Наверх
14 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "НАЛИЧНАЯ ОПАСНОСТЬ"

Безобидные на первый взгляд операции по переводу безналичных денег в наличные превратились в настоящую угрозу экономической безопасности страны. И справиться с теневым бизнесом пока не удается.    Бурная российская история выработала у наших соотечественников особое, трепетное отношение к наличным деньгам. Революции, войны и реквизиции научили россиян не особо полагаться на банковские вклады и иные безналичные формы хранения денег и верить исключительно в «нал». В принципе, в самой операции обналичивания, то есть в переводе денег из безналичной формы в наличную, нет ничего незаконного. Каждый из нас тысячи раз совершал ее, снимая наличные со счета через банкомат или в кассе банка. Проблемы начинаются тогда, когда обналичивание используется для ухода от налогов и других незаконных операций. Вывод денежных средств в теневой оборот эксперты в области экономической безопасности считают наиболее распространенным видом преступлений в кредитно-финансовой сфере. По мнению начальника оперативно-розыскного бюро Департамента экономической безопасности (ДЭБ) МВД РФ Владимира Скворцова, неконтролируемый оборот огромных наличных сумм представляет угрозу экономической безопасности России. «Черный нал» обслуживает теневую экономику и организованную преступность, используется для взяток коррумпированным чиновникам. Часть обналиченных денег может идти на финансирование терроризма.    По данным ДЭБ МВД, чаще всего предприниматели обращаются к обналичиванию с целью уменьшить налогооблагаемую базу и сэкономить на налогах. Получив, к примеру, доход в миллион рублей, предприниматель обращается на «площадку» и через нее переводит фирмам-однодневкам 900 тыс. за якобы оказанные услуги. Налоги в итоге платятся только со 100 тыс. Остальная сумма, пройдя по цепочке банков и подставных компаний, вернется к предпринимателю в виде наличных или осядет на зарубежных счетах.   По данным МВД, количество операций по обналичиванию возрастает в конце года. «В этот период, как известно, предприятия подают расчеты по налогу на прибыль, — объясняет Владимир Скворцов. — Можно с высокой достоверностью полагать, что эти максимумы связаны с действиями юридических лиц по уменьшению налогооблагаемой базы путем проведения фиктивных операций, увеличивающих затраты». Другим предпринимателям наличные нужны для оплаты серого импорта, выплаты серых зарплат или для решения вопросов с представителями власти и контролирующих органов.   Еще одна категория клиентов — получатели бюджетных средств. В этом случае деньги тоже переводятся по фиктивным контрактам, а затем обналичиваются с целью хищения. Неудивительно, что борьба с серыми схемами по обналичке средств превратилась в одну из приоритетных задач регуляторов и правоохранительных органов.    ШЕРШЕ ЛЯ БАНК!    В 90-е годы «обналичка» и «оптимизация налогов» были обычным делом. Теневая экономика с каждым годом требовала все больше и больше наличных средств. В сочетании с либеральным законодательством по регистрации юридических лиц это дало толчок формированию специфического рынка услуг по обналичиванию средств. В лексиконе предпринимателей появился термин «площадка». Под этим термином обычно скрываются несколько банков и фирм, по счетам которых проходят операции обналичивания. В газетах открыто публиковались рекламные объявления с предложениями обналичить любую сумму за небольшой процент. Тогда же стали популярны услуги по регистрации и продаже готовых фирм. В народе такие юрлица, учитывая специ-фику их деятельности, стали именовать не иначе как «помойки». Первоначально «помойки» активно использовались для откровенного хищения средств, но затем их все чаще стали встраи-вать в схемы по обналичиванию. Проходя через счета таких фирм-однодневок, деньги теряют документальную связь с клиентом и обезличиваются.   Рынок обналичивания четко организован. Каждая из «площадок» обслуживает интересы определенного круга клиентов и обычно имеет покровителей в контрольно-надзорных органах. Как уже было сказано, «площадка» состоит из нескольких структурных элементов. Важнейшим из них можно считать управляющие центры — собственно руководство преступной группы. Эти люди организуют и выстраивают всю инфраструктуру, приобретают банки, налаживают связи в контролирующих органах. Другой элемент структуры — неформальные банковские холдинги. Преступная группа может купить сразу несколько кредитных организаций, которые могут работать как в одной цепочке, так и независимо друг от друга, выполняя схожие функции. Когда ЦБ отбирает лицензию у одного из таких банков, его место занимает другой.   Еще один важный элемент — люди или организация, специализирующиеся на массовой регистрации фирм-однодневок. Чем их больше, тем сложнее проследить маршрут денег.   И, наконец, межрегиональная дилерская сеть. Чтобы бизнес, основанный на услугах, приносил максимальную прибыль, нужно принести эти услуги клиенту домой. Чем больше регионов охватывает филиальная сеть, тем эффективней работает «площадка».   ОКОЛОБАНКОВСКИЕ УСЛУГИ    В ДЭБ отмечают, что за последние годы обналичивание оформилось в самостоятельную отрасль теневой экономики. Все чаще за организацию подобного рода схем задерживаются не рядовые сотрудники банков, а первые лица кредитных организаций. Некоторые банки сделали обналичивание своим основным бизнесом.   По материалам ДЭБ МВД России, в 2009 году возбуждено уголовное дело по ст. 172 УК РФ (незаконная банковская деятельность). Доход на сумму более 21 млрд рублей получила группа лиц из числа руководящих сотрудников ОАО «АКБ «Донактивбанк». Эти сотрудники организовали схему по обналичиванию, конвертации и выводу денежных средств за рубеж.   В ходе расследования прошли обыски в офисах банка в Москве и Ростове. Милиционеры нашли регистрационные и финансовые документы фирм-однодневок, их печати, факсимиле номинальных директоров и электронные ключи системы «банк-клиент» (электронные чипы, позволяющие клиенту банка дистанционно управлять своим счетом). В сейфах находилось более 11 млн рублей и $65 тыс., происхождение которых сотрудники банка объяснить не смогли. Чуть позже были арестованы председатель совета директоров Донактивбанка Сергей Самохвалов, председатель правления Ирина Карманова и еще четыре сотрудника банка.{PAGE}

   Донактивбанк был одним из крупнейших банков Ростовской области. Самохвалов и Карманова были весьма влиятельными людьми в Ростове. Сейчас трудно сказать, что именно толкнуло преуспевающих банкиров на эту стезю. В ДЭБ полагают, что банк начал заниматься обналичиванием, чтобы не терять крупных клиентов, заинтересованных в этой услуге. Дальше — больше. Крупные клиенты банка имели интересы как на Юге России, так и в Московском регионе. Наличные им требовались и в Ростове, и в столице. Чтобы не делить ни с кем и этот кусок пирога, руководство Донактивбанка решает открыть филиал в Москве. Это позволило не только расширить клиентскую базу, но и оптимизировать механизмы обналичивания. Счета однодневок были открыты как в головном офисе, так и в Москве. С открытием филиала Донактивбанк превратился в полноценную «площадку».
   Имеются случаи, когда подобные схемы организуют сотрудники среднего звена. В минувшем году начальнику управления клиентского обслуживания ОАО «Русич Центр Банк» Андрею Степанову предъявлено обвинение по статье о незаконной банковской деятельности. В ходе расследования сотрудники ДЭБ установили, что на протяжении 2008 года Степанов оказывал услуги по обналичиванию и за это время вывел в теневой оборот свыше 20 млрд рублей. В схеме Степанова было задействовано более сорока подконтрольных ему фирм-однодневок. На их расчетные счета поступали средства предприятий, уклонявшихся от уплаты налогов. Степанов признал свою вину, и теперь следствие устанавливает организации, которым он помог облегчить налоговое бремя.
   Руководство Русич Центр Банка в этом деле никак не фигурирует. Предполагается, что Степанов использовал банк втемную. Бывает и так, но, по мнению Владимира Скворцова, даже в этом случае руководство банка не может пребывать в полном неведении. Неожиданное увеличение оборота или миллиардные возмещения НДС фирме, которая месяц как зарегистрирована, — достаточный повод задуматься о чистоте этих операций. Проведение ежедневных многомиллионных сумм представляется маловероятным без контроля со стороны руководства банков. Особенно теперь, когда активные действия правоохранительных органов заставляют организаторов максимально усложнять схемы.
   Для операций обналичивания даже создается специальное программное обеспечение. Есть программа «банк-фальшь-клиент», которая надстраивается на существующую банковскую систему и контролирует в ней перемещение средств клиента. Программа присваивает платежам коды, идентифицирует их, шифрует. Увидеть и проконтролировать эти потоки через основную банковскую систему невозможно. По словам Скворцова, эта программа доступна в свободной продаже. Правда, там она фигурировала как система дополнительного контроля руководителя. Едва ли возможно установить такую программу без ведома топ-менеджеров банка.
   
СТРАХОВКА ОТ НАЛОГОВ

    Усложняя схемы обналичивания, злоумышленники укрывают свои операции, распределяя их между несколькими кредитными организациями, включая крупные банки федерального уровня. Для организации очередной схемы покупается маленький банк. Но если он начнет собирать деньги и переводить их за рубеж, то Центробанк сразу отметит резкое увеличение таких переводов. В ЦБ сделают выводы, и банк попадет в поле зрения МВД. Но маленький банк может открыть корреспондентские отношения в одном из крупнейших банков и переводить деньги сначала туда, а затем за рубеж. Тогда его переводы потеряются на фоне миллиардных операций крупного банка. Есть в этой схеме еще несколько небольших, но вполне чистых банков, которые занимаются только тем, что собирают деньги клиентов и отправляют их в маленький «черный» банк.
   Заметно увеличилось и количество фирм-однодневок, используемых для перемещения средств. Если раньше такие операции могли проходить с участием двух фирм и одного банка, то теперь деньги проводят через несколько банков и сотни фирм.
   Пытаясь скрыть свою деятельность от ЦБ и МВД, организаторы «площадок» понемногу переходят из банковской сферы в страховую. При обналичивании через банк клиент перечисляет средства на счета однодневок, рискуя привлечь внимание правоохранительных органов. Другое дело, когда деньги под видом страхового взноса получает известная страховая компания. Компании, имеющие лицензии Федеральной службы страхового надзора, обычно не вызывают подозрений. Затем большая часть денег уходит в «серую» страховую компанию или за рубеж под видом перестрахования. С этого момента схема мало чем отличается от прежней, но клиент уже не рискует «засветиться» на договоре с «однодневкой».
   В ходе оперативной разработки сотрудники ДЭБ вышли на организаторов такой схемы. Страховые компании «Золотой Гарант», «Интеллект-Гарант» и Средневолжская перестраховочная компания путем обналичивания помогали клиентам, среди которых были крупные российские страховые компании, уменьшить налогооблагаемую базу. Деньги поступали по фиктивным договорам страхования и перестрахования, затем уходили на счета других компаний и снимались наличными. При этом прикрытием служили либо договоры перестрахования, либо сделки по покупке ценных бумаг. По данным ДЭБ МВД, за четыре года на счета, открытые в Швейцарии и Черногории, было выведено более 50 млрд рублей. Организатором и руководителем «предприятия» милиционеры считают 36-летнего Сергея Тихомирова.
   В августе прошлого года в офисах подконтрольных Тихомирову компаний прошли обыски. Милиционеры нашли регистрационные и финансовые документы 220 фирм-однодневок, электронные ключи системы «банк-клиент», банковские карты и копии паспортов подставных лиц. Изъята неучтенная наличность в размере 20 млн рублей и $2 млн. Сергей Тихомиров объявлен в международный розыск.
   
ПРЕСТУПЛЕНИЯ БЕЗ ПОТЕРПЕВШИХ
    Что же мешает правоохранительным органам раз и навсегда покончить с криминальным бизнесом? По словам сотрудников ДЭБ, подводных камней в их работе предостаточно. Помимо того, что преступники хитры и изворотливы, на руку им играет и законодательство. В схемах по обналичиванию используются реквизиты фирм-однодневок. Борьба с созданием таких организаций представляет определенную сложность. Во-первых, компании регистрируются в полном соответствии с законом, и до тех пор пока участие фирмы в преступной схеме не доказано, никаких претензий ей предъявить нельзя. Во-вторых, номинальными руководителями таких организаций, как правило, становятся малообеспеченные граждане — чаще всего студенты. За тысячу долларов эти люди соглашаются передать организаторам свои паспортные данные и подписать какие-то документы. Когда же аферу раскрывают, выясняется, что директор фирмы всего лишь студент, который понятия не имеет, чем занималось «его» предприятие.
{PAGE}
   Широкое использование фирм-однодневок возможно еще и потому, что банкиры формально не могут отказать организациям в открытии и ведении счетов. Даже если служба безопасности банка понимает, что 18-летний гендиректор регистрирует фирму не для того, чтобы заниматься реальной предпринимательской деятельностью, дать ему от ворот поворот нельзя. Привлечь к ответственности таких директоров было крайне сложно, хотя их действия можно расценивать как пособничество. Однако в ДЭБ наработан необходимый опыт, позволяющий преследовать зиц-председателей. В прошлом году к уголовной ответственности был привлечен студент одного из столичных вузов. Молодой человек числился руководителем фирмы, на счета которой поступили 760 млн незаконно обналиченных рублей.
   Однако основная трудность в борьбе с незаконными финансовыми операциями состоит в том, что никто из участников этих афер не заинтересован в огласке. Организаторы схем имеют доход от проведения операций, а их клиенты решают свои проблемы с минимизацией налогов и получением черного нала. Другими словами, преступление есть, а потерпевших нет. Хотя в конечном счете потерпевшими становятся миллионы законопослушных налогоплательщиков. Бывает, правда, что потерпевшими становятся сами клиенты, когда «площадка» неожиданно закрывается вместе с их миллионами. Но в милицию такие потерпевшие, как правило, не обращаются.
   

   В 2009 году правоохранительные органы выявили более 428 тыс. преступлений экономической направленности. Пятая часть (свыше 83 тыс.) приходится на преступления в кредитно-финансовой сфере. В суды направлены уголовные дела о 253 984 преступлениях. Более 106 тыс. человек привлечены к уголовной ответственности. Размер материального ущерба, причиненного экономическими преступлениями, превысил 1 трлн рублей. Это почти в 8 раз больше показателя 2008 года.

 

   ЛАЗЕЙКА
   Одной из лазеек, позволяющих банкам практически бесконтрольно выводить деньги за рубеж, стали изменения в федеральном законе «О валютном регулировании и валютном контроле». Раньше, если кто-то переводил деньги на счет иностранной компании, закон обязывал платель-щика зарезервировать в Центробанке сумму, эквивалентную 25% платежа. Когда из-за границы приходили документы, подтверждающие сделку, банк возвращал отправителю его залог. Учитывая, что ника-ких реальных сделок в процессе обналичивания не происходит и подтверждать нечего, отправитель мог потерять залог. Эта норма делала операции по выводу средств невыгодными и бы-ла хорошим сдерживающим фактором. Потом ее отменили с целью либерализации законодательства, чем незамедлительно воспользовались преступники. Теперь достаточно указать цель платежа, например «Оплата по договору поставки цветков папоротника», и спокойно отправлять деньги.

   

   БАНКОВСКИЕ ПРАЧЕЧНЫЕ
   Операции по обналичиванию крупных сумм рассматриваются регулирующими органами как признак того, что банк занимается отмыванием денежных средств. Широкомасштабную борьбу с отмыванием ЦБ РФ начал в 2004 году — тогда за невыполнение требований по противодействию отмыванию денег была отозвана лицензия у Содбизнесбанка. Массовый же отзыв лицензий пришелся на 2006-2007 годы, в тот период права на работу лишились 104 банка, вызвавших у ЦБ подозрения. Их совокупный уставный капитал составлял примерно 1,0% от общего капитала банковской системы РФ.
   Пристальное внимание регулятора сделало бизнес на банках-«прачечных» весьма рискованным, и объемы его сократились. Если еще в начале прошлого десятилетия бизнесмены скупали для обналички банки-«пустышки» (по сути, лицензии на банковскую деятельность) десятками, а то и сотнями в год, то сейчас количество таких сделок уменьшилось в разы. Подобные «банчки» быстро попадают в поле зрения правоохранительных органов и регулятора, их закрывают, и владельцы не успевают «отбить» покупку. н. Отказались от таких услуг как отдельного, некогда весьма доходного бизнеса и крупные кредитные организации. «Конечно, рынок за последнее время сильно изменился, — говорит зампред крупного банка, попросивший не упоминать его имени. — Топ-200 уже не занимается такими вещами, лицензия дороже». Правда, утверждает финансист, иногда услуги по обналичиванию крупных сумм могут предоставляться крупным, проверенным клиентам или по некоторым продуктам (например, это может быть повышение персонального лимита на снятие наличных без процентов с банковских карт для руководства предприятия). Но таких примеров немного, и услуга эта, по сути, является дополнительным сервисом, а не отдельным источником дохода.
   От нелегальных же операций солидные банки стараются себя оградить с помощью внедрения служб внутреннего контроля. Тем не менее крупные кредитные организации все же могут использоваться злоумышленниками «втемную»: в больших банках с обширной клиентской базой и огромным количеством операций легче затеряться. Порой в незаконных операциях бывает замешан банковский персонал среднего и нижнего звена — от рядовых менеджеров до управляющих отделениями или филиалами.
{PAGE}
   Сами финансовые схемы становятся изощреннее. Одна из самых популярных — схема с использованием пластиковых карт. В этом случае компания оформляет в банке карты на подставных лиц (порой на эту роль берут студентов или бомжей), а те за небольшое вознаграждение снимают наличные в банкоматах. Помимо липовых «зарплат» на карты могут перечисляться страховые выплаты, гонорары и т.д.
   ЦБ старается реагировать на новые тренды. Специалисты Бан-ка России мониторят банковские тарифы на снятие наличных и иногда заставляют менять их в принудительном порядке. «Банкам приходится повышать проценты за снятие наличных сверх суточного или месячного лимита (эти лимиты тоже следствие борьбы с обналичкой) и выставлять заградительные тарифы при транзакциях в особо крупных размерах», — говорит банкир-собеседник «Профиля». Например, если сумма снятых средств превышает суточный лимит на 80%, комиссия может составить 5-8%. Поэтому чтобы сделать бизнес по обналичке рентабельным и не вызвать подозрений, клиентам приходится снимать небольшие суммы.
   Еще одна схема: частное лицо может перевести деньги с расчетного счета (куда поступил платеж, например, за оказание услуги) на срочный вклад или карточный счет. Затем вклад досрочно расторгается, и уже наличные средства снимаются через кассу, в случае с карточным счетом — через банкоматы. Тут деньги клиент перечисляет сам себе, и такая операция подозрений не вызывает.
   До последнего времени пользовалась успехом схема с использованием платежных терминалов. Только в Москве их насчитывается около 4 тыс. Известно, что за 2009 год россияне провели «терминальных» платежей на 660 млрд рублей. Установка машин по сбору кэша — бизнес очень доходный и не всегда легальный. Компании-владельцы аппаратов, собирая большое количество наличности, могут продавать ее по выгодной цене нуждающимся фирмам, а взамен получать от них безнал. «Вы никогда не задумывались, почему в некоторых аппаратах с вас не берут комиссию за перевод денег на счет сотового оператора? — говорит банкир. — Именно потому, что людей больше интересует большой объем налички, а не комиссионные доходы». Однако контролирующие органы и тут вставляют палки в колеса изобретательным коммерсантам. С января 2010 года вступил в действие закон «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами», который обязал снабдить каждый терминал контрольно-кассовой техникой и выдавать чеки — теперь наличные попадут под контроль налоговиков.

  

   ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ МАТЕМАТИКА
   В 2005 году один из мебельных магазинов на Комсомольском проспекте в Москве заключил договор с эстонской консалтинговой компанией на про-ведение исследования шельфа Антарктики с целью изучить возможности добычи нефти и перевел за рубеж аванс за эту работу в размере $500 млн. У банка, через который ушли деньги, позднее отозвали лицензию.

   

   РАСЧЕТЫ ПОКАЗАЛИ…
   ЧТО ПОЧЕМ
   Как только ЦБ начал отзывать лицензии, стоимость услуг по обналичке серьезно выросла. По словам депутата Госдумы, председателя Общественного антикоррупционного комитета Антона Белякова, бизнесмены, обращавшиеся в антикоррупционный комитет, рассказывали, что раньше цена подобной услуги составляла от 1,5 до 3% от суммы, а сегодня комиссия может варьироваться в зависимости от схемы от 4 до 10%.
   «Если компания крупная и нужны только надежные партнеры, то тогда схема следующая: деньги по договору перечисляются проверенному службой безопасности партнеру, который, предлагая реальные услуги на рынке, не вызовет подозрений у налоговой, тот берет себе 5-8% и далее обналичивает деньги через фирму-однодневку, которая берет еще 4-6%», — говорит инвестконсультант, бывший замгендирек-тора ООО «ДиаМакс» Степан Тимофеев. По его словам, приведенные им цифры могут меняться в зависимости от договоренностей между партнерами.
   К концу года спрос на наличные обычно вырастает. Повышаются и тарифы на обналичку. «В 2008 году к 25-26 декабря расценки выросли до 15-16%», — вспоминает Степан Тимофеев.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK