Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Каждому — по труду"

По статистике, число безработных в России зашкаливает за девять миллионов. Для уменьшения этой цифры в стране есть специальное ведомство — Министерство по труду и социальному развитию. И специальный министр — Сергей Калашников.В министры Сергей Калашников попал традиционным для большинства своих коллег путем — из Госдумы. Пять лет возглавлял он в нижней палате комитет по труду и социальной политике, будучи при этом активистом ЛДПР.
Партия Жириновского своим питомцем Калашниковым должна просто гордиться. «Он не совсем типичный элдэпээровец,— говорит депутат-«яблочник» Михаил Мень.— Конечно, его манера говорить, дергать ручонками несколько напоминает повадки вождя. Но при этом он деловой и конкретный, настоящий профессионал в своем деле. А профессионализм в ЛДПР — явление редкое».
Внук за деда не в ответе

Будущий министр родился в 1951 году в «Алжире». Так в казахском городке Акмолинске сокращенно называли Акмолинский лагерь для жен изменников родины. Родители Калашникова были ссыльными.
Под настроение Сергей Вячеславович любит рассказывать о своих предках. По семейной легенде, дед Калашникова, четырежды георгиевский кавалер, участвовавший в первой мировой войне, в рукопашной схватке откусил противнику-австрийцу ухо. (Внук, к счастью, не перенес семейные традиции на партийную почву — до такого членовредительства в ЛДПР пока не дошли).
Окончив школу, Калашников поступил на факультет социальной психологии Ленинградского университета. Как говорят, в юности он был очень стройным и весьма романтичным: ходил в Эрмитаж на лекции по истории искусств, занимался ораторским мастерством (пригодится). Кроме этого, увлекался вольной борьбой и даже прыгал с парашютом. (Сейчас спортивные забавы Калашников позабыл, что очень расстраивает его жену. Она постоянно корит супруга за полноту.)
После института Калашникова отправили преподавать в Новосибирский электротехнический институт, где он увлекся наукой и поступил в аспирантуру при Академии наук. Защитил диссертацию, посвященную структуре темперамента, и занялся проблемой психологического управления.
На Красногорском механическом заводе, где Калашников поверял теорию практикой, «под него» даже была создана первая в Советском Союзе социологическая лаборатория по вопросам психологии управления.
Калашников пришел к сенсационному для советской науки тех времен выводу: чтобы быть хорошим руководителем, необязательно иметь специальное образование. Главное — наличие определенных психологических и профессиональных качеств.
Что и подтвердил позже собственным примером.
О пользе загара

В перестройку, когда в бизнес рванулись все кому не лень, Калашников тоже решил заняться предпринимательством. Собрались как-то в тесном кругу молодые ученые, кандидаты наук. Выпили, поговорили и решили, что люди-то они в общем неглупые. А если такие умные, то почему бедные?
Говорят, сначала Калашников со товарищи торговал на улице пирожками домашнего производства. Но увлечение кулинарией скоро прошло. Сергей Вячеславович тогда заведовал кафедрой научных основ управления в Институте повышения квалификации нефтехимической промышленности и был знаком со всеми значимыми в этой сфере людьми. Поэтому неудивительно, что за два года своей бизнес-деятельности (с 1991-го по 1993-й) Калашников последовательно побывал руководителем нескольких предприятий, так или иначе связанных с нефтянкой: президентом торгового дома «Нефтехим» в Московской области, главой Русской топливной компании, председателем совета директоров Евроазиатского банка.
Впрочем, некоторые недоброжелатели утверждают, что на самом деле Сергей Вячеславович на каждой из должностей исполнял роль зиц-председателя Фунта из «Золотого теленка». Так это или нет, но капитал, как говорят, Калашников себе сколотил значительный.
Что сейчас, уже в министерской должности, в сочетании с отмеченной выше «элдепээристостью» дает ему повышенную свободу в движениях. В связи с чем — история.
Однажды на совещании в Министерстве труда социальный вице-премьер Валентина Матвиенко обвинила министра Калашникова в профнепригодности и пообещала снять с должности. Калашников поднялся, выдержал мхатовскую паузу и начал громко аплодировать. Вскоре примеру шефа последовали обомлевшие было поначалу заместители.
— Калашников ничего не боится,— говорит один из депутатов ГД.— А с другой стороны, чего ему бояться? Он сидит на должности, которая не предусматривает никакого перераспределения денег. Снимут? Да снимайте. Он человек и так небедный.
Парламентские журналисты шутят: как отличить простого депутата от «непростого»? Элементарно: зимой, после парламентских каникул,— по загару.
Так вот, у Калашникова загар был всегда, ровный и золотистый.
Пенсионное дело

В 1993 году Калашников ушел из бизнеса в политику. Он избирался в Думу по партийным спискам ЛДПР. (Анатолию Быкову и Сергею Михайлову шесть лет спустя это не удалось.)
Источник в близком окружении Калашникова: «Когда Калашников заинтересовался политикой, он быстро просчитал все варианты. Членство в «традиционных» партиях не дало бы такого мгновенного результата, какого бы хотелось. А новая, молодая, да еще такая скандальная партия, которая по тем временам была всем в диковинку, открывала прямую дорогу в Думу. Так что ЛДПР была для него инструментом, и не более».
На следующих парламентских выборах Калашников вновь прошел только благодаря партийным спискам. Перед этим он попробовал сыграть в одиночку, но проиграл в одномандатном округе конкуренту-коммунисту.
Когда победившие партии делили в Госдуме комитеты, ЛДПР получила комитет по труду и социальной политике. Председателем избрали социального психолога Калашникова. Который уже знал: чтобы быть хорошим руководителем, необязательно иметь специальное образование. Главное — наличие определенных психологических и профессиональных качеств.
Став во главе комитета, Сергей Вячеславович, как утверждают депутаты, ответственно подошел к новой работе. В частности, принятие нового социального законодательства во многом его заслуга.
Правда, некоторые считают, что законодательство изменилось лишь по форме, а суть так и осталась прежней. У нас до сих пор мать-одиночка из Урюпинска и жена какого-нибудь «олигарха» получают одно и то же по сумме детское пособие.
Но Калашников хоть дело с мертвой точки сдвинул, говорят его сторонники.
А в 1997 году Калашников вступил в борьбу с Пенсионным фондом. Когда начались первые задержки пенсий и пособий, выяснилось, что предназначенные на социальные нужды деньги фонд пускал «налево»: покупал недвижимость, выдавал кредиты, которые не возвращались. Дело хотели спустить на тормозах. Но депутат Госдумы Калашников вынес вопрос на обсуждение Думы и, как говорят, организовал утечку информации в прессу. Калашникову стали угрожать.
Но в итоге все закончилось благополучно.
Пенсии продолжали приходить с большим опозданием, а Калашникова через несколько месяцев пригласили занять пост федерального министра по труду и социальному развитию.
Профсоюзное движение

На новой должности Сергей Вячеславович практически сразу рассорился с лидером Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Михаилом Шмаковым. Подчиненные Калашникова утверждают: министр по труду не прощает российским профсоюзам того, что они защищают интересы не трудящихся, а работодателя.
Некоторые из числа сочувствующих Калашникову утверждают, что скандал в прессе вокруг празднования министром труда 100-дневного пребывания во власти, которое проходило в казино Golden Palace, организовал не кто иной, как обиженный Калашниковым г-н Шмаков.
Тогда пресса раструбила, как социальный министр, награжденный звучным титулом «Светский лев месяца», пил и веселился, в то время как на периферии люди голодают. В газеты потом еще долго приходили со всей страны ругательные письма в адрес Калашникова.
Еще один скандал по касательной задел Калашникова в феврале этого года. В прессе прошла информация, что Калашников проходит свидетелем по «банному делу» экс-министра юстиции Валентина Ковалева. Основанием для этого стал факт участия Сергея Вячеславовича в работе Общественного фонда защиты гражданских прав, созданного в 1994 году при участии Калашникова и Ковалева (последнему сейчас инкриминируют присвоение денег фонда).
— Идея Ковалева, тогда еще вице-спикера ГД, а не министра юстиции, о создании фонда казалась интересной и была активно поддержана многими. В состав фонда изъявили желание войти многие депутаты. Сегодня же по этому поводу вспоминают и мусолят только мое имя,— обижается Сергей Вячеславович.
Одно время Калашников носился с идеей создания собственного общественного движения либерально-социалистического толка. При этом объявлял, что в Думу идти не собирается, а будет работать в министерстве, «пока не упадет». Но сейчас Сергей Вячеславович о своем падении уже не говорит. По слухам, он трудится над концепцией спасения государства от социального кризиса. На днях он даже собирается выехать с группой специалистов в Ингушетию и развернуть там фронт общественных работ, чтобы чем-то занять беженцев из Чечни.
У Сергея Вячеславовича уже есть некоторый опыт общения с народом. Когда в Туле бастовали чернобыльцы (тридцать человек голодали на центральной площади города), Калашников поехал туда, полежал с забастовщиками в палатках полтора часа, попил водки — и голодовка прекратилась.

ИННА ЛУКЬЯНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK