Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "КАРП НА БЕРЕГУ"

Гордон Браун вступил в поединок, шансов выиграть который у него практически нет. В частности, и из-за его предшественника, которому ныне приходится давать показания следственной комиссии.    Для Тревора Каванафа на этих днях начинается сезон охоты, которого он ждал годы. К лейбористским политикам он никогда симпатии не питал, а сейчас они стали дичью, которую разрешено отстреливать.
   Каванаф — 67 лет, лысина, борода, костюм — один из тех агрессивных журналистов, которых рождает только Лондон: интеллектуал бульварной прессы, консервативный, обаятельный, безжалостный. Он обозреватель таблоида The Sun, самой читаемой газеты в Великобритании.
   Каванаф — один из самых влиятельных журналистов в стране. В The Sun ему до сих пор приходилось держать себя в узде. Много лет он доказывал, что правительство лейбористов «непрофессионально до умопомрачения», но его шефу и владельцу газеты Руперту Мэрдоку оно нравилось.
   Медийный магнат поддерживал лейбористов, пока их партию возглавлял Тони Блэр. Не без его помощи Блэр продержался на посту премьера дольше всех в истории Великобритании. И за это платил мелкими дружескими услугами.
   Его преемник Гордон Браун тоже связывал с Мэрдоком некие надежды. Господа знакомы, часто беседуют. Каванаф считает, что издатель по-прежнему искренне восхищается интеллектом Брауна и его отношением к работе. Но теперь правительство лейбористов Мэрдоку надоело. А Каванафу — тем более, и давно. Когда газета публично отказала партии в дружбе, она поместила статью под заголовком: «Ну не получается у лейбористов!»
   Лейбористы давно растеряли симпатии. А с ними — и Тони Блэр, которому британцы не могут простить, что он, поддавшись верноподданническому инстинкту, позволил Джорджу Бушу втянуть себя в войну с Ираком. В конце января Блэру придется давать показания перед независимой следственной комиссией по Ираку. Он будет вынужден высказаться относительно упреков в том, что в момент развязывания войны лгал гражданам своей страны. Его выступление может привести к тому, что общество будет видеть в темных тонах все тринадцать лет правления лейбористов. Оно может даже подвести черту под эрой правления лейбористов задолго до самих выборов.
   В уже начавшейся избирательной кампании невезучему Брауну предстоит сражаться не только с новым кандидатом от консерваторов, Дэвидом Кэмероном, с убийственными рейтингами и алчными банкирами. Противником его будет и нахрапистая газета, тонко чувствующая настроение большинства: в течение десятилетий она никогда не оказывалась на стороне тех, кто проигрывает выборы.
   Ежедневно Sun читают 8 миллионов англичан. Многие из них составляют «колеблющийся электорат». Именно на их сознание и собирается воздействовать Каванаф до самого дня выборов, которые, скорее всего, состоятся 6 мая. «Мы будем поддерживать консерваторов», — заявляет он грозно. Острых тем для первой полосы — предостаточно. Весь список проблем, в решении которых «не преуспели» лейбористы.
   В Англии самое высокое из всех стран Европы число беременных среди несовершеннолетних девушек и самый высокий процент пьющей молодежи. В национальных гетто не редкость поножовщина, именно среди взрослой молодежи безработица приняла массовый характер. Общедоступные школы страны продолжают выпускать безграмотных, хотя приход Блэра к власти сопровождался лозунгом: «Образование, образование, образование!»
   Из всех промышленно развитых стран только Соединенное Королевство до сих пор не может выбраться из рецессии, оказавшейся самой глубокой с 1945 года. Дефицит бюджета превышает 12% — чего не наблюдалось с конца Второй мировой войны. Рейтинговые агентства грозят снизить показатель кредитоспособности Великобритании. За 30 ме-сяцев правления Брауна курс британского фунта по отношению к евро снизился на четверть. Банки, некогда гордость британской экономики, превратились в объект всеобщей ненависти — в них исчезают миллиарды. На становящейся все более непопулярной войне в Афганистане только за прошлый год погибли 108 британских военнослужащих, сотни ста-ли инвалидами. Одна из при-чин в том, что у армии не хватает денег на увеличение количества вертолетов и улучшение броневой защиты транспортных средств.
   Ни для кого не секрет, что журналистская кампания газеты Sun будет координироваться с предвыборным штабом Кэмерона. Во-первых, уже потому, что возглавляет его выходец из Sun. И потому, что Мэрдок явно заключил соглашение с Кэмероном. Медийный магнат поможет консерватору стать хозяином резиденции на Даунинг-стрит, 10, а тот его отблагодарит. Став премьером, Кэмерон собирается ограничить полномочия органов надзора за прессой, с которыми Мэрдок часто конфликтует.
   В Великобритании намечается смена власти, но радостного подъема не ощущается. Слишком мрачно настроение в стране. А мистер Кэмерон — это не Блэр и уж вовсе не Барак Обама.
   По всем опросам консерваторы имеют преимущество — иногда минимальное, иногда заметное. Даже в таких традиционных лейбористских регионах, как Уэльс и центральные графства Англии. Но превратить рейтинговое лидерство в победу на выборах будет непросто: мажоритарная система избирательного права не лишена коварства. В период правления лейбористов избирательные округа были нарезаны настолько мелко, что их партия до сих пор располагает существенными преимуществами, заложенными в системе подсчета голосов. Потому может получиться так, что консерваторы, даже собрав намного больше голосов, чем лейбористы, тем не менее окажутся проигравшей стороной. Чтобы победить, консерваторы должны отстоять свои позиции в парламенте (193 места) и завоевать 133 дополнительных мандата.
   «Браун всем нам надоел. Всем и каждому!» — сообщает своим читателям Каванаф. Даже у «19-летней Поппи из Сомерсета» кончилось терпение. Фотомодель на третьей странице сначала демонстрирует читателям Sun свой бюст, а затем излагает политическое кредо: «Мы действительно хотим изменений — и начинать надо с самого верха!»
   Гордон Браун некогда слыл одаренным казначеем. Это он способствовал тому, что вся нация с мая 1997 года погрузилась в «блэроманию». Общими усилиями Блэр и Браун выбили у «товарищей по партии» социализм из мозгов, примирили их с рыночной экономикой и большими деньгами. Они провозгласили идеи New Labour — и экономика раскрутилась, как никогда.
   Пришла мода на все британское — эра Cool Britannia: Лондон стал новым центром искусства, моды, архитектуры, музыки и банковского дела, почти догнав Нью-Йорк, превратившись в метрополию гламура. Даже не очень состоятельные англичане благодаря буму на недвижимость ощутили себя богачами, и английская кухня перестала считаться такой уж никудышной.
   Будучи хранителем государственных финансов, Браун заявлял, что нашел формулу, позволяющую уберечь страну от вечного цикла взлетов и падений. Он заверял, что экономика больше не будет качаться, как на качелях, а станет — благодаря New Labour — двигаться только вверх.
{PAGE}
   Сегодня Браун олицетворяет собой упадок партии. Политик принял эстафету власти у Блэра, не рискнув выйти на досрочные выборы — в свой успех он не верил. И даже пролейбористская газета Guardian советует ему уйти в отставку сейчас, не дожидаясь выборов, чтобы освободить место для другого, не столь «заезженного» политика.
   На международных антикризисных конференциях Браун снискал славу смышленого профессионала. Однако собственный народ считает его беспомощным и неловким. Благодаря своеобразной привычке вдыхать через рот премьер во время телеэфира частенько напоминает карпа, заглатывающего воздух на берегу. Браун любит употреблять расхожие штампы. Харизма у него отсутствует начисто, единственное чувство, которое он вызывает, это сострадание — как недавно, когда он принуждал свое тучное тело совершать пробежку перед телекамерами.
   С Дэвидом Кэмероном, позиционирующим себя естественным преемником прежнего премьера, «наследником Блэра», обстоит иначе. Кэмерону 43, это возраст, в котором Блэр получил должность на Даунинг-стрит. На пробежке он производит хорошее впечатление. А в остальном? Известно, что он не испытывает пиетета перед ЕС и ни за что не введет в стране евро. Но куда он на самом деле хочет вести страну, точно не знает никто.
   Опыта руководящей работы в крупной организации у него нет, кроме того, широкой популярности политика в британском обществе с его классовым сознанием мешает происхождение Кэмерона. Как любит подчеркивать Браун, он «джентльмен», представитель высшего класса. Кэмерон из династии банкиров, состояние которой исчисляется миллионами и миллионами. По-английски он говорит как член королевской семьи. Многие британцы считают Кэмерона подходящим кандидатом, однако не доверяют тори. Со времен Маргарет Тэтчер считается, что они берут у бедных, чтобы отдать богатым. Такие опасения остаются последним козырем Брауна.
   Учитывая финансовые затруднения, которые испытывает государство, следующее правительство будет вынуждено принимать болезненные решения. Налоги возрастут, социальная поддержка государства ощутимо ослабнет. Браун «жмется» влево, принуждает богатых делиться, он навязал банкирам спецналог. Премьер обещает брать все новые и новые миллиардные долги, пока не зальет пламя кризиса заемным капиталом.
   Кэмерон предостерегает: с учетом сегодняшней долговой нагрузки это сродни самоубийству. Он сторонник «диеты» для государства и призывает к железной бюджетной дисциплине, какая была при Тэтчер. Но вместе с тем кандидат Кэмерона на должность казначея, 30-летний Джордж Осборн, настолько легковесен, что даже приверженцы Кэмерона насмешливо называют его «парнишкой в костюме».
   Некогда европейские министры финансов завистливо смотрели на упорядоченный бюджет Великобритании — теперь это в прошлом. По оценкам Международного валютного фонда, через пять лет размер государственного долга может сравняться с годовым ВВП. Цифры настолько пугающие, что следующему главе правительства на первом этапе придется напрочь забыть о политических грезах.
   В начале месяца два экс-министра от лейбористов в письме, адресованном всем депутатам, официально усомнились в компетентности Брауна-руководителя. Попытка «дворцового переворота» не удалась, похоже, партия слишком слаба даже для этого. На следующий день Браун хвалился, что инцидент не особо отвлек его от работы: первую половину дня премьер посвятил проблемам Афганистана, вторую — безопасности полетов, а также оптимальному распределению запасов соли для посыпки дорог в стране. Он просто продолжал делать то, что должен, — как и всегда.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK