Наверх
20 августа 2022
Без рубрики

Архивная публикация 1998 года: "Козырная дама экс-министра"

Какая секретарша не мечтает обратить на себя внимание шефа?! Обычно это заканчивается увольнением, но вот у Елены Козыревой, некогда референта, а ныне супруги Андрея Козырева, первого российского министра иностранных дел и депутата Госдумы, все получилось иначе.Елена Козырева: Все началось с того, что в 1985 году я провалилась в иняз и, чтобы не терять год, окончила мидовские курсы секретарей-референтов.

Мои родители по специальности технари. Зато дед, отец мамы, много лет был представителем советской ковровой компании в Тегеране. А до того, еще в войну, работал в "Ирансовтрансе". Дед знал в совершенстве фарси, увлекался страноведением. Так что к международному сотрудничеству я имела какое-то отношение, пусть и не прямое.

Маргарита Озерова: А как познакомились с Андреем Владимировичем, помните?

Е.К.: После курсов я три года работала референтом в советском посольстве в Рейкьявике. Это мидовская система -- всех секретарш, окончивших курсы, посылали в командировку за рубеж. Потом вернулась на аналогичную должность в МИД.

Как-то через пару месяцев после возвращения в десять вечера я направлялась с бумагами в секретариат и в коридоре столкнулась с Андреем. Он уходил с работы в окружении охраны. Как вежливый человек я с ним поздоровалась. Он ответил и как-то внимательно на меня посмотрел. Это была наша первая встреча.

Через пару месяцев я перешла в секретариат министра. Когда он вызвал меня к себе с документами первый раз, я очень волновалась. Андрей стал задавать мне вопросы: где я училась и работала, чем занималась, сколько мне лет. Я ответила: "Мне 25. А вам?" У него брови вверх поползли от неожиданности. Но он ответил: "Мне 42". И так, слово за слово, разговорились.

Я попала в команду, которая сопровождала министра иностранных дел в поездках. Печатала речи, вносила правку. Объездила с Андреем весь мир. Надо отдать Андрею должное -- он никогда не подчеркивал дистанцию между собой и подчиненными.

Я стала замечать, что нравлюсь ему. И сама в него влюбилась. Мне импонировало, что он, такой молодой, занимает серьезный пост, что войдет в историю как первый министр иностранных дел России. Я видела, с каким уважением к нему относятся за рубежом. Все, начиная от президентов и министров и кончая простыми людьми.

М.О.: И как развивались ваши отношения?

Е.К.: Мы много беседовали, гуляли вместе вечерами. Андрей читал мне наизусть стихи Гумилева и Набокова. Мы обошли невероятное количество музеев. Кажется, нет столицы мира, где мы не сходили бы в театр. В общем, культурное такое получилось ухаживание.

Помню, как-то мы обедали с Хавьером Соланой, тогда министром иностранных дел Испании. Теперь он генеральный секретарь НАТО. Я заказала очень необычное блюдо из "подростковых" угрей, которые на тарелке выглядели как маленькие червячки. Когда блюдо принесли, все замолчали, выразительно посмотрели на принесенных угрей и тут же захотели их попробовать. Я стала угощать с вилки Солану и Козырева. Местная служба безопасности пришла в ужас.

Сейчас я уже не помню точно, как именно развивался наш роман: все сливается в одну сплошную идиллическую картину. Я влюбчивый человек, и мне не составляет труда увлечься.

М.О.: Когда же ваш роман перерос в семейные отношения?

Е.К.: Мы стали жить вместе (а расписались и того позже), когда Андрей уже не был министром. Я взяла отпуск за свой счет и тоже фактически ушла из МИДа.

Знаете, для меня статус жены Андрея Козырева очень много значит. Это высокая планка. Не могла же я при таком статусе работать секретарем у нового министра!

М.О.: Андрей Владимирович тяжело переживал отставку?

Е.К.: Конечно, было непросто. Сразу после отставки у Андрея сожгли дачу. Те люди, которые дружили по должности, ушли от нас. Но таких было немного, и я о них не жалею. Настоящие друзья остались. Самые разные люди -- бизнесмены, художники, артисты. На последний день моего рождения Владимир Васильев и Екатерина Максимова приехали ко мне домой даже раньше меня. Я не предполагала, что гости будут столь пунктуальны, и чуть-чуть задержалась в институте.

А с другой стороны, я легко расстаюсь с прошлым -- и с одеждой, и с привычками. Мой характер просто не позволяет грустить о прошедшем долго.

И Андрей такой же. Я никогда не видела его печальным или страдающим. Он не жалуется, не показывает на людях своих чувств. Всегда спокойный, ровный. Даже когда злится, окружающие это вряд ли замечают. Поэтому после ухода с поста министра в 1995 году Андрей как-то быстро и спокойно переключился на другую работу -- депутатскую.

М.О.: А от какой области он баллотировался?

Е.К.: От Мурманской. Ему предлагали выдвинуться в московском районе. Андрей был одним из организаторов "Выбора России", а у демократов в столице традиционно сильные позиции. Но ему хотелось доказать, что люди и в глубинке относятся к нему нормально.

М.О.: Говорят, Андрей Владимирович теперь руководит одной из крупных фармацевтических компаний?

Е.К.: Он не руководитель, а член совета директоров ICN. Это номинальная должность, зарплату Андрей не получает. По депутатскому статусу ему не положено заниматься другой деятельностью, приносящей доход.

Из дружеских отношений с директором ICN он консультирует компанию. У него есть замечательная способность: реально оценив обстановку, он даст ценный совет.

М.О.: А вам он тоже советует, как поступить?

Е.К.: Нет. Я обычно сама за себя отвечаю. Например, решила получить высшее образование. Этим летом окончила третий курс МГИМО, занимаюсь международно-экономическими отношениями.

М.О.: Разница в возрасте в 17 лет не осложняет ваш быт?

Е.К.: Напротив. Качество отношений совсем другое. С моим первым мужем мы были ровесниками, и ничего хорошего из этого не получилось. Андрей -- человек с жизненным опытом, он относится ко мне чрезвычайно бережно.

А что касается будущего, то я не люблю загадывать наперед. Я живу настоящим.

М.О.: Вас никогда не упрекали, что из-за вас Андрей Владимирович развелся с женой, с которой прожил много лет?

Е.К.: Я не считаю себя причиной его развода. Все к тому шло, его семейная жизнь трещала по швам. Даже если бы меня не было, это ровным счетом ничего не исправило бы в его первой семье.

С Наташей, дочкой Андрея, я поддерживаю хорошие отношения, мы вместе отдыхаем.

М.О.: Чем она занимается?

Е.К.: Учится в Америке, в Колумбийском университете. Хочет заняться международной экономикой. Ей скоро будет 18. Среднюю школу она окончила в Штатах, причем на "отлично", за что получила грамоту от президента США и даже университетскую стипендию от правительства, что большая редкость для иностранцев.

М.О.: Своего сына вы назвали в честь папы -- Андреем. Он похож на Андрея Владимировича?

Е.К.: Он еще маленький, год и два месяца. Но улыбка у него отцовская -- загадочно-кокетливая. Муж любит с ним разговаривать: тихо-тихо что-то рассказывает ему на ухо, а тот слушает очень внимательно, широко открыв глаза.

Шутя мы зовем сына горнолыжником. Андрей сам встал на лыжи только в 42 года. Раньше этот вид спорта наводил на него ужас. Но нашелся хороший тренер -- нынешний министр спорта Леонид Васильевич Тягачев. Так вот, Леонид Васильевич поспорил с Андреем, что поставит его на лыжи за три дня. Через день муж уже нормально съезжал с горы. Теперь очередь за сыном.

М.О.: А где сейчас Андрюша?

Е.К.: С бабушкой на даче. Мне помогают мама и няня. Я не фея домашнего очага: весь день стоять у плиты, бегать с пылесосом по квартире, да еще одной рукой нянчить ребенка у меня ни за что в жизни не получится. И готовить я не люблю, хотя приходится.

Мой рабочий день занят учебой, встречами с друзьями да вот теперь ремонтом новой квартиры.

М.О.: В каком стиле вы оформляете новое жилье?

Е.К.: В простом и скромном. Меньше мебели, больше простора. И картины. Все картины, которые вы видите здесь,-- это подарки наших друзей-художников. Игоря Михайловича Орлова, Татьяны Назаренко. Я очень люблю графику Бориса Аркадьевича Диодорова, гениального оформителя детских книг.

М.О.: А ездить по миру продолжаете?

Е.К.: Теперь это удается нечасто. Ребенок маленький, и я не хочу надолго его оставлять. Кроме того, у Андрея очень много работы. Недавно я была в Риме, летом поеду на пару недель в Канаду.

М.О.: Семейный бюджет в ваших руках?

Е.К.: Нет. В мои руки его отдавать страшно. Я мгновенно трачу все на корню.

М.О.: Муж вас ограничивает в средствах?

Е.К.: Нет. Но ведь я и не прошу белый "мерседес" или виллу. К бриллиантам я равнодушна, зато у меня слабость к хорошим духам "парижского разлива" и к одежде от "Гуччи".

М.О.: И что же предпочитаете?

Е.К.: Люблю черный, белый и пастельные тона. Вещи я покупаю в основном за границей. В России цены немыслимые.

М.О.: Лена, какие качества в муже вы цените больше всего?

Е.К.: Порядочность. Высокий уровень интеллекта. И еще спокойный характер.

Даже многие незнакомые люди помнят и любят Андрея. У него постоянно просят автограф, в ресторанах предлагают лучшие места. Год назад в Лондоне к Андрею прямо на улице подошла простая женщина и сказала: "Я вас знаю, вы министр Козырев". А недавно (это было в Москве) мы стояли около магазина, а оттуда вышел молодой человек с тортом. Увидел мужа, подошел к нему и говорит: "Андрей Владимирович, вы мой кумир. У меня с собой ничего нет. Только этот торт. Можно, я вам его подарю?" Это было так приятно. Потом несколько дней пили чай с этим тортом и вспоминали того парня.

...И тут домой вернулся Андрей Владимирович. Он спешил и согласился ответить на какой-нибудь один короткий вопрос.

М.О.: Андрей Владимирович, чем же покорила вас Лена?

Андрей Козырев: Она очень прямой, искренний и открытый человек. Не умеет хитрить. Даже если ее очень попросить, у нее все равно не получится. Обычно с возрастом непосредственность теряется. А у нее нет.

Кроме того, Лена добрая по своей натуре. Может отдать нищему на улице последние сто рублей из семейного бюджета и оставить семью без еды. Такое бывало (смеется).

Сначала она мне понравилась просто внешне. А потом я разглядел эти черты. Знаете, сейчас во всем очень много синтетики, химии. А Лена -- "натуральная".

МАРГАРИТА ОЗЕРОВА

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое