюджете. Депутаты задавали мне вопросы, которые не относились к моей компетенции. В перерыве я спросила у одного из коллег, кто бы мог меня проконсультировать. Он сказал, что на эти вопросы может ответить Аркадий Дворкович из Минэкономразвития, и дал мне его телефон. Я позвонила ему, объяснила, что на все про все у нас одна минута, и он дал мне внятные и четкие разъяснения. Впервые увиделись мы в кабинете у Германа Грефа, потом мы еще несколько раз встречались на совещаниях.
Н.Щ.: А когда деловые встречи переросли в нечто большее?
З.Р.: 1 мая 2000 года мы поехали в командировку в Тюбинген — Аркадий и я были основными докладчиками. Хорошо, что поездка пришлась на праздники, иначе нас бы не отпустили. А 11 августа мы уже расписались.
Н.Щ.: Стремительный роман, однако.
З.Р.: Можно было бы, конечно, и подольше встречаться. Но мы очень поздно заканчивали работу, потом бежали на свидание и домой возвращались далеко за полночь. Физическое истощение довольно быстро достигло предела. И Аркадий сделал мне предложение.
Н.Щ.: И вы, ни минуты не думая, согласились?
З.Р.: Конечно. Аркадий — это мужчина моей мечты.
Н.Щ.: Неужели вы даже не подумали о том, как теперь изменится ваша привычная жизнь? Такая опрометчивость обычно свойственна девушкам в 18 лет.
З.Р.: Вообще-то, такие мысли, конечно, должны были промелькнуть. Но у меня не промелькнули. Я ни секунды не сомневалась в своем выборе.
Н.Щ.: В фильме «Москва слезам не верит» подруга говорит главной героине: «Тебе с твоей должностью нелегко, разве какой неженатый министр попадется». Вам подобного подруги не говорили?
З.Р.: Я серьезно никогда не задумывалась о личной жизни. У меня был совсем другой ритм: целыми днями я была на работе, дома часто думала о рабочих делах и проектах. В свободное время встречалась с друзьями. Разумеется, какая-то частная жизнь имела место быть, но я ей много внимания не уделяла. Может быть, потому, что ценить было особенно нечего.
Н.Щ.: То есть у женщин, достигших карьерных высот, проблемы в личной жизни действительно есть?
З.Р.: К сожалению. У многих моих знакомых из органов власти — очень красивых и умных женщин — она не решена.
Н.Щ.: Боятся, выходит, мужчины сильных женщин.
З.Р.: Обычно женщины не афишируют свою высокую должность: когда мужчина узнает о ней, первоначальный интерес с его стороны на глазах падает. Но это лишь одна из причин. Не менее важно, что почти все время ты проводишь на работе, а большинство мужчин нашего круга уже женаты, жен своих любят и ценят, они их надежный тыл. А потом и опыт руководящий работы сказывается: многих людей видишь насквозь, и обольститься трудно.
Так что мне просто очень сильно повезло.
Н.Щ.: Как два начальника уживаются в одной семье?
З.Р.: Хорошо. Во-первых, Аркадий прекрасно понимает, насколько я загружена. У него такой же напряженный рабочий график, даже еще больше. Так что вопросов, почему кто-то из нас поздно приходит домой, в нашей семье не возникает. Во-вторых, мы единомышленники и у нас много точек соприкосновения по работе. Вот, например, Минэкономразвития готовит проект программы социально-экономического развития на среднесрочную перспективу, один из разделов посвящен управлению государственной собственностью. Так вот, за этот проект от Минэкономразвития отвечает Аркадий, а от Минимущества — я. Документы мы согласовываем дома.
Н.Щ.: Вы можете на правах жены склонить мнение мужа в свою сторону?
З.Р.: Несмотря на всю мягкость Аркадия, в деловых вопросах он очень принципиальный. Если у нас есть какие-то расхождения, в ход идет аргументация: по тем вопросам, которые веду я, чаще переубедить удается мне, а по тем, которыми занят, он, наоборот. Но вообще мы мало спорим.
Н.Щ.: Как реагируют ваши коллеги, когда молодая пара вместе приходит на совещания, например?
З.Р.: На нас смотрят с доброй улыбкой, иногда шуточки отпускают. Помню, как-то вскоре после свадьбы мы пришли на вечеринку, где многие знали, кем я и Аркадий работаем, но не все знали, что мы муж и жена. Поэтому все были, мягко говоря, удивлены, видя, как Аркадий меня при всех целует.
Н.Щ.: Бытом вы занимаетесь?
З.Р.: Нет. К счастью, у нас есть две бабушки. Без них мы бы пропали.
Готовить я не умею и не люблю. Если в доме нечего есть, могу что-то сделать из полуфабрикатов.
Строго говоря, домом я занималась только тот неполный год, пока была в декрете — год назад 8 марта на свет появился наш сын Павлик. Так что теперь у нас в этот день двойной праздник.
Н.Щ.: Когда вы ждали малыша, вы продолжали работать?
З.Р.: Да. Меня, правда, сильно разгрузили на работе, коллеги поделили большинство моих дел между собой, помощь была огромная, и я им за это очень благодарна.
Н.Щ.: Как народ реагировал на беременного заместителя министра?
З.Р.: В министерстве к моему виду привыкли. Хотя, помню, поначалу, вскоре после свадьбы, быстро разлетелся слух, что я жду ребенка. И многие, кто встречался со мной в коридорах, первым делом опускали глаза на живот, хотя беременности еще не могло быть видно. Но я не только работала в министерстве. Я представляла интересы государства в некоторых акционерных обществах, являясь членом совета директоров ОАО ВВЦ и АЛРОСА. Так вот, последнее заседание в АЛРОСА было за неделю до родов, решался важный вопрос, каждый голос был на счету, и меня попросили приехать. Надо было видеть выражения лиц! Люди делали вид, что все нормально, но исподтишка все время подглядывали на мой огромный живот.
Н.Щ.: Отношение Аркадия к вам как-то изменилось после рождения сына?
З.Р.: Аркадий с самого начала относился ко мне с огромной нежностью. Так что в лучшую сторону изменить наши отношения просто нельзя.
Н.Щ.: Какой Аркадий отец?
З.Р.: Лучшего отца для ребенка я представить не могу. Когда он рядом с Павликом — он на седьмом небе. Аркадий отлично умеет и памперсы менять, и кашку варить. Аркадий у нас заядлый футболист и хоккеист и уже спешит привлечь к спорту Павлика: тот еще ходить не научился, а уже умел ударить ножкой по мячу.
Н.Щ.: Но все-таки занятые родители — это особый случай.
З.Р.: Наши друзья шутят: «У кого-то дети с серебряной ложкой во рту родились, а у вас Павлик — с проектом постановления правительства». Наш сын сделал свои первые шаги как раз в ту неделю, когда каждый из нас готовился к заседанию правительства. Аркадий звонит мне на работу и спрашивает: «Ну как там Пашка?» Я отвечаю: «Ты знаешь, он уже несколько шагов делает». Хотя, честно говоря, и мне эту новость сообщила по телефону Аркашина мама. Но я хотя бы успела в один из вечеров приехать домой за пятнадцать минут до того, как Паша уснул, и он продемонстрировал мне свои первые шаги. Аркадий увидел это достижение только в выходные.
Н.Щ.: Вы строгая мама?
З.Р.: Нет. Павлик чувствует себя хозяином нашей жизни. Отказывать ему мы не умеем. С бабушками он ведет себя совсем по-другому. Бабушки, в отличие от нас, не бегут по первому зову и не выражают готовность исполнять все его желания.
Я понимаю, что воспитывать ребенка надо иначе, но пока не в силах что-то изменить.
Н.Щ.: Малыш скучает по родителям?
З.Р.: Судя по тому, как он радуется (если еще не спит, конечно) нашему возвращению с работы — очень скучает. Из мужской солидарности, наверное, к возвращению папы домой относится с большим энтузиазмом.
Н.Щ.: Молодые родители, наверное, теперь лишены собственных радостей?
З.Р.: Если выбор идет между походом в театр и ребенком, то чаще мы выбираем ребенка. Хотя и в прежней жизни на досуг времени не было. Помню, даже не успевала выбрать свадебное платье. Купила первое подошедшее за день до свадьбы. Зато каждое воскресенье, в наш родительский день, к нам в гости приезжают друзья, часто со своими детьми. Так что все одновременно и с детьми, и с друзьями.
Н.Щ.: Ваши родители никогда не возражали против того, что их дочь активно и много работала?
З.Р.: Все женщины в моей семье по материнской линии, начиная с прабабушки, были очень активными. Я помню, как маме постоянно по вечерам, а то и по ночам звонили с работы. Папе моему, выросшему в Дербенте, это не очень нравилось. Он полагал, что после работы свободное время должно принадлежать семье. Папа очень гордился моими карьерными успехами, но и время от времени, особенно если я поздно возвращалась домой, у него проскальзывало что-то вроде: «Вот дербентская девушка так никогда бы не поступила». Ну а мама меня целиком и полностью понимает. Она рада, что ее дочка делает что-то важное. Моя сестра тоже много работает. Она юрист в крупной нефтяной компании. Так что, думаю, для моих родителей не было неожиданностью, что их дети пошли вверх по служебной лестнице.
Н.Щ.: Не тяжело вам?
З.Р.: Когда с утра с удовольствием летишь на работу, а вечером с удовольствием — домой, не тяжело.
Н.Щ.: Вы соскучились по работе, пока дома сидели?
З.Р.: Конечно. Ситуация очень быстро меняется, и у меня даже были опасения, что я могу «не вписаться». Но я вышла на работу, и меня тут же загрузили по полной программе. Буквально за пару недель я встроилась в процесс, как будто и не уходила.
Н.Щ.: Женщина в министерском кабинете какие костюмы должна надевать?
З.Р.: Существует дресс-код, довольно размытый. Но у нас очень демократичные отношения. Как правило, все на «ты» — и начальники, и подчиненные, вне зависимости от возраста. Сейчас, кстати, наметилась хорошая тенденция — молодежь заинтересовалась госслужбой.
Н.Щ.: А вам никогда не мешало то, что вы, во-первых, женщина, а во-вторых — молодая?
З.Р.: То, что я женщина, не мешало никогда. Может быть, иногда я даже подсознательно этим пользовалась для пользы дела. Мне кажется, в последнее время это вообще перестало быть проблемой — сейчас во власти, на руководящих постах очень много женщин. А вот возраст, случалось, был определенным препятствием. Я стала заместителем министра в 28 лет, и мне иногда приходилось доказывать свое право на слово.

НАТАЛЬЯ ЩЕРБАНЕНКО, фото ВИКТОРА ЧЕРНЫШЕВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK