Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "КРИЗИС ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА"

Российским Вооруженным силам нечем занять офицеров-выпускников военных институтов. Вместо них часть вузов будет теперь готовить сержантов.    Первого сентября военные училища и институты прекращают набор курсантов. По крайней мере, на ближайшие два го-да. Командовать солдатами и управлять сложной техникой теперь будут профессиональные сержанты. Многие военные до сих пор не могут поверить в то, что осенью впервые с XVIII века двери военных институтов не откроются для тысяч молодых ребят, мечтающих об армейской карьере. Такого еще не было: набор будущих офицеров производился независимо от того, росла Российская армия или сокращалась.
   
КОМПАКТНАЯ АРМИЯ 


  В последние годы количество офицерских должностей в ВС постоянно сокращалось. На сегодня из 355 тыс. офицерских должностей осталось только 150 тыс., среди них лейтенантов и старших лейтенантов — 60 тыс. Число полковников уменьшилось с 60 до 8 тыс., генералов — с 1200 до 780 человек. Ликвидирован также институт прапорщиков. «У нас было 142 тыс. прапорщиков, на 1 декабря 2009-го ни одного не осталось», — напомнил недавно начальник Генштаба генерал армии Николай Макаров. 20 тыс. прапорщиков, которые стояли на командных должностях, получили назначение, прочие были уволены или перешли на должности сержантов.
   Сокращение офицерских должностей — непосредст-венная причина прекращения набора будущих офицеров, полагает ответственный редактор «Независимого военного обозрения» полковник Виктор Литовкин. «Потребность армии в офицерах резко сократилась, — говорит он. — До 2008 года институты ежегодно выпускали 17 тыс. младших офицеров, а в 2009-м было выпущено всего 5400 лейтенантов, и то не для всех нашлось место в армейском строю». По данным эксперта, поло-вина выпускников была вынуждена занять сержантс-кие должности, а остальных просто отпустили на «гражданку». С выпуском 2010 го-да произошло то же самое: только 2,5 тыс. лейтенантов смогли применить полученные знания на практике. Исключение составили лишь выпускники Академии ВВС им. Можайского и Акаде-мии РВСН.
   Почему вдруг упал спрос на офицерские кадры? Эксперты называют несколько причин: хронические проблемы с призывом, провал перехода на контрактную служ-бу, демографическая яма. Собственно, отсюда — тезис о переходе к компактным вооруженным силам. У компактной армии и офицерский корпус должен быть компактным.
   Однако вопрос не в том, можно ли все оставить как было. Было — хуже некуда: армия могла и вовсе остаться без рядовых. Как полагает начальник аналитического отдела Института политического и военного анализа Александр Храмчихин, «только значительное сокращение срока призыва в ВС до 1 года позволило хоть как-то закрыть основные дыры, призывая по 250-270 тыс. срочников в каждую призывную кампанию». Переход на контрактную службу себя тоже не оправдал. «В США до войны в Ираке было 11 кандидатов на каждое солдатское место, сейчас 6-7. А у нас? В ЛенВО был случай, когда из 4,5 тыс. контрактников, которые были призваны в бригаду, буквально в течение 3-4 меся-цев 2,5 тыс. ушли обратно на «гражданку», — рассказывает генерал-полковник в отставке Юрий Букреев.
   Однако вопрос в том, пойдут ли на пользу армии столь резкие изменения. Ведь офицерский корпус — это костяк армии. Не будет его, и в армию можно загнать хоть все мужское население — толку все равно не добиться.
   
НЕВОСПОЛНИМЫЕ ПОТЕРИ 

 По мнению жесткого критика армейских реформ генерал-полковника в отставке Леонида Ивашева, сокращая набор в военные вузы, министр Сердюков рушит сложившуюся в Российской империи и СССР систему офицерских должностей. Офицер изначально несет еще и воспитательную, цивилизационную роль, с которой вряд ли справится 20-летний профессиональный сержант, говорит ге-нерал. А воспитывать людей- сложнее, чем сидеть за мо-нитором или обслуживать боевую машину.
   Эксперты, опрошенные «Профилем», полагают, что прекращение (пусть и временное) подготовки офицеров — мера весьма и весьма рискованная: может получиться так, что через 3-4 года в войсках некому будет заменить тех, кто переместится по службе со звена взвод-рота наверх. Сержант за это время только-только овладеет той техникой, что ему поручена, а делать из сержанта офицера — путь тупиковый, применяется только во время войн в условиях громадной убыли офицерских кадров. Мало то-го, в современной высокотехнологичной армии такой путь возможен далеко не во всех видах и родах войск. При этом разрыв в подготовке офицеров отрицательно скажется и на состоянии преподавания в военных вузах: учебные программы и конспекты устареют, часть офицеров-преподавателей выйдет в запас — и некому будет учить курсантов воинской профессии.
   Кстати, в рамках реформирования сокращается не только число выпускаемых офицеров, но и сами высшие военные учебные заведения. Более 60 военных институтов находится в процессе реорганизации — они станут фи-лиалами 10 раскиданных по всей стране Центров обучения (по одному на каждый род войск). Так, Центр обучения ВВС со всеми базами, полигонами, общежитиями, парками и ангарами обоснуется в Воронеже, флотский — в Кронштадте и так далее.
   Сохранившиеся, то есть не находящиеся в процессе расформирования или слияния военные вузы по приказу Минобороны с текущего года будут готовить на своей базе будущий «костяк армии» — профессиональных сержантов. Так, на базе Рязанских институтов ВДВ, автомобильных войск и войск связи уже ведется подготовка сержантов по 3-летнему циклу. По оценке полковника Литовкина, программа их подготовки та же, что и для лейтенантов. Отличие — в упоре на практические навыки, в ущерб овладению военной теорией (для офицера необходимой).
   
КОНКУРЕНТНАЯ СРЕДА 
  Впрочем, даже несмотря на происходящее в сфере военного образования, уверены эксперты, юноши все равно будут пытаться поступить хотя бы в запланированные сержантские школы на базе вузов. Дело в том, что, хотя СМИ и большинство специалистов твердят о стремительном распаде армии, мотивация будущих профессионалов никуда не исчезла. Здесь и традиции семей, и известная основательность военного об-разования. К этому добавились новые причины: сержантами и курсантами хотят стать ребята из малообеспеченных семей — их привлекает то, что армия 20-30 лет будет их бесплатно учить, кормить, одевать и обеспечит жильем (в том числе и за счет военной ипотеки на льготных условиях). Не последнюю роль играют и обещания значительно повысить довольствие младшим офицерам: с января 2012 года лейтенанту будут платить 40-45 тыс. ежемесячно, сержанту — 35-40 тыс., а для провинции это серьезные деньги. Иными словами, ставка делается на создание конкурентной среды, когда приток в армию будет таков, что она сама сможет отбирать, кто ей действительно подходит.
   С нынешнего года в училищах — еще одно важное нововведение: после окончания 5-дневного учебного цикла курсанты смогут уйти на выходные в город, жить к родственникам или на съемную квартиру. Так МО решает еще одну побочную проблему, появившуюся с массовым увольнением офицеров, — их неприспособленность к гражданской жизни, неумение ре-шать довольно простые бытовые вопросы, устроится в новой жизни. Самостоятельность — та же тренировка.
   Можно сказать, что сейчас мы наблюдаем второй этап усилий, направленных на то, чтобы сделать Российскую армию профессиональной. Если первый, с упором на контрактников, провалился, то сейчас Минобороны делает ставку на сержантский корпус. Если, не дай бог, и эта затея провалится, ставку придется делать на офицеров. Тольку найдутся ли они к этому времени в достаточном количестве? Вот в чем вопрос.
   
   

   «Из 355 тыс. офицерских должностей сегодня сталось только 150 тыс., среди них лейтенантов и старших лейтенантов — 60 тыс. Число полковников уменьшилось с 60 до 8 тыс., генералов — с 1200 до 780 человек. Ликвидирован институт прапорщиков — 142 тыс. человек».

  

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK