Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Инородное образование"

Еще совсем недавно страна распевала: «Дети разных народов, мы одною судьбою живем…» Сегодня и песни другие, и судьба — разная. В московских школах происходит жесткое деление на «своих» и «приезжих». Последних все чаще стараются отправлять в национальные школы, одни из которых, по сути, являются резервацией для инородцев, а другие — дают им шанс адаптироваться к обществу, в котором они оказались не по своей вине.Миграция населения из Средней Азии и Кавказа, где традиционно высок уровень рождаемости, привел к изменению демографической ситуации в столице. Уже сейчас для Москвы типична картина, когда для 20—30% всех учеников начальной школы где-нибудь на окраине русский язык — неродной.
По данным Московского департамента образования, в настоящий момент в Москве работает более 50 национальных школ. Из них — 5 татарских, 8 еврейских, 2 грузинские, а также армянская, азербайджанская, украинская и пр.
Свой среди своих

В основе образовательного плана государственных национальных школ — общепринятый государственный стандарт. Национальные языки, история преподаются в факультативной форме. Как правило, в таких школах учатся дети уже сравнительно давно осевших в столице мигрантов — они свободно владеют русским языком и национальная направленность образования для них не адаптация, вписывание в русскоязычную среду, а сохранение традиций своего народа.
Дали Макатария, директор грузинской школы N223:
«Сегодня в нашей школе учится около 400 детей, из них грузин — 250. Некоторые наши ученики-грузины живут в других районах. Мы не отказываем им в приеме, так как понимаем, насколько для них важны национальные уроки».
Некоторые обычные школы, расположенные в районах, густозаселенных гражданами нерусских национальностей, вводят факультативное преподавание национальных языков.
Анна Савельева, директор школы N1197, при которой функционирует Армянский культурный центр:
«Так получилось, что из 1300 учеников нашей школы 50 — армяне. Ребята приехали и продолжают приезжать из одного города, постоянно общаются вне школы. Чтобы избежать культурной замкнутости и противопоставления «свои—чужие», мы решили организовать армянский культурный центр. Факультативы по изучению языка посещают в основном армяне, в том числе и из других школ. Отсутствие прописки или регистрации не является поводом для отказа».
Частное дело

Другая история — школы для детей вновь прибывших мигрантов, которым приходится решать проблемы психологической и социальной адаптации. Зачастую эти детишки не владеют русским языком, а их образовательный уровень отстает от стандартов, принятых в Москве.
В обычной школе такому ребенку не выжить. Поэтому для них создаются спецшколы частного характера, многие из которых находятся под патронажем соответствующих национальных общин. Сегодня подобных частных школ в Москве немного — около 10.
Виталия Багдавадзе, директор грузинского лицей «Колхети»:
«Наш лицей существует в Люберцах с 1997 года. Он находится в районе компактного проживания грузин. Наши ученики живут в Ново-Косине, Выхине, Новогирееве, в районе Рязанского проспекта и Вишняков. Обучение ведется на грузинском языке, лицей посещают около 100 человек».
Частные школы свободны в выборе предметов и, соответственно, больше ориентированы на потребности своих учеников. Здесь не станут мучить детей астрономией или черчением — главное, чтобы ребенок среди бела дня по улице не шлялся.
Еще одно важное отличие частных национальных школ от обычных частных же московских — низкая плата за обучение. Средний доход семей мигрантов, как правило, невысок. Те, кто вообще способен оплачивать обучение, платят не более 1000 рублей в месяц. Возможны и бесплатные варианты.
Аномальная зона

Однако подобные школы — это капля в море, учитывая вновь и вновь прибывающих в столицу мигрантов.
Ни для кого не секрет, что в Москве, как, впрочем, и по всей стране, существует деление государственных школ на престижные (где учатся дети благополучных родителей) и рядовые. Последние становятся прибежищем для детей мигрантов.
Особенно много таких школ в Южном, Юго-Восточном и Восточном административных округах столицы, в учебных заведениях которых доля иноязычных детей (азербайджанцев, китайцев и корейцев) достигает 50%. Родители-москвичи панически боятся отдавать своих детей в подобные школы, так как общий уровень требований к ученикам в них неизбежно снижается. Поэтому в подобных учебных заведениях приходится формировать отдельные классы с усиленным преподаванием русского языка.
Чтобы как-то урегулировать сложившуюся ситуацию, в Московском комитете образования издали приказ, предписывающий всем общеобразовательным московским школам создавать для детей приезжих адаптационные группы, в которых ребятишек станут учить русскому языку как иностранному. А когда уровень знаний учеников будет достаточным, ребят переведут в обыкновенные классы.
Излишне говорить, что большинство педагогов не в восторге от этого распоряжения, считая, что «национальная» обязаловка нарушит школьную программу и вообще до добра не доведет. К тому же дополнительных средств на оплату труда учителей подобных спецклассов никто не выделяет.
Скорее всего, почин комитета образования закончится несколькими образцово-показательными проектами, которые будут демонстрировать дружбу народов.
Афганский синдром

Один из подобных проектов реализован на базе общеобразовательной школы N729 (Южный административный округ), где открылись национальные языковые классы для детей из семей афганских беженцев, которые вообще не владеют «великим и могучим». Афганцы выбраны не случайно: официально статус беженцев в России в массовом порядке имеют только они, а прочие переселенцы — грузины, армяне и азербайджанцы — «тянут» только на эмигрантов.
Для «спецшкольников» уже разработана программа изучения русского как иностранного (это первый такой опыт). Дети в возрасте от 5 до 11 лет поступают в нулевой класс (старше стараются не брать — афганские девочки в 13 лет уже выходят замуж, а мальчики помогают родителям на рынке).
Классы делятся на группы по 8 человек. Сочетая учебу с игрой, дети довольно быстро начинают грамотно говорить и писать по-русски. После «нулевки» их распределяют по обычным классам согласно возрасту и успехам.
Причем преподаватели отмечают, что иностранцы зачастую пишут на русском языке лучше, чем наши школьники. Дети мигрантов, по словам педагогов, более организованны и вежливы. И у них существует жесткая мотивация — русский язык является своего рода гарантом их собственного будущего. Нахлебавшись нищеты, они стараются вовсю. В этом их отличие от старших соплеменников или детей мигрантов из стран ближнего зарубежья, которые худо-бедно изъясняются на ломаном русском и не собираются развиваться дальше.
В 729-ю школу попадают дети из неимущих многодетных семей. Практически все они покинули родину по политическим мотивам. Многие из родителей в свое время закончили российские вузы. Теперь же отцы работают на Черкизовском рынке или в гостинице «Севастопольская», а матери сидят дома. И если кто-то из отцов может изъясняться на русском и ходят на родительские собрания, то мамы не могут связать и пары слов. В магазинах в качестве переводчиков им помогают дети. Интересно, что преподаватели просят родителей дома не говорить по-русски, так как после «афганского русского» на русский настоящий переучить очень трудно.
Школьники 729-й находятся на полном гособеспечении: Управление Верховного комиссариата по делам беженцев ООН оплачивает питание, проезд, школьно-письменные принадлежности и т.д., поэтому от желающих нет отбоя. Но школа не резиновая, предпочтение отдается тем детям, чьи братья и сестры уже учатся в школе и учителя знают, чего примерно ждать от этого семейства.
На неизбежный в данной ситуации вопрос, нет ли в школе национальных конфликтов, учителя и родители отвечают отрицательно. В начале славных дел русские родители боялись отдавать своих детей в одну школу с афганцами, опасаясь в основном не национальных раздоров, а экзотических болезней. Страх прошел, когда родители убедились, что медицинский контроль в школе на должном уровне.
Во всей этой истории есть лишь одно «но»: помимо образовательной программы 729-ю школу снабдили деньгами, компьютерной техникой, сделали небольшой ремонт, в общем, «промотивировали». Вряд ли прочие школы, которые решатся вступить в эту игру, ждут столь щедрые пожертвования.

ЕЛЕНА ДАВЫДОВА, НАТАЛЬЯ ШИРЯЕВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK