Наверх
25 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "К исправительным работам готов"

Своим, отличным от губернаторского взглядом на положение дел с корреспондентом «Профиля» поделился депутат Госдумы и претендент на губернаторское кресло Михаил Гришанков.«Профиль»: Михаил Игнатьевич, согласны ли вы с мнением представителя президента в Уральском федеральном округе Петра Латышева, заявившего представителям челябинских СМИ о том, что говорить о начале производственного бума на Урале пока рано?
Михаил Гришанков: К сожалению, это так. Сейчас огромный интеллектуальный и технологический потенциал предприятий области используется, дай Бог, если в четверть силы.
«П.»: Почему?
М.Г.: Последние несколько лет отношение региональных властей к руководителям предприятий строится не на экономических, а на политических основаниях. Например, шла борьба за гигант машиностроительной индустрии Челябинский тракторный завод. Привела она к тому, что осуществление антикризисной программы на заводе было начато с опозданием на три года.
«П.»: Каким образом администрация принимала участие в этих процессах?
М.Г.: В первый же год после прихода Сумина из администрации были выдавлены самые сильные специалисты. Наглядный пример — бывший вице-губернатор Челябинской области Виктор Христенко.
«П.»: Вы говорите о вице-премьере российского правительства?
М.Г.: Да, в 1997 году Виктору Христенко, профессионалу самого высочайшего класса, в администрации Сумина не нашлось места. А если говорить прямо, то при подборе основных руководителей в Челябинской области исходили не из соображений профессионализма, а из старого партноменклатурного принципа, делящего всех на своих и врагов. Кроме этого, команда действующего губернатора допустила несколько принципиальных ошибок.
«П.»: Каких же?
М.Г.: Например, несмотря на решение Верховного суда, администрация до сих пор незаконно взимает областные акцизы на винно-водочные изделия. Или заставляет ветеранов получать проездные билеты. Хотя известно, что право на бесплатный проезд ветеранам гарантировано федеральным законодательством. А то, что детские пособия выплачиваются мукой, полученной в качестве гуманитарной помощи,— это разве не просчет?
«П.»: Означает ли это, что Челябинская область переживает кризис?
М.Г.: Для экономики такая формулировка была бы не совсем точной. Определенный экономический рост есть, но этот рост конъюнктурный, основанный на вывозе сырья, в первую очередь продукции черной металлургии. А наша задача — заложить сегодня условия для стабильного развития региона при любой конъюнктуре цен на мировом рынке сырья.
Мои коллеги по Госдуме, избранные от Челябинской области, совершенно справедливо беспокоятся о том, что в самое ближайшее время рынки сбыта продукции предприятий черной металлургии могут «просесть», как это было недавно в Юго-Восточной Азии, и экономика Челябинской области рухнет, как колосс на глиняных ногах.
Не хотят вкладывать деньги в экономику региона и зарубежные инвесторы. Они прямым текстом заявляют: «Вы дайте гарантии, что вложенные в регион деньги не разворуют».
«П.»: А вот статистика говорит о том, что только в первом полугодии этого года в Челябинскую область поступило $354 млн. инвестиций.
М.Г.: Правильно, но из них $346 млн. вложено в предприятия черной металлургии в виде товарных кредитов. Причем все эти средства поступили от офф-шорных компаний. По моим данным, это деньги, ранее вывезенные из России. Реально же инвестициями можно назвать $5 млн., из которых 4 млн.— кредит, полученный администрацией города Трехгорного под гарантию правительства РФ от правительства Турции. Кредит был направлен, как следует из отчетности, на «общую коммерческую деятельность по обеспечению функционирования рынка», а оставшийся $1 млн.— вложения в производственные фонды пищевой промышленности. Это, как вы понимаете, не деньги для такой огромной области.
«П.»: В чем, по-вашему, причина?
М.Г.: Причина кроется в том, что государственная экономическая политика, особенно на региональном, областном уровне отсутствует. И это самый большой просчет власти. Критиковать за него бессмысленно. Получается, что областная власть до сих пор вольно или невольно потворствует экономическому хаосу в регионе.
К тому же команда нынешнего губернатора так и не научилась лоббировать интересы области на федеральном уровне. Вот свердловский губернатор Эдуард Россель умеет настоять на своем, и оборонные заказы от нас все чаще уходят на свердловские предприятия ВПК. Кроме того, в Екатеринбурге запущено производство трамваев, в то время как Усть-Катавский вагоностроительный завод готов выпускать прекрасные современные трамваи. На мой взгляд, это тоже просчет руководства нашей области.
Самым наглядным примером стала история со «станом-5000». Только из-за своей нерасторопности Челябинская область потеряла этот масштабный проект. Вместо Магнитогорска, как планировалось первоначально, «стан-5000» будет возводиться в Свердловской области, на Нижнетагильском металлургическом комбинате.
«П.»: Каким образом можно изменить ситуацию?
М.Г.: Я думаю, что нужно развивать альтернативные отрасли экономики, полнее использовать потенциал предприятий ВПК для выпуска гражданской продукции. Оборонку нам сохранить принципиально важно. Это вопрос не только выживания экономики области, но и безопасности страны.
Я недавно провел ряд переговоров с иностранными инвесторами на международном форуме в Бостоне. Среди них канадская телекоммуникационная компания «Нортел». Они запускают свой проект в городе Трехгорном, но при этом закупают оптоволокно за рубежом. Они были очень удивлены, узнав, что у нас тоже разработаны подобные технологии. Ведь уже десять лет говорят о внедрении в производство оптоволоконных сетей в городах Миассе и Снежинске, а воз и ныне там.
«П.»: Тогда что надо сделать для обеспечения устойчивости экономического развития Челябинской области?
М.Г.: Если коротко, речь в ней идет о развитии альтернативных отраслей экономики, использовании потенциала предприятий ВПК, укреплении социальных гарантий и повышении доходов работающего населения, об освоении отечественных рынков сбыта продукции. Каждое из этих положений, конечно, нуждается в детальной расшифровке, но всему свое время.
«П.»: Вы пойдете с этой программой на выборы губернатора Челябинской области?
М.Г.: Мне еще предстоит решить, буду ли я участвовать в губернаторчких выборах. Предложения такого рода постоянно звучат на моих встречах с трудовыми коллективами и избирателями. Обращаются руководители крупнейших предприятий области. Я сомневаюсь, откликнутся ли нынешний губернатор и его подчиненные на мои экономические предложения. И это вот сомнения — весомый довод за участие в выборах. Согласитесь, обидно похоронить программу, которая может быть исключительно полезна для области, для людей.
«П.»: Как сейчас живут челябинцы?
М.Г.: Челябинцы бедны даже по сравнению с соседями, которые тоже, надо сказать, не купаются в роскоши. Например, по размеру средней заработной платы Челябинская область занимает 37-е место в стране. По уровню общих денежных доходов — 28-е. И это при наличии колоссальных производственных мощностей! Да и производственные показатели таковы, что гордиться особенно нечем. Мы не сумели войти даже в десятку чемпионов по объему валового регионального продукта, за нами лишь 12-е место. Отмечу, что при этом износ основных фондов составляет в регионе почти 40%. Зато мы на третьем месте в России по забастовочным формам протеста и входим в десятку самых криминализованных регионов. А по раскрываемости преступлений держим 89-е место в стране.
«П.»: Значит экономический подъем, который якобы переживает Южный Урал, всего лишь миф?
М.Г.: Вы сами приводили мнение представителя президента в Уральском федеральном округе Петра Латышева. Ситуация такова. Рост объема производства начался после известного кризиса 1998 года, который, больно ударив по населению, развязал руки экспортерам. Сложилась конъюнктура, благоприятная для увеличения зарубежных поставок продукции области. Мы и стали продавать, резко увеличив экспортные показатели. А в это время продолжалось старение и разрушение основных фондов, на низком уровне осталась зарплата. Отчитываясь за тот сложный период, областная администрация обычно утверждает, что небольшой экономический подъем — плод напряженной работы чиновников. Ссылаются на развитие кооперации между предприятиями.
На самом же деле к осени этого года объем выпускаемой продукции существенно сократился. А в отдельных отраслях наступил катастрофический спад. Вот что говорят цифры. Рост промышленного производства в первом квартале составлял 23,7%, а по итогам первого полугодия этот показатель снизился до 22,6%. В энергетике за полгода спад составил 0,4%, в топливной промышленности — около 10%. Но лидер здесь — медицинская промышленность, где показатель спада производства достиг почти 63%!
«П.»: Вы были доверенным лицом Путина на президентских выборах. Не изменилось ли с тех пор отношение к нему как к избранному президенту?
М.Г.: Я не намерен открещиваться от президента, как это поспешили сделать ловцы политической фортуны в трудные для Путина дни, после аварии «Курска». Уважаю президента за честность, редкое сегодня у политиков качество. Ведь президент имел полную возможность сказать в своем послании Федеральному собранию: «В стране экономический рост. Это все благодаря мне». Но он оценил ситуацию реально. Я остаюсь убежденным сторонником нынешнего президента. И даже в случае моего участия в выборах губернатора Челябинской области не намерен размахивать Путиным как флагом. Что же касается поддержки — для меня в первую очередь важна поддержка земляков.

АНДРЕЙ МИШИН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK