Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Наследница по кривой"

Гороскоп, изданный в 1897 году, обещал всем Тельцам поголовно разорение на бирже, потерю всех акций. В советские времена меня, Тельца, это совсем не волновало. Нет биржи — нет акций, нет акций — нет разорения.   Угроза потери акций не волновала меня и в несоветские времена, вплоть до последнего времени. В 90-х свой ваучер я смело вложила в компанию , рассудив, что даже если мир рухнет, золото все равно останется, так что прибыль обеспечена. С тех пор мы с золотодобывающей компанией благополучно друг про друга забыли, в золото-бриллианты я если и вкладывалась, то исключительно в утилитарных целях: поносить в ушах и на пальцах. И никакие потрясения на мировых и местечковых фондовых биржах не тревожили мой покой.
   Хотя нет, вру, однажды пророчество могло бы сбыться, если бы не моя оборотистость. Году в 1991-м меня угораздило поучаствовать в телеигре. Уж и не помню, как она называлась, потому что просуществовала недолго. Игроки должны были правильно ответить на умные вопросы. Мне предстояло побороться с пятью глубокомысленными мужчинами. Особо не заморачиваясь на серьезности момента, во втором раунде я быстренько выбрала предложенный , в котором оказалась серебряная монета: акция Российской товарно-сырьевой биржи номиналом 5 тыс. рублей (неплохие по тем временам деньги). Монету я немедленно продала и купила новый телевизор. Впоследствии РТСБ благополучно разорилась. Шанс разориться вместе с ней, согласно гороскопу, у меня был. Но это дело прошлое, а тут вдруг — на тебе, опять…
   С утра пораньше в почтовом ящике я обнаружила письмо на имя моей мамы, которая скончалась много лет назад. (название изменено. — А. Г.) купит принадлежащие вам акции (41 шт.) издательства по цене одна тысяча рублей за акцию…> В 1992 году моя мама, как работник издательства, получила 41 акцию, общей стоимостью 20,5 тыс. неденоминированных рублей (по 500 рублей за акцию). Потом многих сотрудников, в том числе и маму, отправили кого на пенсию, кого просто восвояси, а большинство помещений издательства сдали под разнообразные склады и офисы. Издательская деятельность тихо сводилась на нет.
   После смерти мамы ни я, ни папа в наследство не вступали. А зачем? Я единственная дочь у обожаемого и обожающего меня отца. Делить нам нечего, соответственно, и наследовать что-то неактуально. Про долю в национальном богатстве никто и не вспомнил. Рухнул СССР, а вместе с ним и все , во всяком случае, в нашем сознании, не замутненном бизнес-раскладами. Деньги деноминировались, счета на сберкнижках обесценились. Значит, и акции практически убитого издательства всем без надобности. И головной боли никакой — а то ходи потом по собраниям акционеров, вслушивайся, что они там плетут.
   Предложение купить акции за 41 тысячу меня возбудило. 41 тысяча — какие ни на есть, а все же деньги, можно новый ноутбук купить или стиральную машину папе, да мало ли что можно купить, главное — сначала продать, а для этого акции надо унаследовать. Где может находиться наше наследственное дело по прошествии 10 лет, я понятия не имела, но нотариальная контора, где хранятся архивные дела,ы нашлась довольно быстро — 15 телефонных звонков и долгожданный ответ: . Поскольку первый прямой наследник — папа (я, дочь, тоже прямая, но муж — главнее), он и поехал. Заплатив пошлин на сумму, в 10 раз превышающую официальную стоимость наследства, в которое мы норовили вступить, папа был признан официальным наследником всего, что у нас и так уже есть, но… только не акций!
    — Чтобы унаследовать акции, вы должны представить нам справку из издательства о реальной стоимости акций на сегодняшний день и справку от независимого оценщика, — строго сообщила дама-нотариус с непроницаемым лицом и уткнулась в бумаги.
   — А где я возьму оценщика? — растерялся папенька, последние лет 70 не игравший на бирже.
   — Телефон оценщика — на стенде в коридоре.
   В коридоре на стенде обнаружился не только телефон оценщика, но и стоимость услуг: $700. У папы, с его профессорской зарплатой, глаза на лоб вылезли.
   — Это что же: я должен заплатить за каждую справку по пять раз, потом еще $700, побегать месяц-другой по очередям и получить столько же? — возмущался вечером папа.
   — Слушай, ну их на фиг, эти акции, — умничала я. — 40 тысяч, конечно, хорошо, но здоровья не хватит. А потом, пока мы будем бегать по конторам и оценщикам, этот уже скупит контрольный пакет и ему твои пять акций не пригодятся даже за два рубля. Давай я позвоню покупателям и скажу: Это же им надо купить у нас по дешевке народное добро.
   — Щас, делать им больше нечего, — иронизировал папа. Человеку старой закалки не привыкать собирать всевозможные справки, проводя жизнь в очередях. Платить за это специально обученным людям папа не приучен. Помню, затеяли мы квартиру приватизировать, наконец-то, в числе последних… Нет, даже вспоминать не хочется.
   На следующий день папа отправился в издательство за справкой о стоимости имущества. Там выяснилось, что контора, то ли кадастровая, то ли реестровая, то ли еще какая, находится в аккурат в Калуге — чтобы всем удобней было. , — поделились соображениями в бухгалтерии.
    — Прибавь к своим расходам стоимость проезда до Калуги, — хихикала я. — Кстати, а кто туда поедет?
   — Для меня электричка бесплатна, я пенсионер и ветеран труда, — гордо заявил папа.
   — О, это повод послать именно тебя! Не забудь, кстати, пяток справок в электричку прихватить, а то контролер решит, что ты пионер и обалдуй — поди докажи потом, — ерничала я. —
   Тут папа припомнил культурный шок, который он испытал в Австрии. В музеях Вены, на подъемниках в горах и еще где-то ему безоговорочно предоставляли скидку как пенсионеру. И пенсионный билет для этого не требовался! У папы совершенно не укладывалось в голове: как же так, никаких документов предъявлять не надо? А пускают, потому что и так видно: человек в возрасте. Точно такое же потрясение много лет назад испытал отец моего знакомого — шахтер из Днепропетровска. В перестройку они всей семьей уехали на ПМЖ в Германию, где главе семейства тут же положили пенсию немецкого шахтера. На нее он теперь счастливо путешествует с женой по всему миру.
   Слава богу, в Калугу нам ехать не пришлось, в издательстве сжалились и сделали запрос сами. Через месяц мы стали счастливыми обладателями жизнеутверждающей справки: на бирже не выставлялись и котировка по ним не проводилась. Переоценка акций не производилась. После деноминации 01.01.1998 г. и по настоящее время стоимость акций составляет 50 копеек. Стоимость пакета гражданки Смирновой Н.Я. составляет в настоящее время 20 руб. 50 копеек>.
   — Вот и славно, — обрадовалась я. — На торги не выставлялось, ничего не котировалось, теперь от нас отвяжутся и признают наследниками.
   Подхватив бумаги, мы снова отправились в нотариальную контору.
   — Извините, но ввести вас в наследство на основании этой справки мы не можем, — резюмировал помощник отсутствующего нотариуса, изучив наши документы.
   — Почему? Там же написано, что рыночной цены нет. И вообще, наши акции налогом не облагаются, потому что они получены бесплатно за ударный труд, значит, и стоимость их не имеет значения, если вы о налоге волнуетесь, — поперла я.
   — Без независимого оценщика это нарушение закона, — сделал каменное лицо молодой человек.
   — Да у нас одна статья закона перечеркивает другую, посмотрите, там наверняка есть лазейка, — продолжала я наступление. — И вообще, я в Интернете прочитала, что нотариусы, идя навстречу клиентам, приравнивают рыночную стоимость акции к номинальной, это незаконно, но практикуется часто.
   — Ничем не могу помочь, — отрезал молодой человек. — В суд будете подавать?
   — На вас? Буду! — кипятилась я, не обращая внимания на папу, нервно дергавшего меня за рукав. Судя по всему, он уже подсчитал расходы на каждый бланк.
   — При чем здесь я? — удивился нотариус. — В суд передается ваше наследственное дело. У судьи есть право признать вас наследниками.
   — Передавайте, — отрезала я. Потому что про себя уже поняла: мы же ничем не рискуем! Удастся нам, собрав 54 справки, доказать, что мы прямые наследники, — хорошо. Нет — тоже не беда. Зачем нам лишняя головная боль, если на фондовом рынке кризис? Нет акций — нет разорения. Так что ждите новостей.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK