Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "НАТО в поисках смысла"

Североатлантический альянс подошел к саммиту в Риге с рядом нерешенных проблем. В частности, это касается Афганистана. США и Великобритания настаивают на военном вмешательстве, в то время как Германия считает успешной свою позицию — использовать вооруженные силы для оказания помощи в развитии этой страны.Президент США беседовал с канцлером Германии по специальному видеоканалу, защищенному от прослушивания. Лишь немногие сотрудники могли присутствовать при разговоре между Джорджем Бушем и Ангелой Меркель.

Положение в Ираке, конфликт с Ираном из-за его ядерной программы, кризис в Ливане, Конго — не была забыта ни одна из тем, беспокоящих лидеров западных стран. В заключение госпожа канцлер завела речь о самом щекотливом для нее вопросе. 

Да, в Афганистане сложилась тяжелая ситуация, сказала она, но бундесвер выполняет на севере страны важную задачу. Там сосредоточено 40% афганского населения. Германия входит в число стран, направивших в Афганистан самые многочисленные контингенты, почти 3 тыс. немецких солдат преимущественно занимаются мирным восстановлением страны, уже обучены 16 тыс. местных полицейских.

Госпожа канцлер агитировала за немецкую концепцию неразрывной связи между обеспечением безопасности и восстановлением страны. Военное участие играет важную роль, но в итоге все равно придется вести борьбу за сердца афганцев. Президент внимательно выслушал Меркель — и сменил тему.

Споры на высшем уровне считаются среди союзников по НАТО дурным тоном, поэтому атаки ведутся из глубин правительственного аппарата той или иной страны. И после упомянутой видеоконференции Вашингтон стал оказывать массированное давление на немцев: они должны, наконец, принять участие в боях в Афганистане, которые часто сопровождаются людскими потерями («Немцы должны научиться убивать»). Американцев во всем поддерживают их верные союзники — англичане. Как стало известно, немцам в Кабуле поступало множество неофициальных просьб от союзников по НАТО принять участие в боях на юге страны. Просьбы были отклонены.

Тем временем правительство Меркель тоже перешло в наступление. Так, например, за несколько дней до саммита в Риге представитель Германии в НАТО сообщил из Брюсселя в Берлин, что «в соответствии с указаниями» активно защищал позицию Германии в Совете НАТО, отвергая при этом американскую точку зрения. В конце заседания представители многих стран выразили ему одобрение за то, что он прекословил Америке.

В каждой речи и в каждом интервью Меркель и министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер (СДПГ) пытаются втолковать общественности, что немцам в Афганистане не в чем упрекнуть себя. Достижения Германии по восстановлению этой страны таковы, что «я не могу принять никаких упреков», заявил Штайнмайер членам британской парламентской делегации. Эта наступательная позиция имела успех. Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер, который раньше громче всех критиковал немцев, был вынужден пойти на попятный. Сначала он сделал это в телефонном разговоре с Меркель, а затем публично заявил в Брюсселе, что Германия — не та страна, к которой надо обращаться в первую очередь, если речь идет об увеличении числа солдат на юге Афганистана. «Он мог бы сказать это и раньше», — сердито прокомментировал его слова Штайнмайер.

Голландец Схеффер ни в коем случае не хотел осложнять саммит НАТО в Риге. Главы государств и правительств этого самого сильного в мире военного союза встречаются раз в два года, чтобы предстать перед общественностью как некое подобие клуба друзей. Буш и Меркель, англичанин Тони Блэр и турок Ресеп Тайип Эрдоган должны демонстрировать полное единство, позируя для группового снимка. 

Но это шоу редко когда бывало столь похоже на фарс, как в этот раз. Они хотят выглядеть друзьями, однако в действительности между ними существуют глубокие противоречия, и они не знают, что делать дальше. С гибелью Советского Союза 15 лет назад НАТО лишилась не только противника, но и смысла собственного существования. С тех пор накопилось много вопросов.

НАТО — это прежде всего политический или классический оборонный союз? И кто его противник? Радикальный ислам, или поднимающие голову ядерные государства вроде Ирана, или даже Россия? Каким влиянием должен обладать Вашингтон и как уравновесить бремя, которое несут Америка и Европа? Возможно ли такое разделение обязанностей, когда одни отвечают за войну, а другие — за вооруженную помощь при восстановлении? Где должна остановиться НАТО — на восточной границе ЕС, в Грузии или, чего доброго, в Австралии, Японии, Новой Зеландии?

Налицо кризис смысла, но правительства скрывают это в папках с надписью «Служебная информация» и в документах с грифом «Совершенно секретно». Разумеется, заключительное коммюнике по результатам саммита в Риге было в деталях подготовлено еще до самой встречи. Было заранее решено, что она пройдет с успехом. Однако плата за этот успех высока, потому что важнейшие спорные вопросы обходят молчанием.

Прежде всего это касается самой насущной проблемы Североатлантического альянса. Афганистан стал экзаменом для НАТО. Если союз потерпит там поражение, сказал бывший помощник президента США Брент Скоукрофт, «НАТО придет конец». Однако именно Афганистан показал, что партнеры совершенно по-разному представляют себе, какую роль должен играть альянс.

На севере союзники, и прежде всего немцы, пытаются показать, как путем вооруженной поддержки можно постепенно поставить на ноги бедную развивающуюся страну. На юге же британцы, американцы, голландцы и канадцы ведут кровопролитную борьбу с талибами и их союзниками.

С начала войны в Афганистане погибли 350 американских солдат, 42 канадца и 41 британец. Число жертв среди мирного населения в большинстве случаев альянсом стыдливо замалчивается. Однако союзники стали все чаще критиковать тактику Соединенных Штатов, своими бомбардировками и грубыми облавами настраивающих мирное население против военнослужащих НАТО.

Там, в глубоком тылу Запада, идет борьба культур. По одну сторону баррикад стоят прежде всего англо-американцы, предпочитающие разрешать конфликты при помощи военной силы. По другую же сторону — немцы, пытающиеся в несравнимо более мирном окружении оказывать помощь при восстановлении страны, прибегая к защите военных. 

Эти различные концепции отражают и принципиально разные представления союзников о смысле НАТО. США видят роль альянса в борьбе против террористической угрозы и распада государств, где бы это ни происходило. В Белом доме это называют «глобальным горизонтом». «Американцы хотят воевать, а европейцы — улаживать конфликты», — так охарактеризовал трансатлантическую разницу в подходе к проблемам один из представителей Германии в штаб-квартире НАТО в Брюсселе.

Позицию Берлина, которая изложена в новой «Белой книге по безопасности Германии», министр обороны Франц Йозеф Юнг (ХДС) называет «единой политикой безопасности». Выбить у врага почву из-под ног можно лишь если удастся завоевать «сердца и мысли» мирных жителей, считает он.

Немцы все чаще критикуют американцев. Согласно исследованию германского Министерства по оказанию помощи развивающимся странам, «историческая неприязнь афганцев к иностранным военным» усиливается во много раз «из-за специфического фактора США». Список немецких претензий к американцам обширен, от пыток в американских тюрьмах до «несоблюдения правил дорожного движения американскими конвоями в Кабуле». Одна из внутренних инструкций Министерства иностранных дел Германии предписывает дипломатам подчеркивать свое отличие от американцев: «Германия придает большое значение поведению, адекватному ситуации, а также налаживанию партнерских контактов с местным населением». 

Берлин любит приводить в пример германский миротворческий контингент в провинции Кундус, в котором, в отличие от американского контингента, военные и дипломаты имеют равные права. В этой провинции заасфальтировано 120 км дорог, несколько городов обеспечены водой и электричеством и построены две новые больницы. 80% мальчиков и 50% девочек ходят в школу, причем еще пять лет назад девочек в классы вообще не допускали.

Говоря о своих успехах, немцы предпочитают умалчивать, что из 450 солдат, находящихся в Кундусе, примерно две трети никогда не покидают своего лагеря, поскольку заняты координацией действий и снабжением собственных подразделений. То же относится и к остальным немецким военным, находящимся в Гиндукуше. Это возможно лишь потому, что на севере практически нет организованного сопротивления, разве что иногда совершают вылазки местные банды. Афганистан — страна племен, где традиции и ценности сильно разнятся от региона к региону. Например, жители юга относятся к помощи Запада гораздо более скептично, чем жители севера. 

Меркель и Штайнмайер пытаются убедить союзников в правильности выбранного ими пути. «Мы хотим, чтобы немецкая модель стала нормой, чтобы к нашей философии прислушались», — такую задачу Штайнмайер поставил перед сотрудниками своего министерства.

Официально трещины в альянсе должны быть замаскированы. Дипломаты на протяжении многих месяцев колдовали над пятистраничной «политической программой», стремясь к тому, чтобы она удовлетворила всех.

Этот документ, чуть ли не до самого саммита державшийся в секрете, очень обтекаемо формулирует и «фундаментальные задачи» альянса: это «обеспечение безопасности, проведение консультаций, устрашение и оборона, кризисный менеджмент и партнерство». По сути, «коллективная безопасность» остается ядром альянса, говорится в документе — совершенно в духе Франции, а также Польши и других новичков в НАТО из Восточной Европы, которые все еще считают, что от России исходит военная угроза.

Для Вашингтона припасена азбучная истина, что «защита от терроризма приобретает все большее значение», а немцы обнаружат здесь свою «единую политику безопасности». Должно улучшиться «практическое сотрудничество» с международными и неправительственными организациями, чтобы «более эффективно взаимодействовать при планировании и проведении операций», подобных афганской. Тот факт, что с «единством» международных организаций на практике дело обстоит не так уж хорошо, отлично известен и Меркель, и Юнгу, и Штайнмайеру.

Во время семинара по Афганистану, проводившегося близким к ХДС фондом Конрада Аденауэра в Брюсселе, представители ЕС, ИСАФ и Организации по оказанию помощи развивающимся странам при ООН говорили о своей деятельности в Гиндукуше. Все эти господа приехали из Кабула, и в их докладах было мало нового. Только после настойчивых вопросов ведущего все трое признались: «В Кабуле мы ни разу не говорили друг с другом».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK