Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Как в кино"

Этот союз посрамляет расхожие теории, что мужу и жене лучше не работать вместе. Президент АТВ Анатолий Малкин и его супруга Кира Прошутинская познакомились на телевидении, там же полюбили друг друга и вот уже семнадцать лет счастливо сочетают профессию и личную жизнь.Маргарита Озерова: Расскажите, как начинался ваш роман?
Кира Прошутинская: Это было в 1982 году. Я работала телекомментатором в Молодежной редакции. Толю взяли к нам внештатным режиссером на новую передачу «Мир и молодежь».
Он только приехал из Мурманска, где проработал на телевидении четырнадцать лет. У него была репутация человека способного, но с плохим характером. Мне его навязали — и сотрудничать с ним не хотелось. Но мое мнение быстро изменилось. Толя вкалывал с утра до ночи, сам не отвлекался и мне не давал. Для меня настоящий мужчина — это прежде всего человек дела. Я еще не знала, что выйдет из нашей работы, но понимала, что он фанатично предан делу. Настолько фанатично, что не мог не добиться чего-то серьезного.
Над передачей работала большая группа людей, но Толя оттеснил всех и стал лидером. Все, в том числе и я, приносили ему материалы, а он монтировал. Для меня, воспитанной на отечественном телевидении, его способ монтажа был откровением. Постоянная смена ракурсов, нервные, эмоциональные, короткие планы. Он ставил свет и выстраивал картинку так, как никто. И при этом оставался простым режиссером, которому платили мизер за передачу и «по анкете» (мать — полька, отец — еврей) не брали в штат.
Именно я, а не Малкин, ходила на ковер к начальству отстаивать нашу передачу: у Толи были вечно лохматые волосы, к тому же он носил усы. А усы и бороды считались диссидентством и на телевидении были строго запрещены.
Постепенно по «Останкину» поползли слухи, какой Малкин интересный режиссер. Владимир Яковлевич Ворошилов попросился посмотреть, как Толя монтирует. Эта ночь была самой запоминающейся за всю мою длинную жизнь на телевидении. В конце работы монтажеры поднялись и молча стали аплодировать (такого я больше никогда не видела). А Ворошилов только произнес: «Мне здесь нечего делать! Я не понимаю, как ему это удалось».
Когда мы с Малкиным остались вдвоем, он сказал: «Эту передачу я сделал для вас». Но так сложились обстоятельства, что в то время мы еще не могли быть вместе. Вскоре я уехала в Алжир.
М.О.: Какими судьбами?
К.П.: Мой первый муж (я вышла замуж в 19 лет) был дипломатом. Я не могла испортить ему карьеру. Пока я жила в Алжире, мы с Толей переписывались, все знали друг о друге. Он написал, что его передача «12-й этаж» наделала много шуму. Когда я вернулась в середине 80-х, мы с ним соединились. Мы вместе семнадцать лет, а официально поженились семь лет назад.
Из своей прежней благополучной жизни я ушла в никуда. У Толи не было ни постоянной работы, ни денег. Но я преклонялась перед его талантом. Он мне тогда сказал: «Ты должна мне верить. У нас все будет хорошо, и ты станешь очень обеспеченным человеком».
Мне было смешно это слышать. Я-то знала его возможности. Он был очень беден, ходил с заштопанными на локтях рукавами (но всегда в чистой и отглаженной одежде: он чрезвычайно аккуратный человек), питался только капустой, поджаренной на подсолнечном масле.
М.О.: И когда же обещанная обеспеченная жизнь стала явью?
К.П.: Как он и говорил, к 45 годам (это было сказано наобум: Толя, как и я, человек интуитивный). Мы стали жить более-менее прилично. Купили трехкомнатную квартиру в центре, дачу в Алабине, машину. Мы не шикуем, деньги вкладываем в развитие АТВ. Что мне очень нравится, Толя — человек абсолютно не жадный. Он не бессребреник, но для него деньги не имеют такого значения, как дело.
Квартира оформлена в классическом стиле: большой комод с зеркалом, удобная мягкая мебель. Дом на даче из бруса. Обыкновенный, но уютный, приятный и теплый. Я всегда боялась холода, и оказалось, что для Толи это тоже имеет значение. На даче у нас водоснабжение и электричество отлажены просто отменно: если что-нибудь сломается, включится запасная система.
Толя во всем доходит до самой сути. Ему было важно понять, как действует очиститель воды, теперь он знает это лучше иного специалиста. Машину муж водит сам. Все водители его раздражают. Он любит скорость, ездит безумно рискованно. Я боюсь, кричу, а он ругается.
М.О.: Непростой характер Анатолия Григорьевича доставляет вам много хлопот?
К.П.: Бывает тяжело. Он «взрывоопасный» (причем не знаешь, в какой момент это произойдет), но отходчивый. Мы ссоримся, но через пять минут миримся. А с первым мужем мы могли не разговаривать по нескольку месяцев.
Я педантична, подолгу все обдумываю, а Толя все делает мгновенно. С одной стороны, его креативность — большой плюс, а с другой, когда он сразу предлагает массу вариантов, многие люди теряются.
Он человек настроения. Иногда не может связать двух слов, а иногда выдает блистательный монолог. Может быть очень внимательным ко мне и к другим, а может ничего не замечать вокруг. Все зависит от того, на какую он попал волну.
Но есть то, что компенсирует все его недостатки. Мы вс? так же любим друг друга. Нам безумно интересно вместе. К счастью, между нами нет соперничества, мы не давим друг на друга. Я Толе с удовольствием уступаю. Если он мотор, то я — идеология, душа.
М.О.: Что вы думаете по поводу теории о том, что мужу и жене лучше не работать вместе?
К.П.: Если бы у нас не было общего дела, то, я думаю, мы не смогли бы жить вместе. Телевидение требует тебя всего, поэтому я очень поощряю, когда у нас работают вместе мужья и жены, у нас таких пятнадцать пар. Иначе браки просто распадутся.
М.О.: Как распределены ваши обязанности в АТВ?
К.П.: Малкин — президент. Я — главный редактор и вице-президент. Он продюсирует программы, ведет переговоры с каналами, добывает деньги. Я подбираю сотрудников, потому что лучше чувствую людей. А уже дальше с этими людьми приходится работать Толе. Он очень требовательный в творчестве, жесткий. Конкуренция на рынке большая.
Я знаю, что могу влиять на Толю, но делаю это крайне редко, потому что не люблю, когда жены принимают решения за своих мужей. Мы почти не видимся на работе: у него свою епархия, у меня своя.
М.О.: Как возникло «Авторское телевидение»?
К.П.: Когда началось кооперативное движение, нам позвонил архитектор Юрий Макаров, о котором мы снимали сюжет в передаче «Мир и молодежь». Тогда мы ему помогли, а теперь он решил что-то хорошее сделать для нас. В результате в 1989 году при его кооперативе мы открыли частную телестудию.
Сначала АТВ расшифровывалось как альтернативное телевидение, но один умный человек сказал: «Вы что, ребята? Хотите, чтобы вас сразу закрыли?» Тогда Толя согласился на «авторское».
Программы делали вместе с Молодежной редакцией. Малкин придумал, как сочетать коммерцию и творчество. Денег-то на программы давали немного. Мы зарабатывали рекламой. Первая большая работа АТВ — трехсерийный документально-художественный фильм «Круг», посвященный, как ни странно, истории комсомола. В нем впервые появились Игорь Угольников, Денис Банников. Тогда же возникла моя передача «Пресс-клуб». Она идет уже одиннадцать лет.
Сейчас АТВ делает «Старую квартиру», «Мы», «Человек в маске», «В поисках утраченного», «Времечко», «Ночной полет», «Пойми меня», «Акуну Матату», «Детектив-шоу». В прошлом сезоне мы получили наибольшее среди телевизионных компаний количество наград «ТЭФИ».
М.О.: Как вы сами пришли в тележурналистику?
К.П.: Я окончила школу с золотой медалью. Тогда на журфак не принимали без двух лет стажа, поэтому я пошла на вечернее отделение. Работала освобожденным секретарем комитета комсомола школы (тогда была такая странная должность). А через полтора года перешла на дневное отделение в телевизионную группу.
Студенткой я была тихой и не очень заметной, потому что я человек достаточно стеснительный. Одно время даже казалась себе профнепригодной и хотела уйти. Но все же поехала на практику в Томск. И там произошел прорыв. Я делала все: и новости, и хронику, и репортажи, и даже большие передачи. Моя практика оказалось самой лучшей. Со второго курса меня взяли вести передачу «Клуб искателей». Потом была образована Молодежная редакция. И меня на четвертом курсе в виде исключения взяли в штат корреспондентом. Постепенно я доросла до заместителя главного редактора.
М.О.: А что привело на телевидение Анатолия Григорьевича?
К.П.: Талант. Он родился в Прибалтике. В 9 лет подорвался на гранате, чуть не умер. Тогда у него внутри что-то перевернулось. Он стал очень много читать. Его, единственного из четырех сыновей, мама тайно крестила в костеле.
Отец был военным, его вскоре перевели в Ленинград. Там Толя окончил холодильный техникум, потом Институт культуры и Институт телевидения, радио и кино. 14 лет прожил в Мурманске, где считался лучшим телевизионным режиссером.
М.О.: А Москве до организации АТВ его так никто и не взял в штат?
К.П.: Взяли. Когда после молодежной редакции меня пригласили в литературно-драматическую, я сказала, что пойду, если вместе со мной возьмут одного интересного режиссера. Они согласились.
Вместе с Толей мы сделали серию документально-художественных спектаклей «Прошу не называть моей фамилии…» Сюжеты подбирали из читательских писем, а разыгрывали эти непридуманные истории профессиональные актеры. Малкин так все смонтировал, что фильмы смотрелись как документальные.
К сожалению, долго мы там не задержались. Как-то на совещании руководитель канала Леонид Кравченко плохо отозвался о молодежной редакции. Малкин ему ответил: «Какое право вы имеете так говорить! Молодежная редакция — это лучшее, что есть на телевидении». После этого Толе пришлось написать заявление об уходе.
М.О.: Какие еще совместные проекты вам удались за эти годы?
К.П.: Мы начинали делать «Взгляд», придумали, что передачу ведут трое молодых людей и как бы их «отец», студия оформлена как квартира. Один из выпускающих редакторов предложил посмотреть ребят с иновещания. Это оказались Дмитрий Захаров, Александр Любимов и Олег Вакуловский. Потом к ним присоединился Влад Листьев. Его мы сначала не замечали, он был «запасной». Потом в передачу очень многое привнесли Сагалаев и Лысенко. У нас она была менее политизированная.
Интересно было работать над передачей «Мужчина и женщина». Мне захотелось позитива. Мы рассказывали о людях, которые организовали бизнес в сфере производства. Такой психологический разговор о жизни, детстве, любви, мужчинах и женщинах.
Один генерал МВД, который принимал участие в передаче, потом сказал: «У меня было ощущение, будто нахожусь под гипнозом: я говорил то, о чем никому не рассказывал». Я сама не знаю, как мне это удавалось. Я входила в особое состояние, и у меня устанавливалась с собеседником какая-то связь. После этой передачи мы подружились со многими замечательными людьми, например со Святославом Николаевичем Федоровым и его женой.
М.О.: Мужчина как объект исследования вам интересен больше, чем женщина?
К.П.: Почему же? Просто мне жалко, когда женщины считают мужчин ничтожествами и идиотами. Я бесконечно люблю и уважаю своего мужа, да и к другим мужчинам отношусь с уважением.
М.О.: Чем занимаются ваши дети?
К.П.: Вся наша семья (включая моего сына и его бывшую жену) работает на АТВ. Толин сын, Илья,— талантливый режиссер. До недавнего времени он тоже трудился на АТВ.
М.О.: Вы домашний человек?
К.П.: Да. Я хорошая хозяйка, неплохо готовлю. Но мы избалованы АТВ: у нас хороший ресторанчик, где мы обедаем и ужинаем. А в выходные я с удовольствием готовлю сама. Толя очень привередливый, да и я его избаловала. Я не считаю, что мужчина (тем более такой, как он) должен ходить по магазинам, мыть посуду. Только если сам захочет.
М.О.: Вы следите за модой? Любите красиво одеваться?
К.П.: Конечно. Я предпочитаю красивые вещи, которые мне идут. Фирмы не имеют значения. У меня есть костюмы от «Валентино», «Кензо», «Лагерфельда», «Нины Ричи» и еще множество нарядов не столь известных производителей.
М.О.: Как мудрая женщина, живущая в счастливом браке, какой совет вы бы дали начинающим семейную жизнь?
К.П.: Как ни громко это звучит, жить по правде. Если нет настоящих чувств, лучше расстаться. И наоборот, когда любишь, все житейские трудности можно преодолеть.
У меня было время убедиться, что я без Толи не могу. Это редкая удача, когда люди соединяются во взрослом возрасте и столько лет живут вместе, не утратив любви и уважения друг к другу. Я знаю, что нужна мужу, что общение со мной он не променяет ни на что другое.
В нашей жизни были всякие моменты, и таким, каким я его знаю, его не знает никто. Он не делает мне безумно дорогих подарков, не говорит заезженных комплиментов. Зато он пишет хорошие стихи, которые никому, кроме меня, не показывает. Иногда я просто нахожу их утром на столике.
…Главное — не ждать слишком многого от человека, которого любишь, и не ставить каждое лыко в строку.

МАРГАРИТА ОЗЕРОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK