Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Любовь большевика"

Михаил Шатров, известный драматург и президент компании «Москва-Красные Холмы», никогда не писал про семейное счастье. Может быть потому, что обрел его только после встречи с нынешней женой Юлией.Людмила Киселева: Вас никогда не смущала разница в возрасте? Шутка ли — 38 лет?
Юлия Чернышева: Михаил Филиппович вначале сделал предложение, а потом долго уговаривал меня ему отказать. Его как раз смущала разница в возрасте. А меня нет: мои родители тоже не ровесники, и такой союз казался мне не только возможным, но и само собой разумеющимся. Сейчас, когда я прожила с Михаилом Филипповичем больше трети своей жизни, я уже вообще не замечаю никакой разницы в возрасте.
Михаил Шатров: Я бы, конечно, не назвал наш союз нормой. Но, как говорится, иногда случается. Хотя и не часто.
Л.К.: Как не часто встречаются и семьи, в которых жена называет мужа исключительно по имени-отчеству.
Ю.Ч.: На людях — да. По-моему, было бы странно, скажи я вам: «Мы вчера с Мишкой ходили в кино». Хотя муж и любит, чтобы все вокруг называли его по имени и на «ты», на людях я предпочитаю обращение «Михаил Филиппович». Ну какой же он Мишка?
Л.К.: Вы имели представление о творчестве драматурга Шатрова, когда познакомились с ним?
Ю.Ч.: Ни малейшего. Я тогда училась в художественном училище и была далека от литературного мира. Но когда я впервые услышала фамилию Шатров, сразу выпалила — Михаил. Видимо, эта информация была записана на подкорке.
Л.К.: А как вы познакомились?
Ю.Ч.: Нас познакомил Владимир Яковлевич Ворошилов. Они с Михаилом Филипповичем были очень дружны. Впервые мы встретились 1 сентября 1991 года. И теперь каждый год празднуем эту дату.
Михаил Шатров: И говорим Володе спасибо.
Ю.Ч.: Ну, это когда как… Иногда благодарили. А бывало, что и неустойку требовали.
Михаил Шатров: Я сразу понял, что Юля — мой человек. Признаюсь, я был женат неоднократно. Но в этом деле никаких правил не существует и опыт не накапливается. Каждый раз все происходит по-новому.
Ю.Ч.: Просто я в тот момент, по словам Наташи, старшей дочери мужа, пребывала «в любимом возрасте Шатрова». Мне был 21 год.
Л.К.: Ваша мама не возражала против такого союза?
Ю.Ч.: Нет, что вы. Единственное, что она сказала: если поругаетесь, домой не пущу. Мама наблюдала супружескую жизнь моих подруг: чуть что не так, они сразу хлопали дверьми и возвращались к родителям. Устраивали показательные выступления на день-два. Поэтому мама меня напутствовала: выйдешь замуж — пытайся самостоятельно налаживать отношения. К счастью, у меня никогда не возникало желания вернуться под мамино крыло.
Л.К.: В 21 год вам, наверное, мечталось о пышной свадьбе?
Ю.Ч.: Мы просто тихо поужинали в узком семейном кругу. За полгода до нашей свадьбы выходили замуж две мои подруги. С подвенечным платьем, фатой, кольцами на машинах. Мне все эти атрибуты показались не главным.
Я никаких подарков мужу не сделала. Мужчинам вредно дарить подарки. Он же подарил мне кольцо. Он обожает баловать всех вокруг, а женщин в особенности. Михаил Филиппович очень любил свою маму, и всю жизнь проецирует эту любовь на знакомых женщин.
Михаил Шатров: Пускай эти теоретические изыски останутся на совести автора.
Ю.Ч.: Правда-правда. Если по какой-то причине Михаил Филиппович не может сделать намеченного подарка, он очень расстраивается. Из-за широты его натуры мы даже стараемся не ездить вместе по магазинам. Ведь Михаил Филиппович обязательно захочет приобрести что-нибудь этакое, никем не виданное и не опробованное.
Л.К.: А в свадебное путешествие вы ездили?
Михаил Шатров: Путешествия как такового не было. Просто почти сразу после свадьбы меня пригласил Гарвардский университет. Мы думали, что уезжаем на три месяца, а пробыли в Америке два года.
Л.К.: Что не помешало Юле по приезде получить второе образование и стать специалистом в области управления. Муж не призывает вас оставить службу и заняться исключительно семьей?
Ю.Ч.: Призывает, конечно. Но еще настойчивее он советует мне вновь встать к мольберту. Михаил Филиппович считает, что я должна продолжать заниматься живописью.
Л.К.: А муж вам когда-нибудь позировал?
Ю.Ч.: Да, однажды я писала его портрет. Что значит «похож»? Просто вылитый! Но сейчас, к сожалению, я в основном пользуюсь не кистью, а распылителем: то столик надо обновить, то этажерку подкрасить.
Л.К.: Вы домовитая хозяйка?
Ю.Ч.: Думаю, да. Но Михаил Филиппович и сам может о себе позаботиться. Например, умеет варить кашу из пакетика.
Михаил Шатров: Помню, как я волновался, когда должен был в первый раз встретиться с Юлиной мамой. Они приезжали ко мне на дачу, а я в ту пору жил один. Пришлось помудрить над куриными крылышками…
Ю.Ч.: …и сразу отправить меня на кухню все разогревать. Чтобы не забывала, что вступаю во взрослую, семейную жизнь.
Л.К.: После свадьбы вы наконец познакомились с Шатровым-драматургом?
Ю.Ч.: Ну конечно. Быть замужем за писателем, драматургом и не прочесть ни строчки из того, что он написал! Это не по мне.
Михаил Шатров: Она ведь действительно ничего не знала. Ее вообще не волновали темы и вопросы, которым я посвятил жизнь. Ведь Юля принадлежит совсем иному поколению. И слава Богу.
Л.К.: Вижу, у вас в семье присутствует элемент здоровой критики.
Михаил Шатров: Я бы сказал, что критика у нас представлена в изобилии. Но вы попробуйте спросить у нее, что такое 37-й год.
Л.К.: Юля, что такое 37-й год?
Ю.Ч.: В 37-м году родился мой папа. Все остальное знаю из книг, разговоров мужа с друзьями.
Михаил Шатров: Может быть, это и хорошо, что страшный для страны год стал сегодня просто датой семейного календаря.
Л.К.: Вы уже рассказывали дочке историю своей семьи?
Михаил Шатров: Нет, ведь Сашеньке всего три с половиной года. Пока я рассказываю ей сказки: она без них не засыпает.
Ю.Ч.: Говорят, чем родители старше, тем больше они балуют детей. Наш случай служит лучшим подтверждением этого правила.
Л.К.: Сказки придумываете сами?
Михаил Шатров: Конечно. Но Сашу интересует только одно: о чем бы ни была сказка, в ней должны фигурировать Чебурашка и крокодил Гена. А зачин или финал обязательно должны происходить в «Макдоналдсе». Почему-то эта закусочная очень занимает дочкино воображение. Несмотря на то, что из всей тамошней еды она признает только картошку.
Л.К.: Водите в «Макдоналдс» такую маленькую девочку? Не самая полезная для здоровья точка общепита.
Ю.Ч.: Наверное. Но ей там весело.
Л.К.: Почему вы выбрали имя Саша? Чтобы подошло и мальчику и девочке?
Ю.Ч.: Мальчики у нас в семье не получаются. Да и у Михаила Филипповича нет сыновей, только взрослая дочь. Тем не менее я, признаться, надеялась: вдруг родится мальчик! Хоть какая-то экзотика. Мне и врачи говорили, что будет мальчик. Но я-то знала, что природу не обманешь. У меня в семье по материнской линии выходят только девочки. Я долго раздумывала над именем. В голову приходила то Грушенька, то Глафира. Но Михаил Филиппович меня быстро осадил. Ребенок должен был родиться 25—28 февраля, в високосный год, и я надеялась: а ну как рожу 29-го? Такая экономия семейного бюджета! Михаил Филиппович рассказал, что дочку его приятеля, родившуюся 29-го, назвали Сашей. И у нас вышла Саша.
Л.К.: Но полное имя вашей дочери Александра-Мишель. Она у вас иностранка?
Ю.Ч.: Нет, наша Саша — русская душой. Просто она родилась в Америке. Мне было почти тридцать, в России я считалась старородящей. А в Америке на возраст будущей матери смотрят несколько иначе. Михаил Филиппович оставался в Москве, его держала работа. Впервые он увидел Сашеньку, когда той было уже полгода. Хотя за развитием дочери он наблюдал еще во время ожидания: я высылала ему снимки УЗИ.
Л.К.: На Сашины дни рождения вы устраиваете детские праздники?
Михаил Шатров: Обязательно. Москва встречает ее рождение салютом. Ведь Саша родилась 23 февраля. Мы живем в Доме на набережной, откуда салют виден отлично.
Л.К.: Вам комфортно жить в доме с такой судьбой?
Ю.Ч.: Никакой особенно гнетущей атмосферы я не ощущаю. Ведь дом — это не более чем стены. Гораздо важнее, чем эти стены наполнить.
Михаил Шатров: Зато из наших окон виден Кремль. И Сашка любит показывать, где работает «ее Путин». Удивительно политкорректный ребенок.
Ю.Ч.: Как вы понимаете, Сашин Путин не имеет никакого отношения к идеологии. Она про все говорит «мой»: мой совочек, мой папа, мой паровозик. Первые годы жизни Сашенька безвылазно провела на даче, и была совершенно деревенской девочкой. Когда ее впервые завели в метро, она, большая любительница всяческих поездов, долго не могла взять в толк, в какую сторону смотреть. И налево поезд, и направо. Даже испугалась. Но потом успокоилась и поздоровалась: «Здравствуй, поезд».
Михаил Шатров: Александра Михайловна вообще уважает технику. Она уже разобрала несколько телефонных аппаратов. Однажды у нас сломался видеомагнитофон. Мы отнесли его в починку, и там выяснилось, что наша предприимчивая дочь превратила магнитофон в склад: в его недрах обнаружились какие-то безделушки и даже фрагменты бутербродов.
Л.К.: Возможно, так прихотливо соединились полученное от мамы художественное чутье и деловая хватка папы?
Михаил Шатров: Это намек на то, что я стал бизнесменом? Но я не имею никакого отношения к бизнесу. В ОАО «Москва-Красные Холмы» я не решаю никаких финансовых вопросов, даже близко к ним не подхожу. Однако в нашей стране почему-то никак не могут понять, как такое возможно: заниматься организацией, администрированием и не лезть при этом в экономику. Я не профессионал в бизнесе и могу отвечать лишь за свои организаторские способности, умение собрать людей в команду и заразить их идеей. Так что какой я бизнесмен!
Л.К.: Зато с тем, что вы драматург, никто спорить не будет. Когда Михаил Филиппович работает, вся семья ходит на цыпочках?
Ю.Ч.: Михаил Филиппович редко работает дома. Правда, сейчас он собирается писать новую пьесу.
Михаил Шатров: Да, как раз обдумываю замысел. Это будет пьеса о человеке, переживающем трагедию одиночества. Действие происходит 50 лет назад. Не знаю, как сложится ее сценическая судьба, но пока мы работаем в сотрудничестве с Игорем Квашой.
Л.К.: Михаил Филиппович советуется с вами?
Ю.Ч.: На уровне замысла мы многое обсуждаем вместе. Кваша даже предложил сделать меня соавтором. Для того чтобы работа продвигалась быстрее.
Михаил Шатров: Это правда.
Ю.Ч.: Но работа над пьесой не заставляет нас ходить на цыпочках. По-моему, Михаилу Филипповичу даже нравится, когда ему мешают. Во всяком случае, он уверен, что именно мы с Сашей заряжаем его энергией.

ЛЮДМИЛА КИСЕЛЕВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK