Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Кипяток за ремень"

Что такое «русский харассмент»? Чем отличаются сексуальные отношения на работе в России от западных? Об этом заинтересованно беседуют обозреватель «Профиля» Анна Амелькина и Зоя ХОТКИНА, кандидат экономических наук, психолог, ведущий сотрудник Московского центра гендерных исследований, эксперт ООН по гендерным вопросам, автор книги «Сексуальные домогательства на работе».Зоя Хоткина: Вопросы сексуальных домогательств интересны мне и как психологу, и как экономисту.

Анна Амелькина: Разве у домогательств есть экономическая подоплека?

З.Х.: Русские пока не поняли всей материальной опасности этих «игр». У американцев все просчитано. Это про них выдумывают, что, мол, начальник на секретаршу не так глянул, а она и в суд подала. Неправда. В Америке выиграть суд по статье о домогательствах мучительно сложно. Вы год будете ходить по всяким предварительным слушаниям, прежде чем дело дойдет до суда. Если вы выиграли в суде, получите компенсацию. А работодатель платит штраф за то, что он не создал нормальных условий для вашей работы.

Экономика проблемы проста: вас начинают домогаться, вы расстраиваетесь, потом испытываете стресс. У вас снижается производительность труда. Какой из вас после этого работник? Американцы подсчитали, что приставания на работе обходятся работодателю в миллионы долларов. Поэтому никакой здравомыслящий начальник не захочет, чтобы в его организации люди страдали от приставаний и плохо работали. Да и штрафы платить неохота. В России пока никто на это всерьез не смотрит. Считать убытки будем позже.

А.А.: У нас есть прецеденты судебных дел по сексуальным домогательствам?

З.Х.: По официальной статистике — да. Но мало. Это статья УК 133 «Понуждение к действиям сексуального характера» (кстати, 131-я статья УК — изнасилование). Если есть статья — есть и дела. Но работает она у нас плохо. По этой статье по всей нашей великой родине заводится не более 10 дел в год.

Последним громким делом было такое. Два года назад сотрудница Люберецкого военкомата подала в суд на майора, своего начальника. В Люберцах смелый поступок девушки стал широко известен. И вскоре в суд пришли еще четыре женщины, которые работали с любвеобильным майором раньше, но молча уволились с работы. Дело кончилось ничем. Потому что прокурор Люберец с майором были большими друзьями. Вместе в бане парились.

А.А.: Можно представить себе, что творят военные начальники с вольнонаемными женщинами в армии…

З.Х.: Это отдельная история. В нашей тусовке знатоков гендерных проблем есть один настоящий полковник, Сергей Рыков. Он недавно защитил докторскую по дискриминации женщин в армии. Женщинам в армии вообще пожаловаться некому. Раньше там хоть политработники были, а сейчас… В армии призыв к сексу на работе — это не предложение. Это приказ. Отказывают начальникам не многие. Поссоришься с командиром — сразу потеряешь работу. А есть-то хочется…

А.А.: Сколько женщин подвергаются сексуальным домогательствам на работе?

З.Х.: По анонимным анкетам — от 20% до 40% опрошенных подтверждают, что были жертвами сексуальных домогательств. Любое повышение по службе у 80% женщин связано с предложением переспать с начальником. Вы можете предположить, что эта традиция заведена новыми русскими. Ничего подобного. В Америке новых русских нет, а ситуация та же.

А.А.: А к мужчинам женщины пристают?

З.Х.: Бывает. Но из 100% граждан, страдающих от сексуальных приставаний, мужчин всего 3%. Мужчинам поклонницы чаще досаждают любовными звонками на работу.

А.А.: Как в разных странах работает статья о домогательствах?

З.Х.: В Америке она помещена в Гражданский кодекс, у нас — в Уголовный. У французов и киргизов — в Трудовой. Я считаю, что и у нас она должна быть перемещена в Трудовой кодекс, поскольку это все-таки трудовые отношения. Профсоюзы предприятий (где еще этот институт сохранился) буквально завалены жалобами женщин на начальников. А профсоюзные лидеры и знать не знают, что со всем этим делать. Была бы эта статья в Трудовом кодексе — на них легче было бы найти управу. По месту работы, а не в суде. И еще один аргумент в пользу Трудового кодекса: УК предусматривает очень строгое наказание, которое предполагает основательную доказательную базу. А как доказать, что начальник приставал к тебе в своем кабинете при закрытых дверях? Даже диктофонная запись — не доказательство. А при помощи Трудового кодекса с развратниками справиться было бы легче.

А.А.: Что же все-таки делать, если к тебе на работе пристают?

З.Х.: Прежде всего — рассказать окружающим. Если у вас стресс, обратитесь к врачу, который сделает соответствующую запись в вашей истории болезни. Ведите подробные записи сами. Впоследствии, если решите обращаться в суд, все это может сыграть в вашу пользу. И еще. Не надо ждать развития событий, когда «ухаживания» вашего коллеги зайдут далеко. Нужно сразу сказать: «Пошел вон!»

А.А.: Именно этими словами?

З.Х.: Мысль можно выразить по-разному, но смысл должен быть таким. Нужно четко дать понять: тебе это не нравится, ты этого не хочешь, ты не желаешь слушать его скабрезные анекдоты и заваривать ему на работе чай. Можно, кстати, как бы шутя объяснить: это, мол, такая-то статья Уголовного кодекса. Между прочим, многие приставалы по натуре трусы и слова «Уголовный кодекс» в подкорке у них отложатся.

Но мозги у всех устроены по-разному. Как показывают исследования, 20% наших женщин домогательства воспринимают просто как… комплимент. Среди мужчин таких 67%. И зачем потом жаловаться на докучливые звонки одиноких начальниц?

А.А.: Чтобы рассказать коллегам о притязаниях начальника, попросить их о помощи, нужно набраться смелости.

З.Х.: Да. Если женщина решается открыто изобличить начальника, это вызывает недоумение, раздражение и даже осуждение окружающих. И не только у нас. Во всем мире. Часто реакция на такие выступления: «Сама виновата!»

А.А.: А вы сами испытывали сексуальные приставания?

З.Х.: Я была в командировке в Узбекистане. Одному местному жителю, «большому человеку», захотелось пригласить меня в ресторан. Когда я отказалась, он начал тянуть меня за руки. Я позвала милицию. Он сказал: «Здесь надо жить по нашим правилам!» И врезал мне по челюсти. Каковы мои ощущения как жертвы? Когда я на улице встречала молодых узбекских мужчин, у меня по спине лился пот. Есть выражение «липкий страх». Я запомнила его на всю жизнь. Однажды испытав насилие, этого не забудешь никогда. У любой женщины, которая пережила это на работе, ощущения такие же. Из-за этого была сломана не одна успешная женская карьера. Женщины боятся снова идти на работу, боятся, что подобное повторится с ними на новом месте.

А.А.: Чем русский харассмент отличается от западного?

З.Х.: У нас культура другая. Другие исторические условия. Россия прошла через множество войн, в результате которых осталось много вдов. Многим из них мужчины оказывали внимание только на работе. Отсюда у нас и отношение к приставаниям начальника примерно такое: ну и что, что приставал? Не изнасиловал же.

А.А.: Кто же заступится за бедных женщин? Суды безмолвствуют, коллеги смеются…

З.Х.: Мужья, если таковые имеются. Помню случай. Супруг, взбешенный жалобами жены на начальника, решил разобраться с ним по-своему. Пришел в офис и налил шефу жены за ремень кипятку из чайника…

А.А.: И что?

З.Х.: За членовредительство получил два года условно.

Судиться бесполезно

В России фактически отсутствуют механизмы, позволяющие разбирать дела о сексуальных домогательствах на работе в досудебном порядке. Между тем на Западе подобным образом рассматривается значительная часть дел. И только если сторонам не удается договориться, разбирательства продолжаются в суде. У нас же единственным юридическим способом защиты от излишнего внимания со стороны начальства или коллег является подача иска против обидчика в суд общей юрисдикции.

В Трудовом кодексе о сексуальных домогательствах нет ни слова. Тем не менее, по мнению адвоката Павла Астахова, с притеснителями можно судиться, опираясь на Конституцию и Европейскую конвенцию по труду, в которых прямо запрещаются все виды дискриминации, в том числе и половая. Кроме того, сексуальные домогательства на работе подпадают под 133-ю статью УК. Речь в ней идет о понуждении к «действию сексуального характера» «путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего». В качестве наказания статья предусматривает или штраф от 200 до 300 МРОТ, или исправительные работы на срок до 2 лет, или годовое тюремное заключение.

Под «понуждением» в данном случае понимается оказание определенного психического воздействия на потерпевшего. Правда, российское законодательство не уточняет, является ли этим самым психическим воздействием, к примеру, нежное похлопывание подчиненной или, допустим, нескромные взгляды босса на секретаршу. Трактовать формулировку «понуждение к действию сексуального характера» можно как угодно.

В любом случае, перспективы подобных судебных разбирательств специалисты оценивают весьма скептически. «Несмотря на то, что за сексуальные домогательства предусмотрена уголовная ответственность, доказать факт их наличия практически невозможно», — считает заведующий кафедрой адвокатуры Московской городской юридической академии Анатолий Кучерена. Адвокат отмечает, что подобные действия обычно совершаются без свидетелей, и поэтому никто не может подтвердить или опровергнуть факт домогательств. «Даже магнитофонная запись домогательств со стороны коллег или начальства не может рассматриваться в суде как доказательство», — говорит Кучерена.

Поэтому, констатируют юристы, основная масса жертв сексуальных домогательств не решается подавать в суд на собственных работодателей. Люди, не веря в возможность непредвзятого судебного разбирательства, предпочитают попросту уволиться из компаний, в которых они подвергались унижениям. «Далеко не каждая девушка решится пойти против большой организации или влиятельного человека», — полагает Павел Астахов. Поэтому в России практически нет дел о сексуальных домогательствах на работе.

Что вы думаете про домогательства на работе?

Анастасия Волочкова, балерина: «Сексуальные домогательства существуют в любой стране. Это общемировая проблема красивых женщин. Я сама сталкивалась с этим. Но тут очень многое зависит от готовности женщины защитить себя. Я справлялась с этим, возможно, с ущербом для каких-то своих планов, которые оказались неосуществимы на тот момент. Но зато я смогла сохранить свое достоинство. Полагаю, что бороться с этим явлением при помощи законов в нашей стране бесполезно. Потому что это, в первую очередь, вопрос морали, которая отсутствует в России. На Западе возможна защита чести и достоинства, у нас же в стране в области ущерба морали и нравственности ничего доказать нельзя. Так что, я полагаю, лучше прививать мораль. Может быть, преподавать ее основы как предмет в школах, детских садах. Ведь, по сути, человек, совершающий насилие над кем-то, в любой области, — это ущербный человек. Это означает, что он пытается уладить какие-то свои внутренние проблемы за наш счет. И это не решить юридическими законами».

Светлана Хоркина, гимнастка: «Я не думаю, что проблема сексуальных домогательств серьезно стоит у нас в стране. Ни я сама, ни мои близкие никогда ни с чем подобным не сталкивались».

Самвел Аветисян, директор по маркетингу компании «Тинькофф»: «Хамское торжество политкорректности загнало Америку в нравственный и социокультурный тупик: к примеру, в кино нельзя показывать негров преступниками (а назвать их неграми — смертный грех); обращаясь ко всем, нельзя говорить mеn, а исключительно persons; нельзя открыто отмечать христианские праздники, чтобы, не дай бог, не оскорбить религиозных чувств инаковерующих… Политкорректность — это результат секуляризации морали, а харассмент — неизбежно уродливое ее проявление, когда деморализованное общество, лишившее себя внутренних нравственных законов, тщетно пытается договориться о неких внешних правилах общежития. К счастью, в России нет проблемы харассмента. А в нашей компании есть один кодекс — нравственный».

Анна Дубровская, актриса («Ночной дозор»): «Я не знаю, как обстоят дела с сексуальными домогательствами в мире бизнеса. Может быть, в этой области такая проблема и существует. Но в моей профессии этот вопрос вряд ли стоит остро. Во всяком случае, если говорить о традиционной мужской ориентации».

Александр Арацкий, куратор направления «административный персонал» департамента «Поиск, подбор, оценка персонала в сфере HR-менеджмента, юриспруденции, административной поддержки офиса» компании «Триза Exclusive»: «За свою практику я пару раз сталкивался, например, с тем, что через нашу компанию клиенты пытались найти девушек, скажем так, не только для обычной работы. Подобные попытки, естественно, пресекаются с нашей стороны. Я провожу до пяти собеседований в день со специалистами, которые претендуют на вакансии, принадлежащие нашей компании. Действительно, некоторые из них (конечно же, в основном это девушки, женщины — в общем, представители отличного от мужского, но уже не слабого пола) рассказывают, что уволились с работы по причине harassment. Это весьма тонкий вопрос, ответ на который не всегда приятно слышать. Показательно другое: они уже не стесняются говорить о том, что им приходится сталкиваться с подобными проблемами. Но российские женщины практически не подают иски в суд. Я думаю, России было бы неплохо взять на вооружение опыт, накопленный по этой проблеме в США. Между прочим, некоторые компании в своих уставах прописывают не только запрет на «романы на рабочем месте», но и запрещают подобные «контакты» с представителями конкурентов. Между прочим, это тоже довольно щекотливый момент, так как здесь уже идет речь о возможном нарушении гражданских прав человека, вмешательстве в частную жизнь своих сотрудников».

Игорь Кирикчи, исполнительный директор BBDO Moscow: «Проблема сексуальных домогательств на рабочих местах существует везде, где есть рабочие места. Как мне кажется, проблема сексуальных домогательств не раздута у нас до такой степени, как на Западе. BBDO входит в рекламный холдинг Omnicum Group. Правила, прописанные в корпоративном кодексе холдинга, которые в том числе включают в себя пункт о harassment, неформально действуют в нашей компании. Но они не имеют юридической силы на территории России».

Джонатан Кнаус, генеральный директор российского представительства компании American Express: «В России проблема harassment стоит не так остро, как в США, но она, безусловно, существует. Она всегда будет существовать, поскольку люди по природе разнополые. У нас в American Express есть свод правил поведения, которые раз в год подписывают все сотрудники. Там много пунктов о правилах поведения, в том числе есть и такой, который запрещает личные отношения на работе. В российском представительстве этот пункт сформулирован так же, как и в штаб-квартире компании в Америке. Не помню, чтобы к комуто применялись какие-то санкции. Кроме того, у нас нет запрета для супружеских пар — в компании вместе работают муж и жена, но они пришли к нам уже женатыми. Кстати, на предыдущем месте работы я познакомился со своей будущей супругой — Викторией. И нас беспокоил пункт о «личных отношениях» в уставе компании. Но в итоге она уволилась, а мы поженились».

Екатерина Стриженова, телеведущая: «Конечно, проблема сексуальных домогательств в нашей стране существует. Правда, я о ней могу рассуждать только со стороны. Я довольно рано вышла замуж, все об этом знали, и я смогла избежать подобных проблем. Но меня, безусловно, волнует эта проблема, поскольку у меня подрастают две дочери. Конечно, нужно как-то законодательно регулировать проблему. Чтобы любая женщина могла искать защиту в суде. Но надо помнить и об опыте США. Ведь там возникает множество дел, где женщины явно злоупотребляют этим законом. Просто пытаются таким способом прикрыть свою профессиональную несостоятельность. Долгое время мужчины просто боялись посмотреть на женщину на улице. А потом разобрались, что к чему, и посыпались иски со стороны мужчин. Так что не все так просто. Ясно, что наказание должно быть. Но вот какое? Я сейчас учусь на психотерапевта, и недавно у нас была тема «наказания». Главное — наказание должно соответствовать проступку, быть адекватно. Не меньше, но и не больше. Смешно сажать на 10 лет за приставание к женщине. Но в то же время женщина должна знать, что ее обидчика накажут, а не просто пожурят».

Подготовила Елена Левина

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK