Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Нехорошева квартира"

Любви все возрасты покорны. Александр Нехорошев, один из основателей «Вестей», отец двоих детей, двадцать лет состоявший в браке, влюбился в телеведущую Светлану Шурыгину. Об этом романе судачило все «Останкино». О том, что из всей этой истории получилось, «Профиль» расспросил саму Светлану, ведущую программы «Мода нон-стоп», ныне — супругу первого вице-президента телеканала ТВЦ Александра Нехорошева.Полина Будницкая: Светлана, как вы оказались на телевидении?
Светлана Шурыгина: Я закончила режиссерский факультет Московского государственного института культуры. На дворе был 1993 год, время, сложное не только для театра, но и для жизни в целом. Я поняла, что не смогу реализовать себя в режиссуре, и дала себе обещание: в ближайшую пятилетку в театр ни ногой. Устроилась на ТВ-6, прошла путь редактора, режиссера, ведущей. ТВ-6 тогда называли «советско-американским каналом», там выходили новости и тематические программы CNN. Эдуард Сагалаев, в ту пору президент ТВ-6, сказал, что больше не может слышать голос синхронного переводчика, и распорядился найти голос для озвучения. Я, редактор всего блока CNN, на свой страх и риск озвучила все сама и принесла кассету на утверждение главному редактору канала Леониду Ниренбургу, сказав, что «нашла голос». Леонид Борисович расхохотался и сказал: «Нагло, конечно, но очень неплохо. Звучите!» Вот так и началась моя «модная стезя» — программы «Стиль» CNN, «Пульс моды» MTV, авторская «Модно».
П.Б.: Почему именно мода?
С.Ш.: Мне кажется, я родилась с любовью к моде. Мама за страсть к нарядам еще в детстве называла меня «тряпичницей». Но именно от нее я унаследовала правило «трех цветов», более которых не должно быть в одежде. Да и мои студенческие спектакли привлекали внимание скорее своеобразием костюмов и оформлением, нежели действием. Кроме того, я всегда сама себе шила.
П.Б.: На «ТВ-Центр» вас позвал муж?
С.Ш.: На «ТВ-Центр» вопреки легенде меня пригласил не Саша, а продюсер утреннего канала «Настроение» Алексей Митрофанов, предложив делать ежедневные модные новости. Я согласилась, а Саша, узнав об этой проделке, испытал легкий шок. Я начала делать выпуски о моде для утреннего эфира, потом взялась и за «вечер» — появилась еженедельная получасовая программа «Мода нон-стоп».
П.Б.: Как вы познакомились с Александром?
С.Ш.: Как говорит Саша, во всем Пушкин виноват. Первая встреча творческой группы проекта «Ай да Пушкин!» была назначена в пресс-баре «Останкино» на два часа дня. Я пришла без пяти минут, страшно голодная и уверенная в том, что наверняка все опоздают. Набрала целый стол еды, а все пришли вовремя! Представляете картину: пять человек за столом учтиво не обращают внимания на то, как их потенциальный режиссер уплетает пять блюд?! Когда мы потом вспоминали нашу первую встречу, Саша даже афоризм придумал: «Хуже голодного мужчины только голодная женщина».
П.Б.: И вот голодная женщина видит Александра. Вы сразу влюбились?
С.Ш.: Он мне категорически не понравился! Проглатывая очередное блюдо, я косилась на него и думала: «Терпеть не могу бывших начальников». Он все время многозначительно говорил: «Так, так». Саша вообще всегда говорит размеренно, я, напротив, слишком эмоциональна, и на первых порах он меня просто раздражал.
П.Б.: Но в какой-то момент Александр перестал казаться вам «бывшим начальником»?
С.Ш.: Когда я почувствовала, что неравнодушна к этому человеку, то очень испугалась. Испугалась собственного чувства и того, что оно взаимно: я любила несвободного мужчину, двадцать лет состоявшего в браке, отца двоих дочерей.
П.Б.: И как вам роль разлучницы?
С.Ш.: Позже он мне рассказал, что к моменту нашей встречи его семья практически развалилась.
П.Б.: Вы поддерживаете отношения с его первой семьей?
С.Ш.: Я не буду говорить на эту тему — она слишком болезненна.
П.Б.: До встречи с Александром вы были замужем?
С.Ш.: Я была кошкой, гуляющей сама по себе. Кстати, именно так назывался мой дипломный спектакль. Саша дал мне ощущение стены, защиты. Кошка впервые поняла, что быть вместе гораздо лучше, чем гулять самой по себе.
П.Б.: Александр старше вас на четырнадцать лет. Разница в возрасте не смущает? Чему научил вас «старший товарищ»?
С.Ш.: Меня никогда не смущала разница в возрасте. С Сашиным появлением в моей жизни стало меньше суеты. А научил, пожалуй, водить машину. Раньше я не решалась сесть за руль.
П.Б.: Как к вашему появлению в жизни Александра отнеслись его близкие?
С.Ш.: Мне необыкновенно повезло со свекром и свекровью. Оба окончили ГИТИС, Юрий Иванович — художник, Надежда Тимофеевна — редактор. Но, Боже мой, как я боялась с ними знакомиться! В тридцать с хвостиком я дрожала, как пятнадцатилетняя девчонка, и оттягивала свои «смотрины» до того момента, когда нужно было приглашать родителей на свадьбу.
На свадьбе Сашина мама сказала очень дорогие для меня слова: «Вот теперь я за Сашу спокойна».
У нас с Сашей уже год и четыре месяца растет замечательное создание по имени Полина. Крестили мы Полину как Пелагею. А Саша называет ее «шкода нон-стоп».
П.Б.: Такая маленькая дочка, а вы уже работаете!
С.Ш.: Я похожа на мельницу: все время должна что-то вращать, производить. Когда рожала Полину, схватки начались прямо на озвучке, а на работу я вышла на одиннадцатый день после родов. Мы затаскивали в машину корзинку с коляски, приезжали в «Останкино», я бежала на озвучку, а Саша наматывал круги вокруг здания (от тогда был шеф-редактором «Доброго утра» на ОРТ и работал посменно). Полина спала, только если машина была в движении: мобильный телефон у уха, одна рука на руле, в другой — бутылочка с молоком.
П.Б.: Для вас все это впервые, Александр уже опытный отец. У вас не возникает споров о воспитании?
С.Ш.: У нас растет такая шкода, что не до споров! Ее любимое слово — «да», произносимое с разными интонациями и разным уровнем шума. Когда во дворе, где она самая младшая из детей, Полина чего-то требует и произносит «да», все выстраиваются по струнке. А сейчас у нас этап увлечения гардеробом. Раз пять на дню она застилает своими вещами всю детскую и совершает примерки. Естественно, колготки мы натягиваем на голову…
П.Б.: Вас не расстраивает, что работа отнимает время, в течение которого вы могли бы общаться с дочкой?
С.Ш.: Конечно, досадно. Но без работы я не могу. А все мое свободное время принадлежит Полине. Мама для нее — номер один. Надеюсь, так будет и впредь. Конечно, пока не появится «принц».
П.Б.: Видимо, ваша дочка — в довольно близких отношениях с телевидением?
С.Ш.: Полина очень любит рекламу (под нее легко проглатывается каша) и издает вопли восторга, когда начинается «Спокойной ночи, малыши!». К заморским «Телепузикам» мы равнодушны. А на маму на экране смотрим очень строго и не очень понимаем, зачем две мамы — в телевизоре и дома.
П.Б.: А когда вы дома, на книги время находите?
С.Ш.: Всегда читаю одновременно несколько книг. Так интереснее: разные эмоции, разный ход мысли. Вполне могут соседствовать Кант и Фицджеральд.
П.Б.: Чем вы снимаете стресс?
С.Ш.: Стресс и простуду я лечу голоданием. А еще люблю в редкие свободные вечера петь вместе с мужем под гитару русские народные песни и романсы.
П.Б.: У плиты много времени проводите?
С.Ш.: Я, как мне кажется, далеко не гений кулинарии. А вот Саша… У нас на кухне вся стена в кулинарных книгах, он их собирает всю жизнь. Другое его увлечение — штопоры. Один из моих первых подарков Саше был старый бабушкин штопор, чудом сохранившийся у меня дома.
П.Б.: И какими блюдами вас балует муж?
С.Ш.: Его фирменное блюдо — узбекский плов. Он его варит со специально подобранными специями. Когда готовит, гонит меня с кухни, говорит: «Женщина, уйди!»
П.Б.: А кто занимается оформлением квартиры?
С.Ш.: Будь моя воля, я оформила бы ее авангардно. Но я думаю, что в квартире должно быть уютно обоим и Саша должен радоваться, возвращаясь домой, и «навертела» только в гостиной, где у нас шторы с абстрактным рисунком а-ля Матисс на оригинальных, придуманных мною карнизах и дизайнерская, с металлическими деталями мебель синего и зеленого цветов.
П.Б.: Неужели вы не привили Александру любовь ко всему модному и авангардному?
С.Ш.: Мне кажется, Сашин стиль одежды стал менее формальным — он теперь носит не только серые пиджаки и унылые галстуки. Полюбил стиль сафари и дизайнерские кардиганы, стал надевать под пиджак яркие рубахи. У Саши очень хороший вкус. Я веду программы в своей одежде, и когда перед записью в панике лечу по магазинам, он может дать дельный совет. Хотя кардинальных решений Саша не приемлет. Так, он считает странной мою эфирную прическу, на которую уходит от сорока минут до полутора часов. Саше она кажется излишне экстравагантной.
П.Б.: Александр является поклонником вашей программы?
С.Ш.: Саша — самый суровый критик. Иногда он говорит, что получилось «ничего», а это его высшая похвала. Вообще, мы редко обсуждаем программу: дома я пытаюсь свести разговоры о работе к минимуму. Саше по должности приходится ежедневно отсматривать программы канала, анализировать, перемалывать. Если телевидение обсуждать еще и дома, можно просто сойти с ума.
П.Б.: Светлана, насколько ваш муж влияет на идеологию «ТВ-Центра»?
С.Ш.: Саша скорее не идеолог, а наседка. Которая решает все вопросы существования компании: подписывает счета и договоры, контролирует расход бензина и грима, отсматривает «пилотные» программы, планирует вещание.
П.Б.: А давить на него можно?
С.Ш.: Саша не позволяет на себя влиять. Как он сам говорит: «Я мягкий, но твердый».
П.Б.: При работе на одном канале не возникает желания отдохнуть друг от друга?
С.Ш.: Мы так редко видимся! Сегодня вот шла мимо буфета, где Саша обедал, пожелала приятного аппетита. И все общение. Саша — кладезь знаний, эмоций, мыслей. Как от него можно устать? Я его недавно спросила: «Ты ко мне привык?» Саша ответил: «К тебе невозможно привыкнуть! Ты каждый раз выкидываешь что-то совершенно невозможное».

ПОЛИНА БУДНИЦКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK