Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Мы так близки, что слов не нужно"

Джордж Буш, а вслед ему и Колин Пауэлл в очередной раз заявили, что так или иначе сместят Саддама Хусейна с его поста. В мире эти заявления вызвали бурю негативных комментариев. Россия фактически промолчала.На прошлой неделе лидеры большинства заметных на карте мира стран комментировали высказывания Джорджа Буша-младшего в адрес Ирака, Ирана и Северной Кореи. Американский президент, напомним, поупражнялся в геометрии, окрестив их «осью мирового зла». Руководством США были высказаны намерения развить успех афганской операции и расправиться с мировым терроризмом уже на территории ряда других мусульманских государств; сменить правящий режим в Ираке и вообще привести мировой порядок в порядок. Риторика президента вызвала бурю восторгов в рядах патриотически настроенных американских избирателей.
Традиционно такие заявления первыми комментируют российские внешнеполитические ведомства. Ведь как минимум две из трех частей оси — Иран и Ирак — лежат в сфере прямых экономических интересов России. Ирак, к примеру, должен нам много денег, а ряд крупнейших российских (как, впрочем, и французских, немецких и т.п.) компаний уже настроились на освоение рынка этой страны сразу же после ожидаемого снятия санкций. Однако заявление Джорджа Буша было встречено меланхолическим спокойствием российского президента и других официальных представителей Москвы. Забавно, что именно в это время ВЦИОМ разразился сенсационным заявлением о том, что впервые за последние много лет у российского президента появился реальный конкурент по популярности среди народных масс. Им стал вроде как забытый всеми Владимир Жириновский. Как известно — единственный российский политик, последовательно проповедовавший курс на вечную и корыстную дружбу с вечными же российскими должниками — Ираном и Ираком.
Такое ощущение, что идеи Жириновского все-таки овладели массами. Причем не только российскими. Большинство лидеров европейских стран поспешили заявить, что совершенно не в восторге от идеи США по укрощению стран-изгоев. Более того, представители НАТО категорически отказались поддерживать США в борьбе с терроризмом террористическими же методами. Это и понятно — экономических интересов у европейцев в Иране и Ираке тоже хватает, а восторги американских избирателей у обитателей Старого Света ничего, кроме раздражения, никогда и не вызывали.
Сомнительно, что эти избиратели — по крайней мере абсолютное большинство из них — внимательно следят за международными новостями. Поэтому единогласное «фи» в сторону американского президента, скорее всего, не сильно попортило его имидж в глазах соотечественников. Российская же сторона демонстративно осталась в стороне от жестких комментариев. То есть фактически оказала Бушу хоть и не явную, но поддержку.
На самом деле речь, скорее всего, идет не более чем о громких заявлениях. Потому что буквально через день после речи президента Буша госсекретарь Колин Пауэлл, который относится к умеренным представителям администрации, пояснил, что президент если и не ошибся по поводу «оси зла», то никак не закрыл «осевым» странам пути к переговорам и раскаянию. Само заявление президента было, похоже, чем-то вроде «проброса», столь любимого представителями нынешней кремлевской администрации.
Результаты «проброса», похоже, оказались весьма интересными. Администрация Джорджа Буша получила серьезный негатив со стороны европейцев и нейтральную, то есть фактически положительную, реакцию со стороны Кремля. Что бы это значило? Время, конечно, покажет. Пока, во всяком случае, складывается ощущение, что партнерские отношения между Москвой и Вашингтоном стали — при всем их объективном перекосе — реальностью. Причем не на уровне эмоций в духе ельцинского «друга Билла», а на основе вполне понятной эконом-политической логики.
России, в отличие от европейских демократий, как-то негоже громко выступать против борьбы с терроризмом в любых ее формах. В Чечне ведь конституционный порядок пока не восстановлен. А вот публично промолчать и приватно договориться с политическим партнером (пусть и, по мнению этого самого партнера, старшим) — это вполне в духе нынешней кремлевской политики.
Будут ли США реально воевать с Саддамом? Скорее всего, нет. Создается ощущение, что недипломатические намерения по отношению к иракскому лидеру стали в устах американского президента «страшилкой» для Европы и предметом торга для России. Возможно, США таким образом пытаются «додавить» нашу позицию в переговорах по ПРО. Возможно, предметом торга будут взаимные нефтяные интересы в Персидском заливе. Однако очевидно, что предмет для разговора есть. Вопрос лишь в том, насколько путинской дипломатии удастся, не подхватив «синдром Жириновского», договориться и с овцами, и с волками.

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK