Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Немцов отдал завод немцам"

Одним из самых процветающих российских заводов — Балахнинским целлюлозно-бумажным комбинатом — завладели иностранцы. Как утверждают контролеры Счетной палаты, проводившие проверку предприятия, пять лет назад по распоряжению зампредседателя Госкомимущества России Петра Мостового и бывшего губернатора Нижегородской области Бориса Немцова один из крупнейших в России производителей газетной бумаги был незаконно приватизирован и продан иностранцам всего за $12 млн. Директором немецкой компании, купившей завод, как предполагают аудиторы, является супруга Бориса Бревнова мадам Уилсон.Чистая прибыль комбината, по оценкам аудиторов, составляет более $25 млн. в год. До 1995 года это предприятие кормило не только миниатюрный провинциальный городок Балахну, но и всю Нижегородскую область. Завод снабжал газетной бумагой московские издания, крупные издательства центральных и восточных регионов России, часть продукции экспортировал в страны Западной Европы.
К моменту приватизации на заводе функционировало семь машин по производству бумаги (они осуществляли всю технологическую цепочку — от зачистки древесины до выпуска готовой бумаги). В 1989—1993 годах из государственного бюджета на реконструкцию предприятия было потрачено $110 млн. Возводилась новая суперсовременная, восьмая по счету машина.
Начальник инспекции Счетной палаты Валерий Мешалкин, возглавлявший проверку завода: «Завод был по-настоящему процветающим и прибыльным предприятием. Он располагал собственными средствами на развитие, на расширение производства. И не нуждался в денежных вливаниях иностранцев.
Вдруг ни с того ни с сего в 1994 году зампредседателя Госкомимущества Петр Мостовой издал распоряжение о признании имущества акционерного общества «Волга» государственной собственностью, о его последующей приватизации и проведении инвестиционного конкурса по продаже 20% акций этого предприятия. Планировалось привлечь $12 млн. инвестиций на достройку восьмой машины».
Ольга Казанская: Кто подал заявки на участие в конкурсе?
Валерий Мешалкин: Многие пожелали принять участие в конкурсе. Например, ряд главных редакторов крупных московских изданий. Но с согласия Госкомимущества и губернатора Нижегородской области (Бориса Немцова) единственным участником конкурса признали некую немецкую корпорацию «ХИТ». Что это за компания, откуда она взялась на российском рынке, чем занимается у себя в Германии, мы не смогли доподлинно выяснить в ходе проверки. Разумеется, единственный участник и победил.
Потенциальные инвесторы, которых не допустили к конкурсу, направили жалобу в Совет безопасности РФ, заявив, что конкурс проводился необъективно. Совбез поручил ГКИ разобраться, но тот никаких нарушений не обнаружил.
О.К.: Помимо того, что конкурс проводился в интересах одного участника, какие еще нарушения были допущены при продаже акций завода?
В.М.: И Мостовой, и Немцов превысили свои служебные полномочия. Во-первых, план приватизации не был утвержден на собрании трудового коллектива.
Далее. Указом президента РФ от 16 июня 1993 года право утверждения плана приватизации и определения формы продажи акций предприятия передано Нижегородскому КУГИ. Госкомимущества (и лично Мостовой) не имели права вмешиваться в процесс приватизации Балахнинского завода. Мостовой же фактически навязал Нижегородскому КУГИ свое решение.
Губернатор Нижегородской области Немцов распоряжением от 27 марта 1995 года зарегистрировал сделку по покупке корпорацией «ХИТ» двадцати процентов акций комбината. Тогда как по Закону РФ об иностранных инвестициях (ст. 35) факт приобретения западниками акций российских предприятий подлежит регистрации в Министерстве финансов РФ или уполномоченных на то государственных органах. Ведомство Немцова к таковым не относится.
О.К.: Каким образом иностранцы завладели контрольным пакетом акций?
В.М.: По условиям конкурса (которые были разработаны Мостовым), если победитель выполняет требования инвестиционной программы (то есть вкладывает в предприятие $12 млн.), уставный капитал акционерного общества увеличивается на 50% путем дополнительной эмиссии акций. И эти 50% бесплатно передаются инвестору. Кстати, условия конкурса противоречат уставу общества, так как уставный капитал может быть увеличен только по решению собрания акционеров.
Компания «ХИТ» официально получила 70% акций, а потом скупила у членов трудового коллектива, по нашим оценкам, еще 10—23% акций. В итоге почти вся прибыль завода уходит за границу: предприятие переуступило компании «ХИТ» право на реализацию всей экспортной продукции (опять-таки по распоряжению Мостового). После приватизации вся продукция Балахнинского комбината экспортируется.
О.К.: Какова реальная стоимость завода?
В.М.: Начнем с того, что контролеров Счетной палаты на завод вообще не пустили, не дали ни одного документа. Так что точной цифры я назвать не могу. Тем не менее мы выяснили, что в нарушение действующего законодательства на приватизируемом предприятии не была проведена оценка стоимости имущества.
Однако на последнем собрании акционеров в 1997 году было принято решение взять иностранный кредит в $75 млн. на развитие производства под залог основных активов предприятия. Согласно международной практике величина кредита составляет половину стоимости имущества, переданного в залог. Таким образом, минимальная стоимость завода — $150 млн.
О.К.: Кто является реальным владельцем компании «ХИТ»?
В.М.: Мы не видели учредительных документов компании «ХИТ». В этом должна разбираться не Счетная палата, а правоохранительные органы.
Опровергнуть или подтвердить слухи о том, что компанией «ХИТ» владеет супруга бывшего вице-губернатора Нижегородской области и экс-председателя РАО «ЕЭС России» Бориса Бревнова мадам Уилсон-Бревнова, мы не смогли. На момент сдачи номера Борис Бревнов отсутствовал в России — вместе с семьей он отдыхал за границей, его мобильный телефон не отвечал.
В.М.: «Помимо того, что иностранцам за копейки был продан прибыльный завод, нас возмущает еще один факт: немецкая корпорация «ХИТ» оставила России отходы. Известно, что целлюлозно-бумажное производство — одно из самых экологически грязных и токсичных в мире. Все крупнейшие производители бумаги стараются вывести целлюлозно-бумажные заводы за пределы своих стран, используя для этого развивающиеся государства. В данном случае в лице России немцы получили тот самый аккумулятор отходов. Производство как было токсичным семьдесят лет назад, таким и осталось до сих пор».
Мы попросили прокомментировать претензии Счетной палаты в администрации Балахнинского целлюлозно-бумажного комбината. Сотрудники предприятия ответили, что материалы проверки до завода пока не дошли, а потому предмет разговора отсутствует. «В любом случае претензии аудиторов адресованы не нам, а Госкомимущества. Что касается завода, то мы работаем в прежнем режиме, смена хозяина никак не отразилась на нашей деятельности — комбинат приносит прибыль, мы исправно получаем заработную плату и платим налоги»,— сказали нам в администрации БЦБК.
А в Госкомимущества нас попросили изложить просьбу в письменном виде и заверили, что при случае обязательно ответят.
Впрочем, очень возможно, что усилия Счетной палаты в очередной раз окажутся напрасными. По утверждениям аудиторов, уже как минимум девять крупнейших российских компаний были незаконно приватизированы. Это РАО «ЕЭС России», «Роснефть», «Связьинвест», «Норильский никель», СИДАНКО, Тюменская нефтяная компания, «Росгосстрах», Новолипецкий металлургический комбинат, Красноярский алюминиевый завод. И ни одно из этих предприятий не отобрали у новых собственников, как того требовала Счетная палата. Предприятия благополучно работают на хозяев. А все потому, что в России нет законодательного механизма деприватизации. О необходимости такого закона много говорилось, но пока ничего не сделано. А на нет и суда нет.

ОЛЬГА КАЗАНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK