Наверх
23 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Как перекормленные утки"

[В Китае] образование снова в почете, компартия намерена превратить страну в научную державу. Однако для этого придется дать студентам больше творческой свободы.Туманным утром восемь студентов выстраиваются на одной из улиц в кампусе Пекинского нормального университета. «Раз, два, три — в союз студентов мы пришли!» — скандируют они и раздают анкеты для вступающих. Чем многочисленнее будет союз, тем больше шансов добиться от руководства университета улучшения условий учебы.

«Наши общежития очень тесные и ветхие, — жалуется 19-летняя студентка литературного факультета, которая носит элегантные очки и называет себя Melody. — Душевые работают лишь несколько часов в день».

Ее соученица Мей Лан, которой исполнилось 22 года, наконец-то нашла в переполненной столовой свободное место. Уплетая с жестяного подноса рис с овощами и свининой, она говорит: «Студентов слишком много. Если хочешь спокойно позаниматься, нужно встать в пять утра и занять очередь в библиотеку. Чтобы подготовиться к государственному экзамену, мне пришлось снять комнату в городе, потому что в университете трудно найти место, где можно пристроиться с учебником». В общежитии у нее место в 12-метровой комнате, в которой живут еще семь студенток. Учиться в таких условиях — сплошная мука, днем читальные залы постоянно переполнены.

На занятиях тоже царит теснота. «В моей группе где-то 70—80 студентов, — говорит Мей. — Задать вопрос или обсудить что-то подробнее совершенно невозможно». За учебу в течение четырех лет ее родители — коммерсанты из провинции Чжэцзян — ежегодно вносят 5500 юаней (примерно 550 евро). Проживание в комнате на восьмерых с четырьмя двухъярусными кроватями стоит 650 юаней (65 евро) в год.

Тесные общежития, переполненные аудитории, высокая плата за обучение, которая, по словам Мей, неподъемна для жителей западных провинций страны, — так выглядит жизнь студентов не только в Пекинском нормальном университете, но и повсюду в Китае.

Через 40 лет после того, как Мао Цзэдун обругал интеллигенцию «самой последней и вонючей частью общества», наука и образование снова в почете. Получив твердые знания, молодое поколение превратит страну в научную державу — таковы планы правящей в стране компартии. «Наука и технологии играют важную роль в стимулировании экономического и общественного развития и в обеспечении безопасности страны», — заявляет глава государства и партии Ху Цзиньтао.

Правда, превращение Китая в образованную нацию и научную державу может затянуться. Пока лишь 5% китайцев в возрасте от 25 до 64 лет имеют университетский диплом. В странах ЕС их доля составляет 21%, а в Японии — целых 34%. Чтобы как можно быстрее преодолеть этот разрыв, правительство с каждым годом «закачивает» в образование все больше средств. В 2006 году в эту сферу было вложено примерно 46 млрд. евро. По мнению ректора Пекинского университета Сюй Чжихуна, этого явно недостаточно. В Китае сейчас более 1700 государственных университетов и специализированных вузов. Однако из тех 8,8 млн. абитуриентов, что в прошлом году сдавали нелегкие вступительные экзамены, только 5,4 млн. были приняты. Остальным выпускникам гимназий пришлось идти в частные университеты или искать работу. Правда, через год они снова могут сделать попытку стать студентами государственных вузов.

Лучшие университеты доступны только тонкому слою социальной элиты, проживающей, как правило, в крупных городах, там, где есть возможность систематически готовить детей к вступительным испытаниям. Отбор жесткий, плата за обучение в школах и вузах непрерывно растет. Высшее образование становится привилегией нового городского среднего сословия, которое большую часть своих сбережений вкладывает в образование детей, а не в покупку новых машин и квартир. К таким выводам пришел Bank of China. А для миллионов способных детей рабочих и крестьян диплом специалиста или магистра остается недостижимой мечтой.

Тем не менее за последние 10 лет число студентов возросло более чем в 5 раз, кроме того, в 1998—2005 годах число дипломированных специалистов, имеющих ученую степень, увеличилось с 45 тыс. до более чем 190 тыс. В прошлом году в Китае насчитывалось 17,4 млн. студентов, а в 2005 году — всего 15,6 млн.

Для того чтобы китайская наука могла конкурировать с зарубежной, планируется направить инвестиции прежде всего в 38 ключевых университетов. Всем остальным вузам, многие из которых погрязли в долгах, придется рассчитывать на собственные силы. Пекинский нормальный университет, в котором учатся 17 тыс. студентов, как и старейший вуз Китая — Пекинский университет, — попал в число элитных. Недавно он обзавелся шикарной библиотекой на 2,9 млн. томов, которая разместилась в здании из стекла с необычным абрисом и гигантским козырьком. Уже в вестибюле студент может по компьютеру узнать, свободна ли нужная ему книга.

Студенческий кампус напоминает небольшой город: детские сады, школы, спортивные площадки и супермаркеты. Между современными учебными корпусами, оборудованными, что называется, без излишеств, стоят серые многоквартирные дома, в которых живут преподаватели и сотрудники. Для аспирантов построены новые жилые блоки, но мест в них уже не хватает: молодые ученые живут вчетвером в одной комнате.

Перед одним из домиков стоит несколько десятков термосов: жители студенческого городка приходят сюда за горячей водой, поскольку в общежитиях ее нет. Сидящие под деревьями пенсионеры что-то обсуждают; ближе к полудню студенты устремляются в столовую и в ресторан «Голливуд».

Тот, кто, сдав госэкзамен, покидает отгороженный от остального мира университетский кампус, уже не получает «распределения», как это было до конца 70-х годов. Каждый третий из примерно 4 млн. выпускников вузов 2006 года спустя 8 месяцев по окончании учебы все еще не имел работы, соответствующей его квалификации.

Вхождение в профессиональную жизнь осложняется и тем, что университеты довольно далеки от практики. И хотя иностранные инвесторы, например председатель наблюдательного совета концерна Siemens Хайнрих фон Пирер, с восторгом говорят о 600 тыс. инженеров и техников, ежегодно оканчивающих китайские вузы, недавние исследования консалтинговой фирмы McKinsey показали, что лишь примерно 160 тыс. из них отвечают требованиям международных компаний и ведущих китайских фирм.

Эксперты считают, что китайской системе высшего образования не хватает творческого подхода, критического мышления, связи с жизнью. Как и претендентов на место императорского чиновника в прежние времена, студентов сегодня заставляют главным образом воспринимать и воспроизводить теоретические знания. Поэтому их называют «перекормленными утками» — по аналогии с пернатыми, в которых крестьяне впихивают корма без меры, чтобы из них получилось деликатесное блюдо.

На вступительных испытаниях ни пригодность к жизни в социуме, ни практическая сметка, ни способность самостоятельно мыслить почти не учитываются. «Пока в Китае действует старая система проверки знаний, у нас не будет талантливых людей, способных на инновации», — считает Чжу Цинши, ректор Университета науки и техники в провинции Анхой.

Студентка с факультета литературы Мей Лан носит синюю штормовку и о подобных вещах не задумывается. Она учится там, куда так стремилась, — в Пекинском нормальном университете. Четыре года тому назад на экзаменах она набрала более 600 баллов — один из лучших результатов в ее провинции. Теперь она просто надеется, что ее бурно развивающаяся родина, вновь открывшая для себя ценность научных знаний, позволит ей найти хорошую работу. Ее мечта — стать учительницей в старших классах средней школы.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
23.10.2021
22.10.2021