Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Любовь, комсомол и весна"

В этой семье много шутят, а муж и жена кажутся звеньями часового механизма. Губернатор Смоленской области Александр Прохоров и его супруга Галина Почечуева знакомы девятнадцать лет. Однако половину этого времени их роман был тайным.Александр Прохоров: Мы вообще-то обычная семья. Правда, оба по натуре лидеры, и как мы уживаемся — трудно сказать.
Галина Васильевна — сверхактивный человек. У нее по любому поводу есть свое мнение, обычно не совпадающее с моим. В оценке политических событий мы еще сходимся, но по многим другим вопросам она со мной не согласна.
В семье я, конечно, на вторых ролях — и этот факт полностью признаю. Мне хватает того, что руковожу на работе,— дома я предпочитаю слушать жену.
Людмила Лунина: И сколько лет надо быть вместе, чтобы добиться такой идиллии?
А.П.: Девятнадцать. Когда мы познакомились, я работал вторым секретарем горкома комсомола Смоленска, Галя была у нас инструктором.
Л.Л.: Вы сразу и влюбились?
А.П.: Наверное, все-таки не сразу. Чем она меня задела? Активностью, харизмой, жизненной энергией. С ней и жить просто, и работать было легко.
К нашему разговору присоединяются Галина Васильевна и двухлетний внук Артем.
Л.Л.: Насколько я понимаю, главный человек в доме — это внук.
А.П.: Да, главный, единственный и любимый.
Л.Л.: Галина Васильевна, может, теперь вы расскажете, как с мужем познакомились. А то Александр Дмитриевич был предельно краток.
Галина Почечуева: Мы познакомились в 1980 году. Я только-только окончила Высшую школу при ЦК ВЛКСМ в Москве и вернулась в Смоленск.
У Александра Дмитриевича техническое образование, диплом Московского энергетического института. Он работал на нашем авиационном заводе инженером, и уже оттуда его пригласили на комсомольскую работу. Через неделю после моего появления в горкоме он пришел на должность второго секретаря.
А.П.: Она была опытней меня на целую неделю!
Г.П.: Я всегда опытней. Женщина в принципе должна быть опытней и мудрее. А день нашего «неформального» знакомства, который мы отмечаем до сих пор,— 6 ноября, когда Саша меня первый раз поцеловал.
Л.Л.: Поздравил с праздником Октябрьской революции?
Г.П.: Да, это был очередной праздник, и мы его коллективом отмечали.
Л.Л.: И как же он вас поцеловал?
Г.П.: Во время танца, очень нежно. Он был робкий, застенчивый (не то что теперь), у нас были очень хорошие, дружеские отношения — у Александра Дмитриевича со всеми были такие отношения. Я от него подобной лихости не ожидала.
А.П.: Так это я во всем виноват?!
Г.П.: Конечно! Ты же подстроил, чтобы мы остались вдвоем. Выходили из ресторана большой компанией — и вдруг через пять минут все куда-то исчезают, теряются на маленькой улице. После этого случая наш роман и завертелся.
Л.Л.: И что же, Александр Дмитриевич стихи вам читал?
Г.П.: Нет, он в основном анекдоты и афоризмы знает.
А.П.: А Маяковского?
Г.П.: Разве что Маяковского. И у него, и у меня на тот момент были семьи, дети. Он был первым секретарем горкома, я — секретарем райкома. В ту пору развестись нам обоим было проблематично. Наш роман продолжался десять лет.
У нас были конспиративные встречи, расставания, терзания, страдания — в общем, все атрибуты тайной любви. Об этом знал если не весь город, то сослуживцы наверняка. И даже наши «вторые половины» догадывались, но молчали — наверное, надеялись, что все как-нибудь утрясется. Короче, в ту пору отношения у нас были просто замечательные, чего сегодня, увы, не скажешь.
А.П.: Ничего себе!
Г.П.: Я имею в виду накал страстей.
Л.Л.: Десять лет — ужасно большой срок. За это время было можно друг другу надоесть, а вы поженились. И что же вас на столь решительный шаг подвигло?
Г.П.: Наверное, и мы созрели, и обстоятельства изменились. Началась перестройка, стало проще, я с партийной работы ушла на производство, Александр Дмитриевич — в исполком. Вот мы и поженились.
Л.Л.: С детьми проблем не возникло?
Г.П.: С детьми — Андреем и Светой — у нас просто прекрасные отношения. Темочка, например,— сын моей дочери, но он вылитый Александр Дмитриевич внешне и по характеру такой же упрямый. И даже футбол, как дед, любит.
Л.Л.: Политики, особенно в провинции, стараются поменьше появляться на людях с женами. А вы, Александр Дмитриевич?
А.П.: Галина Васильевна меня абсолютно не стесняет. Наоборот. Мне всегда приятно находиться с ней рядом — и на людях, и наедине.
Особенно она меня поражает, когда приходят гости — а у нас много по-настоящему хороших друзей. Уж насколько я люблю компанию, но если рядом Галя, затмить ее невозможно. Она душа любого общества.
Она умеет себя вести, владеет ситуацией. В мои дела она не вмешивается, областью, слава Богу, руководить не пытается. Хотя, повторю, у нее на все есть своя точка зрения.
Л.Л.: При социализме вы были очень успешными людьми. Встроиться в капитализм удалось легко?
А.П.: Мне было тяжело. Мы только-только стали жить вместе, как в январе 1992-го мне пришлось уйти с прежней должности председателя районного исполкома. Четыре года я работал замом начальника жилищно-коммунального управления. Наверное, это был самый сложный период. Галина Васильевна меня здорово поддержала морально, да и зарплата у нее была раза в три выше.
Л.Л.: Мужчины обычно мучительно переносят провалы в карьере. Что им надо в таких случаях говорить?
Г.П.: Дело не в словах — иногда одного взгляда достаточно. Саше невозможно говорить: «Успойкойся, мой дорогой, все будет хорошо». Настроение, атмосфера в доме — вот что важно. И потом, такого не бывало, чтобы Александр Дмитриевич совсем раскисал. Внутренний стержень в нем был всегда.
В 1996 году те же люди, которые настаивали на его уходе из исполкома, позвали его обратно. Через год его выбрали мэром Смоленска. А в мае 1998-го он победил на губернаторских выборах.
Л.Л.: Вы, Галина Васильевна, мужу во время выборов помогали?
Г.П.: Да. На прежней своей комсомольской работе я отвечала за идеологию, и этот опыт пригодился.
Л.Л.: А личных политических амбиций у вас нет? Пример Хиллари Клинтон не вдохновляет?
Г.П.: Мне предлагали баллотироваться в областную Думу, но я отказалась. Я очень рада за Хиллари Клинтон, которая стала сенатором. И еще сильнее за себя — сейчас я себя посвящаю исключительно семье, детям и внуку.
Л.Л.: Внук живет с вами?
Г.П.: Последнее время. Дочь перешла на новую работу, у нее непростой период, она занята буквально сутками. Например, каждое утро ей надо выезжать из дома без пятнадцати семь. Мы решили помочь.
Мы ведь в молодости были так поглощены делами, что не заметили, как выросли дети. Свете было четыре месяца, когда я уехала учиться в Москву. Она жила с моей мамой в Смоленске, я ее видела раз в неделю или даже реже. Зато сейчас я «отыгрываюсь» на внуке.
Л.Л.: Вы вот курите…
Г.П.: В меру. Сигарета помогает мне расслабиться. Я никогда не пыталась от этой привычки избавиться, мне она не мешает. Зато Александр Дмитриевич не курит. Время от времени он ведет со мной воспитательную работу.
Л.Л.: Вам приходится как жене губернатора, что называется, держать спину?
Г.П.: Конечно, Смоленск — город маленький, 360 тысяч населения. Чтобы я себе ни позволила, это становится достоянием общественности, обрастает массой слухов. Надо быть честной — иначе потом не отмоешься.
Л.Л.: Отдыхаете, наверное, на родине?
Г.П.: Почему же. Раньше ездили в Турцию, в этом году были в Италии. Отдых за границей сейчас себе многие могут позволить. В этом ничего зазорного нет.
Л.Л.: Галина Васильевна, вы каждый день так элегантно выглядите или только когда журналисты приходят?
Г.П.: Перед вашим приездом позвонил пресс-секретарь мужа: «Будет фотограф, Галина Васильевна, вам обязательно надо сделать прическу!» А у меня всегда прическа.
Л.Л.: А кто следит за имиджем Александра Дмитриевича?
Г.П.: Пытаются многие — и пресс-секретарь, и помощники, и я иногда. Но потихоньку: в некоторых вопросах он бывает очень упрям.
Л.Л.: Вот у вас на все есть точка зрения. А что вы думаете о реформе власти — создании федеральных округов и назначении полномочных представителей президента?
Г.П.: Пока судить рано. Полномочные представители не ущемляют прав губернаторов, во всяком случае, у нас этого нет. Что касается Совета Федерации, мне кажется, что защищать интересы области должны губернаторы — те люди, которые знают проблемы регионов как никто другой. А назначенный туда чиновник — лишнее звено. Для субъектов Федерации это будет минус. Но это мое мнение, я не профессиональный политик.
Л.Л.: Александр Дмитриевич, у вас такая жена энергичная — вам это в карьере мешало или помогло?
А.П.: Галина Васильевна иногда в шутку говорит, что это она сделала из меня губернатора. А я ей: «Раз сделала, то и отвечай».
Когда я собирался баллотироваться в губернаторы, она была против. Считала, что у меня опыта маловато: я только полгода успел поработать мэром Смоленска. Доля правды в ее словах была. Но тогда ее сопротивление меня только раззадорило, заставило собраться — и в результате я выборы выиграл.
Г.П.: Кем бы Александр Дмитриевич ни работал, для меня это значения не имело и не имеет. Сейчас он на выборной работе, понятно, что все это непросто. Любить его меньше я в любом случае не стану, наши отношения уже достаточно проверены и жизнью, и временем.

ЛЮДМИЛА ЛУНИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK