Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Любительница «Абсента»"

Супруга Игорь Бухарова, известного московского ресторатора, совладельца «Ностальжи» и «Репортера», актриса Лариса Гузеева — совладелица модного ресторана «Абсент». Лариса говорит, что, если бы у мужа была сеть химчисток, — она бы открыла химчистку.Юнна Чупринина: Вас не смущает, что у вас, актрисы, берут интервью как у «мужней жены»?
Лариса Гузеева: Я счастлива этим. Всегда мечтала, чтобы в светской хронике писали: Игорь Бухаров с супругой. Все, что я хотела доказать как актриса, я доказала еще в 23 года, снявшись в фильме «Жестокий романс». И чем бы я сейчас ни занималась — ресторанами, заводами или пароходами, — все равно будут говорить: «А-а-а, это та самая Гузеева из «Жестокого романса». Смешно дергаться, пытаясь что-то кому-то доказать в 42 года. Для меня гораздо важнее, что я состоялась как дочь, жена и мать. Все остальное — театр, кино, телевидение — баловство.
Ю.Ч.: Вы, наверное, терпеть не можете фильм «Жестокий романс»…
Л.Г.: Когда-то, действительно, одно упоминание о нем меня бесило. Я много работала, но все помнят только этот фильм. Меня это обижало. А сейчас я думаю: а что было бы, не случись той картины? Если бы я как актриса начинала со второй своей работы — чудовищных «Соперниц»? Так что нечего Бога гневить: я повзрослела, помудрела, перестала быть максималисткой.
Ю.Ч.: Как все-таки случилось, что вы открыли ресторан?
Л.Г.: Я всего лишь использовала свои актерские — обезьяньи — способности. Но все же, мне кажется, я могу привнести в этот бизнес что-то свое. Хотя я не единственная владелица, у кафе «Абсент» есть еще хозяева. Мы начинали с нуля, с дизайна, я советовала: ткани могут быть такими, посуда — этакой, все должно быть демократично. Хотя я и готовлю классно, но никогда не буду вмешиваться в кухню, вотчину профессионального повара.
А вот Игорь учился профессии ресторатора, окончил институт, он занимается этим по праву.
Ю.Ч.: Как вы познакомились?
Л.Г.: Сто лет назад, у памятника Пушкину. Тогда в Москве проходил кинофестиваль. На кафе денег не было, и все слонялись по улицам. Помню, наша компания и та, в которой был Игорь, пытались достать билеты на «Блеф» с Челентано. Слово за слово, вот и познакомились. Игорь тогда только закончил школу, я поступала на актерский… Наша история совсем не похожа на романтический сюжет из французского фильма. Не могу сказать, что мы постоянно грезили друг о друге. Хотя Игорь утверждает, что всегда хотел на мне жениться.
А потом должна была родиться Лелька, и мы поженились. Он пришел ко мне с сумкой, где на плечиках были сложены какие-то сорочки. И остался. Для меня это было неожиданно и не слишком приятно. Но мы сразу уехали отдыхать в Израиль, потом еще куда-то… Так и прижились. Так что никакого периода обхаживаний, когда мужчина не видит тебя без накрашенных ресниц, у нас не было.
У моего сына Георгия другой папа. Но Игорь считает его своим ребенком. Да и знает его с рождения.
Ю.Ч.: Вы рожали дочку уже не очень молодой. Не боялись?
Л.Г.: Игорь вымолил Лельку. Я ее не хотела, прости Господи, я уже отмолила этот грех. Мне всегда казалось, что мужчина должен ребенка попросить. Даже новое пальто надо с мужем обсуждать, а уж ребенка заводить… А сегодня я уже не мыслю свою жизнь без этой девочки. Она такая драчунья! Георгий маленький был кротким, его все обижали. А теперь он научил Лельку драться, и когда она выходит во двор, все кричат: «Атас, Леля вышла!»
Игорь был со мной, когда я рожала, он первым взял ребенка на руки. Мне делали кесарево сечение, было страшно больно, на меня сильно, до галлюцинаций, подействовал наркоз, но я помню, как он держал мою руку.
Я бы не отважилась родить, если бы не мама. Мы хотели взять няню, но мама сказала, что никого к ребенку не подпустит. И сегодня Леля называет бабушку мамой, а меня — Ларисой. Но я возьму свое, когда начнутся кофточки-помады. Я им говорю: «У тебя, Георгий, всегда будут невесты. А у тебя, Леля, — женихи».
Ю.Ч.: Актерская, богемная среда, к которой вы привыкли, сильно отличается от бизнес-среды, в которой вращаетесь в последнее время?
Л.Г.: Благодаря кругу мужа я поняла, что нельзя требовать от чужих людей искренности, уважения к себе, откровенности. Мне кажется, многие беды случаются оттого, что люди слишком много отдают другим и столько же надеются получить. Это неправильно. Открываться до конца можно только в семье. У меня есть Игорь, мама и двое детей. Все остальное — игра.
Ю.Ч.: Это благоприобретенное или характер у вас такой?
Л.Г.: Я очень рано стала самостоятельной и кредитоспособной. Сколько себя помню, всегда работала. В месяц зарабатывала больше, чем мама-учительница за год. Если честно, я могу больше не играть, заниматься только рестораном. Но в голову пока это не приходит. Исключительно из эгоистических соображений.
Ю.Ч.: А я думала, вы будете рассказывать о том, как не мыслите жизни без сцены…
Л.Г.: Чтобы не было недоразумений: я работаю исключительно ради денег. Из чистого энтузиазма никогда на сцену не выйду. Повторяю: у меня дети, которых надо кормить, одевать, учить. И мама-пенсионерка. Поэтому я всегда стараюсь «договориться на берегу».
Вот сейчас играю в «Мышеловке» Виталия Соломина, мы много репетируем, вводим новую актрису. Мне очень нравится эта работа. Предложений всегда много, но я часто отказываюсь. Чем сниматься во всякой ерунде, лучше вести презентации, представляя какого-нибудь Ивана Ивановича с золотых приисков. Деньги те же, но позора меньше.
Ю.Ч.: Вы дома обсуждаете творческие вопросы?
Л.Г.: В последнее время мне кажется, что даже с перебором. Умные люди призывают не тащить свои проблемы в дом. А я каждую новую роль проигрываю перед мужем. И текст учу вместе с ним. Он знает все реплики, и мои, и партнеров.
Ю.Ч.: Ваш девятилетний сын не собирается пойти по вашим стопам?
Л.Г.: Я — взрослая мать, потому не сумасшедшая. Никогда не скажу, что он гениален. Но у него очень хорошая фантазия, он пишет сказки, из которых я узнаю о его проблемах и страхах. Отлично лепит. У Георгия повышенная чувствительность и честолюбие. Он не выносит, когда на него давят, считает, что его унижают. К сожалению, и у меня, и у Игоря так много работы, что мы не всегда в состоянии уделять ему достаточно внимания. Но Игорь воспитывает Георгия не разговорами, а примером, тем, что работает с утра до ночи.
Ю.Ч.: Сколько времени у вас отнимает ресторан?
Л.Г.: Игорь пропадает на работе с утра до вечера, я — наездами, все свободное от театра время. Ведь приходят гости, которые хотят видеть именно меня. Приходится «работать» лицом.
Ю.Ч.: В своем ресторане вы перепробовали все блюда?
Л.Г.: Я ведь с Урала. И сколько мне ни говорят, что лягушачьи лапки похожи по вкусу на курицу, я лучше съем курицу.
Я расположена к полноте, мне все время приходится следить за весом. Родив Лелю, я поправилась на 38 килограммов. Ездила худеть в Карловы Вары по специальной системе. Но это не для меня: 7 яиц или 8 апельсинов в день. Я ем все, что хочу, но только одно блюдо и один раз в день. Мне так легче. Ведь жареное, чай и кофе я впервые попробовала только когда уехала из-под маминого крыла, после 20 лет. И сколько бы в дальнейшем я себя ни разрушала, всегда пыталась питаться правильно. Поэтому даже в своем ресторане могу сказать: этот десерт тяжеловат.
Ю.Ч.: А дома вы готовите?
Л.Г.: Дома готовлю я сама. Готовлю хорошо, и мне это нравится.
Ю.Ч.: У вас в семье общая касса?
Л.Г.: Общая, но я из нее ни копейки не беру. Лучше скажу: мне надо купить то-то, мы пойдем и купим. А как иначе? Мы не транжиры, понимаем, что может случиться форс-мажор, что можем потерять работу. А детям нужно есть каждый день. И мне не приходит идея купить шубу из шиншиллы, я лучше отложу эти деньги на учебу детей.
Я всегда так жила. Решилась родить первого ребенка, только когда купила квартиру и мебель, когда у меня появилась валюта, чтобы платить за памперсы и детское питание соседке-стюардессе. Я не уверена, что это правильно. Наверное, для замужней женщины естественно ждать аванса и получки. Но для меня это невозможно.
Ю.Ч.: Какой подарок Игоря вам больше всего запомнился?
Л.Г.: По молодости Игорь делал подарки, но я их незаметно передаривала. Он мог день потратить, чтобы купить мне сапоги, сумочку и шарф одного тона, но носить все это было невозможно. Так что мы договорились: покупаем мне одежду только вместе. А вот я одеваю Игоря сама: у него нет времени на магазины.
Ю.Ч.: А на семейные праздники?
Л.Г.: Воскресенья, дни рождения и Новый год — дни семьи. Мама «наводит кудри», и мы отправляемся в театр или в гости. Игорь тоже едет, только постоянно отпрашивается «отъехать» на пятнадцать минут. По делам.
Ю.Ч.: На нашу встречу вы пришли пешком. Не боитесь, что поклонники разорвут?
Л.Г.: Не верьте тем, кто жалуется на поклонников. Я вывела для себя правило: не хочешь, чтобы тебя узнавали, идти целеустремленно и не смотри толпе в глаза. И тогда сможешь купить и колготки, и колбасу — к тебе никто не подойдет. Это один из театральных законов: когда ты занят чем-то конкретно, ты органично сосуществуешь с остальными людьми.

ЮННА ЧУПРИНИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK