Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Красавица и продюсер"

Модель Полина Ташева, супруга президента «MTV—Россия» Бориса Зосимова, ровесница его дочери Лены Зосимовой. Несмотря на разницу в возрасте — 22 года,— брак Бориса и Полины складывается удачно. Каждый из них любит свою работу и свой дом, в котором их ждут двое детей.Наталья Белоголовцева: Полина, расскажите, как вы оказались в модельном бизнесе.
Полина Ташева: Еще школьницей я решила участвовать в региональном конкурсе моделей в Липецке. После третьего тура получила приглашение в Москву, в первую в России школу моделей, организованную американцем Августом Севаном. Родители отнеслись к этой затее с неодобрением: я окончила школу с серебряной медалью, в семье были уверены, что мне открыта дверь в любой институт. Впрочем, с первых же дней моей учебы в школе моделей мама с отцом поняли, что это не развлечение и не пустая трата времени. 12—14 часов в день — занятия: иностранный язык, психология, фотоклассы, уроки макияжа, спортивные тренировки. Но мне и этого было мало, я поступила в Институт молодежи (бывшая Высшая комсомольская школа) на факультет социологии.
Н.Б.: На телевидение вы попали по рекомендации школы моделей?
П.Т.: Нет, это произошло совершенно случайно. Можно сказать, моя судьба решилась на вокзале: я покупала билет домой, подошел человек, протянул визитку и пригласил участвовать в конкурсе на место телеведущей. После прослушивания я была принята. Полгода проработала ведущей музыкальной программы «Зеленый коридор» на канале «2х2», а потом поняла, что не в состоянии совмещать учебу с работой. Я не люблю быть средней, мне кажется, что в чем-то надо стать лучшей. Я выбрала институт.
Н.Б.: Борис Зосимов был продюсером «Зеленого коридора». Вы предполагали, что свяжете жизнь с шефом?
П.Т.: Наше знакомство началось с совместной работы и медленно перерастало в романтически-дружеские отношения. В Москве у меня никого не было — ни родных, ни друзей, поэтому даже после ухода с работы я часто обращалась к бывшему шефу за советом. Он всегда находил время поговорить, хотя бы по телефону. Понимая, что я испытываю материальные затруднения, и, видимо, чувствуя, что у меня есть перспективы, он посоветовал мне обратиться в модельное агентство Red Stars. В 1994 году я победила в российском туре международного конкурса Elite Model Look и получила предложения работать в Нью-Йорке и Париже. К тому времени у нас с Борисом были уже близкие отношения, и я выбрала что поближе к Москве — Париж. Впрочем, через полтора месяца, не выдержав разлуки, вернулась в Москву.
Н.Б.: Полина, вас не смущало, что Борис старше вас и что вы у него далеко не первая подруга?
П.Т.: Борис старше меня на 22 года, я у него третья жена. Эти обстоятельства, впрочем, никак не повлияли на мой выбор.
Н.Б.: Вы оказались разлучницей?
П.Т.: Я, к счастью, не выступала в роли разлучницы: к моменту нашего знакомства Борис был свободен. С его предыдущими женами я не общаюсь, и чем они сейчас занимаются, понятия не имею.
Н.Б.: Как сделал вам предложение галантный жених?
П.Т.: В очень романтической обстановке — на острове Маврикий. Представьте себе: море, пальмы, прибой и любимый человек предлагает стать его женой. Я, как ни странно, сказала «нет». Мне казалось, что в двадцать лет рано думать о замужестве. Кроме того, для меня штамп в паспорте никогда не являлся гарантией сохранности брака. Но Борис настаивал на регистрации, считая, что так удобнее для всех — и для нас, и для окружающих.
Н.Б.: У вас была шумная свадьба…
П.Т.: …и сказочное свадебное путешествие — Лос-Анджелес, Невада, Гавайи, Нью-Йорк,— которое длилось полтора месяца. Закончилось оно прекрасно: мы поняли, что ждем ребенка. Стали думать, где лучше рожать. Поддались на уговоры друзей лететь в Америку — тогда это было очень модно. Сейчас я понимаю, какой глупостью была эта затея, вылившаяся в полтора года тяжелейшей разлуки: мне пришлось уехать в Штаты за несколько месяцев до родов. Борис прилетал раз в месяц. Мы созванивались каждый день, разговаривали часами, но мне было невыносимо тяжело.
Н.Б.: Почему же вы не вернулись в Москву сразу после рождения Маши?
П.Т.: Мы решили, что я должна на некоторое время остаться в Нью-Йорке, не хотелось травмировать дочь тяжелым переездом. Я очень скучала без Бориса и, чтобы отвлечься, решила пойти работать. В модельном агентстве Metropoliten мне предложили контракт на пять лет. Проработав полгода, я поняла, что больше не могу, очень хочу домой. Руководители агентства представить себе не могли, что я уеду в Россию: настолько все хорошо складывалось. Муж сказал: «Решай сама. Я переехать в Штаты не могу, но и не хочу, чтобы ты потом пожалела о несложившейся карьере». Я твердо решила, что семья важнее. К нашему с дочкой приезду Борис тщательно готовился: по всему дому расставил вазы с цветами и развесил плакаты «Добро пожаловать!». Детская комната была обставлена сказочно.
Н.Б.: Но вы опять не усидели дома?
П.Т.: Без работы мне было тяжело. Я вернулась в Red Stars и скоро получила предложение сниматься в рекламном ролике шампуня Pantine PRO-V. На этом проекте я заработала тридцать тысяч долларов. В нашей семье, разумеется, и без этого неплохой достаток, но мне важно, что я вношу свою лепту.
Н.Б.: Как у вас сложились отношения с дочкой Бориса от первого брака?
П.Т.: С Леной мы почти ровесницы, я старше ее на год, но ритм жизни и интересы у нас разные: она птица свободного полета, а я — мама двоих детей (два года назад у нас родилась Настя). Мы с удовольствием общаемся, когда она приезжает поиграть с малышками. В минуты, когда ей тяжело, я стараюсь помочь советом или добрым словом.
Н.Б.: А почему, например, не она дает вам советы — вы же ровесницы?
П.Т.: Все-таки у меня за спиной семилетний опыт семейной жизни.
Н.Б.: Около года вы работали руководителем глянцевого журнала. Это было издание Бориса?
П.Т.: Да, его журнал «Империал» в тот момент находился в стадии умирания: потерял основную идею, стал убыточным. Борис сказал: «Я собираюсь его закрывать. Хочешь — попробуй спасти». Когда я вышла на работу, никто не относился ко мне как к серьезному начальнику. Я слышала разговоры за спиной: мол, «женушка» устанавливает свои порядки. Пришлось расстаться со многими людьми, набрать новую команду, понять, что такое «верстка» или «цветоделение», например. Не хочется показаться нескромной, но через некоторое время журнал стал выходить ежемесячно, появился интерес у рекламодателей. Работа была напряженной, для семьи оставалось крайне мало времени. Борис нервничал, потому что производственные проблемы я продолжала обсуждать дома. Все устали. Ситуация разрешилась очень выгодной для нашей семьи сделкой: журнал на хороших условиях купил банк «Империал».
Н.Б.: Судьба журнала, однако, так и не сложилась…
П.Т.: Дальнейшая судьба журнала меня перестала интересовать в тот день, когда он был продан.
Н.Б.: Недавно вы снялись в главной роли в фильме Александра Абдулова «Бременские музыканты». Как вы там оказались, у вас ведь нет актерского образования?
П.Т.: Я была на пятом месяце беременности, ждала вторую дочку, когда мне позвонили из «Ленкома» и предложили роль в мюзикле. Абдулов увидел мои фотографии в журнале и решил, что я подхожу на роль Принцессы. Я честно рассказала о своем положении, и Абдулов согласился ждать меня несколько месяцев. Кстати, после рождения дочки Александр Гаврилович и съемочная группа опередили с поздравлениями даже моего мужа Бориса: первый букет в палату мне принесли от них.
Н.Б.: Ходили разговоры, что ваш супруг оказал серьезную материальную поддержку фильму, тем самым обеспечив вам главную роль.
П.Т.: Мой влиятельный и богатый муж никогда не платил ни за мои фото на обложках журнала, ни за участие в фильме — мне был бы неприятен «купленный» успех. Кстати, расписавшись с Борисом, я решила не брать его фамилию. Мне нравится всего добиваться самой, не прикрываясь именем мужа.
Н.Б.: Полина, когда ваши дочки видят своих занятых родителей?
П.Т.: Нашим любимицам — пятилетней Маше и двухлетней Насте — посвящено все наше свободное время. Суббота и воскресенье целиком принадлежат только им.
Н.Б.: Моделям чуждо домашнее хозяйство?
П.Т.: Почему же? Мой муж — большой гурман и очень привередлив в выборе блюд. Я готовлю ему только сама, и Борис ценит мои кулинарные способности, предпочитая ужинать не в ресторанах, а дома. Например, Боря обожает вырезку ягненка и жареную утиную грудку — в моем исполнении. На десерт обычно подаю малину или клубнику со сливками.
Н.Б.: У профессии модели есть свои издержки: красота и молодость со временем проходят. Не боитесь остаться ни с чем?
П.Т.: Я отлично понимаю, что нельзя вечно зарабатывать внешностью. Сейчас я учусь на втором курсе Государственного института интеллектуальной собственности на юридическом факультете, изучаю вопросы защиты прав исполнителей, смежного права. Сижу по ночам за учебниками, дрожу перед экзаменами. Борис — сторонник частого отдыха (только за последний год мы катались в Австрии на лыжах, отдыхали на Маврикии, на Крите и в Австралии), но теперь вынужден подстраиваться под мои зачеты и сессии.
Н.Б.: На чтение время остается?
П.Т.: Я читаю много литературы по специальности — юриспруденции. А вот отдохнуть с книжкой удается не часто. Обожаю Набокова и Булгакова. «Мастера и Маргариту» я перечитывала десятки раз, эта книга меня завораживает.
Н.Б.: А почему вас не видно на российском MTV?
П.Т.: Не хочу, чтобы ко мне относились как к жене хозяина. Кроме того, просто мелькать на экране — это не по мне. А серьезно заниматься разработкой собственной программы у меня нет времени.
Н.Б.: Ваш супруг не возражает против жизненной активности жены?
П.Т.: Думаю, что Борис просто не представляет меня запертой в четырех стенах. Надеюсь, он гордится мной и уважает то, что я делаю. Так же, как и я уважаю его работу.

НАТАЛЬЯ БЕЛОГОЛОВЦЕВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK