Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "НАСТОЯЩИЕ КОСМИЧЕСКИЕ ВОЙНЫ"

Пришло время спутниковых системВпервые применив новые разработки в области спутникового оружия и систем во время первой войны в Персидском заливе в 1991 году, военные США назвали ее «первой космической». Но тогда эти новинки использовались лишь при выполнении каждой десятой боевой задачи. Теперь в результате десятилетия сумасшедших прорывов в информатике 90% всех бомб и ракет — это высокоточное оружие.
Космические системы стали намного точнее, чем в 90-х. Они умеют делать разборчивые снимки газетного текста с высоты 200—400 миль (1 миля = 1,6 км. — «Профиль»). Новейшие спутники связи обеспечивают доступ в Интернет со скоростью 50 мегабит в секунду, позволяя вести видеозапись на поле боя и передавать ее в штаб за долю секунды. «Таких спутниковых технологий, как в Ираке и в Афганистане, мир еще не видел», — говорит генерал ВВС в отставке Дэвид Бейкер (David E. Baker), военный аналитик в Schwab Washington Research.
Удивительно, но значительная их часть — детище коммерческого сектора спутниковых технологий, который из-за краха технологической отрасли сократился в десять раз. Помните Iridium Satellite LLC — обанкротившуюся компанию спутниковой телефонии, за которой стояла Motorola Inc.? А детище Билла Гейтса (Bill Gates) и Крэга МакКоу (Craig McCaw) —Teledesic LLC? Этот проект «Интернета в небесах» был зачат 13 лет назад, но не запустил в небеса еще ни одной птички. Однако Iridium и прочие обзавелись сегодня клиентами, готовыми платить за спутниковую связь, навигационные системы и т.п., — американскими военными. И хотя в таком симбиозе нет ничего нового, на сей раз два сектора переплелись тесно как никогда.
Взять оптические каналы связи. По данным консалтинговой фирмы RHK Inc. из Сан-Франциско, коммерческие сети в среднем работают на 35% мощности. А военные между тем одни из немногих, кто постоянно ощущает нехватку каналов связи. А после 11 сентября 2001 года их потребности в средствах связи, наблюдения и высокоточных системах наведения выросли еще больше. «Обычно власти использовали им же принадлежавшие спутники», — отмечает Джозеф Райт-мл. (Joseph R. Wright Jr.), гендиректор PanAmSat Corp. Но, не имея никаких шансов обеспечить все свои нужды самостоятельно, правительство «обращается к коммерческому сектору».
Сотрудничество с правительством уже позволило спутниковым компаниям увеличить прибыль. В 2000 году военные спасли от банкротства Iridium. Компания принесла своему учредителю — Motorola Inc. — $2,6 млрд. убытков, но сумела добиться контракта, который в 2000—2007 годах может принести $252 млн. Доходы Intelsat Ltd. (более 20 спутников) составляют $1 млрд., 10% которых приносит работа в интересах государства. PanAmSat уже не один год пытается справиться с падением прибыли. Зато темпы роста ее подразделения, работающего на военные нужды, превышают 10%. Пока оно дает всего 3% от $812 млн. доходов, но такое положение изменится. Тем более что здесь приобрели Hughes Global Services Inc. (подразделение Hughes Electronics), поставщика Пентагона с оборотом в $50 млн. в год.
Чтобы оценить совершенство новых технологий, вспомним, как первый в мире разведспутник передавал данные ЦРУ. Спутник Corona был запущен на орбиту всего через несколько месяцев после того, как над Советским Союзом был сбит самолет-шпион U-2, пилотируемый Фрэнсисом Пауэрсом (Francis Gary Powers). Съемка велась на пленку, которая автоматически запечатывалась в особую капсулу, а ее потом специальной сеткой захватывали с самолета.
С тех пор США всегда доминировали в спутниковой связи. В 1978 году военные запустили первый спутник GPS, навигационной системы, изначально предназначенной для судов, которая могла быть использована для наведения бомб и ракет. США разрешают коммерческим операторам всего мира использовать это созвездие из 24 спутников бесплатно. Но военные частоты приберегают для себя и союзников. Спутниковая навигационная система есть и у России, но с меньшим охватом. ЕС планирует создать систему Galileo, но пока дело увязло в бюрократическом болоте. Вопрос создания национальной системы GPS из четырех спутников рассматривает и Китай.
GPS работает в интересах гражданских: ею оснащены 0,3% американских автомобилей 2002 года выпуска. Но это меркнет перед масштабами военного применения. Во время войны антенны GPS появятся на всех американских танках и, возможно, будут использованы для наведения гигантских бомб МОАВ весом 21 000 фунтов (1 фунт = 0,454 кг. — «Профиль»). «Эта технология только начинает разворачиваться, и эффект будет грандиозным», — говорит Джеймс Фраунфелтер (James B. Frownfelter) из PanAmSat.
Как и в случае с GPS, широкое внедрение широкополосного Интернета в гражданскую жизнь еще впереди. Но военные получают доступ к новейшим спутникам связи высокой мощности от Lockheed Martin Corp. и Boeing Co. Они обеспечивают в 100 раз более быстрый Интернет-доступ, чем обычные цифровые абонентские линии, и в 3 раза более быстрый, чем тот, что был у военных в Косове. Тогда для этого нужны были очень большие антенны — до 4 метров в диаметре. А вот антенны нового поколения, вроде тех, что выпускает стокгольмская компания SWE-DISH Satellite Systems, могут быть длиной один метр и умещаются в чемоданчике размером с обычный «дипломат». Еще более важно, что широкополосная связь охватывает теперь не только командные пункты и базы, но и само поле боя, обеспечивая солдат информацией и надежной связью.
Нечто похожее происходит и с GPS. Ручные GPS-системы целеуказания могут выдать конкретные координаты объекта с точностью до 10 футов (1 фут = 0,304 м. — «Профиль»). Они в пять раз точнее лазерных систем, задействованных в первой войне в Персидском заливе. Чем точнее разведданные, тем меньше риск нанесения ударов по гражданским объектам или войскам союзников. «Повышение точности целеуказания и наведения нашего оружия означает, что в бой можно бросить меньшие силы, что повышает эффективность боевых действий в целом», — говорит Бейкер.
Спутниковые системы не лишены недостатков. Хотя они практически не подвержены влиянию метеоусловий и условий видимости, сильная буря в сочетании в какими-то необычными факторами может привести к их «слепоте». Кроме того, немало спутников, стоящих $100 млн. и более, теряется безвозвратно при запуске из-за аварий. А выведенные на орбиту спутники достаточно трудно ремонтировать или заменять. И хотя противнику с земли непросто исказить сигналы спутников, такие факты известны. Поэтому командиры по-прежнему предпочитают наземную навигацию.
Спутниковые компании, однако, утверждают, что они в состоянии справиться с большинством из этих проблем. Райт из PanAmSat говорит, что военные начинают использовать спутник не раньше чем через год после удачного запуска, когда самый опасный период существования спутника уже миновал. Кроме того, в систему входят запасные аппараты, чтобы не подвергать ее риску при отказе одного спутника. А новые мощные спутниковые системы располагают широким диапазоном каналов, что делает их гораздо более помехоустойчивыми. Кроме того, аппаратура постановки помех сама излучает радиоволны, что позволяет ее обнаружить.
Другими словами, война в Ираке — это больше чем общее поле боя, на котором рука об руку сражаются военные и гражданские спутниковые технологии. Постоянное совершенствование технологий разведки и целеуказания — в этом военные зависят от спутниковых компаний. А те, в свою очередь, зависят от клиента, который не повернется к ним спиной, когда для экономики настанут трудные времена.

СТИВ РОЗЕНБУШ (STEVE ROSENBUSH) В НЬЮ-ЙОРКЕ. — BUSINESS WEEK

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK