Наверх
15 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Как деньги не отдать и под суд не попасть"

Многие неплательщики по кредитам, когда их достают, делают вид, что скоро заплатят. А судебные же приставы пока лишь делают вид, что «выбивают» долги, поскольку это очень сложно с точки зрения закона. Такова типичная ситуация со взысканием задолженности с недобросовестных заемщиков в России.»Не хочу платить и не буду»
29-летний Денис уже полгода не берет трубку домашнего телефона, если номер на определителе ему не знаком. «Особенно надо опасаться номеров, начинающихся с 7 и с 9. Это значит, что скорее всего звонят с офисной АТС, которые часто используют коллекторские службы», — говорит он. За 2006 год Денис сменил уже четыре номера мобильных телефонов, подключаясь к разным операторам сотовой связи. Но все равно иногда ему звонят на трубку и просят погасить задолженность. Денис либо отключается,либо обещает, что все вернет. А потом идет покупать новую SIM-карту. Однажды коллекторы заявились к нему на съемную московскую квартиру, о которой вроде бы никто не знал. Денис дверь не открыл, сказав, что «гражданин такой-то», то есть он сам, здесь не живет.
На Денисе «висят» четыре кредита. Выплаты по одному из них он производит регулярно, так как этот кредит предоставил ему один солидный московский банк, в котором он работает. По трем другим, взятым еще до переезда в Москву из Новгорода, давно не платит. Говорит, что ждет, когда истечет срок исковой давности — 2 года. Надеется, что ни коллекторы, ни судебные приставы тогда к нему никаких претензий иметь не будут. На заемные деньги купил цифровой фотоаппарат, навороченный мобильник и бытовую технику в свою новгородскую квартиру. Общая сумма этих кредитов без изрядно набежавших процентов — 40 тыс. рублей. Угрызений совести по поводу своих отношений с банками Денис не испытывает. Главное, что удалось получить кредит на квартиру в его банке-работодателе, у которого почему-то не оказалось сведений о подмоченной кредитной истории собственного сотрудника.
«Хуже только коммуналка»
Возможно, Денис уверен в своей безнаказанности потому, что его мама работает в службе судебных приставов. Не раз Ольга Михайловна рассказывала сыну о том, как трудно исполнить решение суда о взыскании долга с заемщика. «Описать имущество должника — большая проблема, — сказала она «Профилю». — Если это, допустим, молодой человек и он живет с родителями, то говорит, что все ценные вещи в доме принадлежат им. К тому же по закону мы не можем описывать необходимые личные вещи, а под эту категорию может попасть, например, зимой дорогая шуба. Или, скажем, тостер. Я его опишу, а человек обжалует это решение и докажет, что тостер ему нужен каждый день. Хуже возврата кредитов лишь работа с долгами по квартплате и другой коммуналкой — там часто вообще нечего описывать у должников».
Как признались «Профилю» в Федеральной службе судебных приставов, сегодня «выбить» кредит из хитрого гражданина-неплательщикадействительно практически невозможно. Статья 177 Уголовного кодекса «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности» дает возможность банку лишь посадить такого негодяя в тюрьму. Года на два, если милиции удастся доказать, что у того деньги все же были, но он все равно не платил. При этом своих кредитных денег банк все равно не вернет.
«Если брать для примера физических лиц и потребительские кредиты, то это схоже с неуплатой алиментов, — сказал «Профилю» Игорь Михалев, помощник директора ФССП. – По алиментам, кстати, тоже есть достаточно действенный инструмент в виде статьи 157 Уголовного кодекса «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей».
Федеральная служба судебных приставов занимается тремя видами деятельности: обеспечивает установленный порядок действий судов, производит дознание и исполняет судебные решения. Одним из основных считается исполнение судебных решений и актов других уполномоченных органов. И есть преступления, которые стоят во главе Уголовного кодекса, – против правосудия. Лишь по ним ФССП может вести дознание.
«Но в нашу подследственность не включены ни 157-я, ни 177-я статьи, — сказал Михалев. — Мы лишь в рамках исполнительного производства собираем необходимые материалы — документы, которые подтверждают, что человек на протяжении длительного времени, имея средства, всяческими способами их прячет и скрывает. После этого материалы передаются в соответствующие правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела. И 157-й, и 177-й статьями занимается милиция».
Нужна реформа
ФССП вносила предложения передать подследственность по этим статьям ей. Тогда получился бы полный цикл, не надо было бы заниматься пересылкой всей доказательственной базы, собранной в рамках исполнительного производства. Можно было бы тогда сразу же возбуждать дела, так как свои органы дознания у ФССП есть.
«На основании решения суда к нам поступает исполнительный лист по неуплате кредита, — привел пример Игорь Михалев. — Возбуждается исполнительное производство. В его рамках в налоговую, в ГИБДД, в органы государственной регистрации направляются запросы. Мы определяем, если ли у неплательщика какое-то недвижимое имущество, счета в банке, автомобили. И ждем ответа. У нас нет прав оперативно-розыскной деятельности, мы не можем проверять наличие имущества другими способами — только официальные запросы и ответы».
Если выясняется, что у человека имущества нет, но есть информация, что у него буквально еще вчера была квартира, а сегодня эта жилплощадь уже оформлена на кого-то другого (а ФССП по закону никак ее вернуть не может), то все собранные материалы, весь труд передается в милицию. Милиционеры дальше смотрят, есть или нет основания для возбуждения уголовного дела. Исполнительное производство на этом заканчивается в связи с невозможностью исполнения, так как не нашли ни имущества, ни самого должника.
«Милиция имущество уже искать не будет, а посмотрит, есть ли признаки преступления. Если есть, то они возбудят уголовное дело по 177-й статье и доведут следствие до конца. Все передается в суд. Если судья сочтет, что вина доказана, то выносит обвинительный приговор и наказывает неплательщика по кредиту — от штрафа в 200 тыс. рублей до 2 лет лишения свободы», — заявил Михалев.
Получается, можно взять кредит, хитро и умело потратить его, спрятать все, что могут отнять по исполнительному производству, отсидеть два года и снова оказаться на свободе честным человеком? Оказалось, что нет.
«Не надо забывать, — продолжил Игорь Михалев, — что человек, отбыв наказание, выйдет на свободу. И этот же исполнительный лист может неоднократно предъявляться. Исполнительное производство по нему будет возбуждаться вновь и вновь. Если опять нет имущества, то все снова закончится сроком. Деньги на неплательщике «висят», и пока взыскатель не устанет, неплательщик будет сидеть в тюрьме. Либо пока человеку не надоест, что он всю жизнь не может ничего на себя зарегистрировать, и он просто не погасит долг».
Сила традиции
Ольга МАХОВСКАЯ, кандидат психологических наук, Институт психологии РАН:

«У россиянина еще не успела сформироваться «финансовая» идентичность, представление, как должен себя вести и чувствовать честный заемщик. Да и откуда такому понятию взяться? Опыта пока нет.
У русского человека была крепкая традиция — занять трешку до получки, а отдать — когда бог на душу положит, после дождичка в четверг. Этот принцип жив и сегодня, только вместо доброго соседа или товарища по работе оказывается банк.
Так вот и занимал испокон веков русский человек «кто сколько даст» и с зажатой в кулачок трешкой несся в магазин, торчал в очередях и хватал что ни попадя, поддаваясь панике окружающих.
Психология «хапнуть, а там будь что будет» меняется годы. Кредитная история — это история не только получения, но и возвращения кредитов. Нужно войти в эту реку несколько раз, чтобы почувствовать разницу, радость и гордость от того, что ты сам управляешь своими финансовыми потоками и твое слово пусть мелкого, но предпринимателя — кремень. Россияне пока ведут себя как подростки, которым можно давать только на карманные расходы. Наконец, нас подводит старая надежда на коллективизм. Беря кредит, многие надеются, что родня или знакомые прикроют, но рассчитывать на такую взаимовыручку сегодня не приходится. Кредитная история всегда индивидуальна».
Записала Анна Амелькина

Нелегкая жизнь коллектора
Коллекторские агентства, фирмы, занимающиеся возвратами кредиторских задолженностей, не могут возвращать долги так, как это делала «братва» в середине 90-х. Поэтому коллекторы стараются убедить человека вернуть долг до начала суда, ведь судебное разбирательство и последующее возмещение задолженности — крайне трудоемкое дело. Если же все-таки должник не пошел навстречу агентству и дело добралось до суда, то тут можно быть уверенным, что должник разбирательство проиграет. Однако постановление о возмещении задолженности совсем не означает, что деньги вернутся кредитору. Получив на руки решение суда, сотрудники коллекторского агентства начинают бегать за судебными приставами и договариваться с ними по поводу поездки к должнику. Судебный пристав, разумно полагая, что коллекторское агентство без него ничего с должником сделать не сможет, сам назначает день и время поездки, кроме того, коллекторы по неписаному правилу обязаны предоставить приставу машину. Нередки случаи, когда приставы за выезд с исполнительным листом берут у коллекторов «борзыми щенками». И даже тут, приехав вместе с приставом к должнику, сотрудники агентства могут остаться ни с чем. По закону у человека нельзя изымать определенный перечень предметов, необходимых для жизни. Если у человека, кроме этого набора собственности, ничего нет, коллекторы разводят руками и отправляются восвояси.
Дмитрий Руднев

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK